OPL MANG
Учительская Газета

Kраткое содержание после́днего номера

Учительская газета, 17 ноября 2017

17. nov. 2017

КААРЕЛ ТАРАНД: ШАЛЬНЫЕ МЫСЛИ ПО ПОВОДУ КЛАССОВОЙ НЕНАВИСТИ

Уже неделю СМИ кишат новостями о зарплатах в публичном секторе. С одной стороны, пишет в «Учительской газете» публицист Каарел Таранд, общественность имеет право доступа к важной информации. С другой стороны, подобный информационный поток является масштабным проектом по возбуждению социальной ненависти в обществе.

Публикации скоростных медиапорталов сопровождаются непродуманными молниеносными откликами. Оправданную обиду на них могут держать получатели зарплаты, размер которой выше средней по стране. При этом всенародного понимания степени сложности их работы нет. Таить обиду могут и низкооплачиваемые профессионалы, которым не удосуживаются в достаточной мере объяснить, почему «исторически сложившаяся» несправедливая ситуация должна продолжаться бесконечно, ибо «денег нет».

Работа, статус и «неприличный» ропот

Те, кто принимают решения о повышении зарплат в публичном секторе, должны особо тщательно и обоснованно пояснять свои действия, опираясь на факты, а не эмоции. Тому, кто заводит речь о деньгах, следует несколько раз взвесить свои слова. Нет ведь более заряженной чувствами темы, чем деньги, даже если это всего лишь единица измерения.

С провалами при ведении разъяснительной работы мы сталкиваемся в журналистике чуть ли не каждый день. К примеру, возглавивший недавно Больничную кассу Райн Лаане оправдал свою зарплату в 8000 евро следующим образом: «То был компромисс – я поумерил свои аппетиты, и где-то мы совпали». У каждого есть право просить во время переговоров, однако вторая сторона – в данном случае коллективный орган – не несет никакой прямой ответственности за фиксирование точки этого «совпадения». Понятно, что управление гигантской кассой является работой, недостаточная оплата которой порождала бы корыстные соблазны. Тем не менее, история свидетельствует о том, что в мире денег не существует какой-то определенной и универсальной суммы, начиная с которой у людей появлялся бы иммунитет к искушениям.

Недавно Маргус Лайдре сослался в издании «Постимеэс» на исследование Йельского университета, основной вывод которого был сформулирован так: «На самом деле люди предпочитают жить в неравных обществах. Этот на первый взгляд неожиданный результат имеет весьма простое объяснение. Когда все люди формально считаются равными, то многие проникаются горечью или бесятся, понимая, что работающие с душой люди не получают за свой труд достойную зарплату, в то время как «лодырям» переплачивают.

Подобное осознание несправедливости шикарно иллюстрирует произошедшее в Тартуском горсобрании 14 ноября. Председатель оного Ааду Муст обосновал солидный рост зарплат руководителей горуправы таким образом: «Когда мы увидели, как небольшие волости обгоняют нас со свистом, это заставило нас задуматься о том, что нельзя недооценивать своих. /—/ Попробовали с мозговым трестом прикинуть суммы, которые казались справедливыми и ими таки являлись».

Не имею ничего против размера зарплаты мэра Тарту Урмаса Клааса. Обоснование же ее повышения было, мягко говоря, скверным и никак не созвучным со строго рациональным подходом, требуемым от публичной власти. Из сказанного Мустом должно следовать, что зарплата – это не плата за конкретную работу, а как раз таки показатель социального статуса. Зарплата мэра поставлена в зависимость от возможно неправильного решения какого-то собрания, имеющего право голоса.

Нетрудно представить, какую цепную реакцию во всем мире могло бы вызвать применение предложенного Мустом подхода. Если Лууньяская управа приняла бы решение выплачивать волостному старейшине по шесть тысяч в месяц, разве Мусту не пришлось бы во избежание неприличного «ропота» автоматически предложить Клаасу десять тысяч, чтобы мэр не чувствовал себя неполноценно?

Принижение своих и «другие обещают, мы работаем!»

Предложенная Мустом конструкция справедливости вызывает еще больше вопросов. Будучи также председателем парламентской комиссии по культуре, Муст должен был при обсуждении госбюджета пытаться применять свой принцип справедливости во всех сферах культуры, чтобы всем бюджетным работникам культуры нормальное неравенство в зарплатах казалось справедливым, таковым и являясь.

Недавно же Министерство финансов обнародовало сравнительный анализ зарплат в государственном секторе, из которого выяснилось, что контраст между доходами работников Министерства культуры и заработными платами административных учреждений максимален. По сути, за одну и ту же работу в министерстве платят в два раза больше, чем в подведомственных ему учреждениях. Не это ли называется «принижением своих», хотя с виду все кажется справедливым, таковым и являясь? Требую пояснений!

Насколько управление отделом в министерстве, состоящим из четырех сотрудников и не несущим никакой экономической ответственности, сложнее и дороже, чем, например, руководство библиотекой или музеем со ста сотрудниками при несении полной ответственности, доходящей до миллионов евро? Почему написанный в головной конторе пресс-релиз стоит в два раза дороже, чем тот же текст, составленный в подведомственном учреждении? Почему творчество ученого со степенью доктора наук, работающего в подведомственном Минкульту научном учреждении, в два раза дешевле, чем то же творчество, находящееся под крылом Минобрнауки? Почему далеки от равенства трудовые потуги педагогов одинаковой квалификации, работающих в музеях и общеобразовательных школах? А почему совет, даваемый министру культуры в области искусств или культурных ценностей, дороже, чем консультирование министра сельской жизни по вопросам ведения предпринимательства в деревнях? Вопросов много, и уже в течение долгих лет Минкульт не в состоянии дать вменяемый ответ хотя бы на один из них. Следовательно, надо обратиться с этими вопросами к вышестоящему органу, а, как известно, выше исполнительной власти по конституции стоит власть законодательная, он же Рийгикогу.

Остается только надеяться, что порыв чувства справедливости главы парламентской комиссии по культуре в скорейшем порядке найдет свое достойное продолжение в руководимой им комиссии, которая совсем недавно удосужилась весь рабочий день потратить на исследование результатов аудита, проведенного в Эстонском национальном музее и содержавшего лишь несущественные рекомендации. «Принижение своих», ставшее в Министерстве культуры плохой традицией в течение уже длительного времени, не может ведь длиться бесконечно?! Особенно когда у этих «своих», коих в списках получателей зарплаты тысячи, еще свежо воспоминание о предвыборном слогане «Другие обещают, а мы работаем!».

*****

ШКОЛЬНАЯ СЕТЬ В ЛАТВИИ ССЫХАЕТСЯ

Реорганизация школьной сети и преподавательской работы сеют сомнения и неуверенность в рядах латвийских преподавателей, пишет Ханнес Корьюс в «Учительской газете». Стало очевидным, что жизнь в деревне – это привилегия, которую могут позволить себе лишь богатые.

В конце октября Министерство образования и науки Латвии представило окончательные результаты исследования под названием «Создание оптимальной сети общеобразовательных школ в Латвии». В нем разработчики новой школьной сети ссылались помимо прочего на прогноз развития сети школ Эстонии к 2020 году, составленный центром политических исследований Praxis. Латыши исходили из аналогичных предпосылок: рождаемости, прогноза развития миграционного процесса и договорных параметров школьной сети.

Кроме того, Минобрнауки собирается через три года перевести все гимназии Латвии полностью на латышский язык обучения.

Еще восемь лет назад чиновники объявили о том, что в области образования приоритетами являются внедрение системы подушного финансирования (по принципу «деньги следуют за учащимися» – Ред.) и оптимизация школьной сети. Систему подушного финансирования ввели в 2009 году, также была осуществлена и административная реформа.

Спустя несколько лет тогдашний министр образования и науки Латвии Вячеславс Домбровскис признал, что система подушного финансирования себя не оправдала: «Она может быть полезна для больших городских школ, но гибельна для школ в деревнях и небольших городах».

Составители же программы оптимизации латвийской школьной сети слезам не верят – в стране учеников хватает лишь на 130 основных школ, хотя сейчас их 312.

По мнению местных самоуправлений, оптимизация школьной сети необходима, однако не все планы Минобрнауки правильны. Наиболее громогласные представители самоуправлений не скрывают, что каждое министерство действует само по себе: Минобрнауки упорядочивает школьную сеть, Минздрав оптимизирует сеть больничную, МВД – структуру охраны правопорядка, однако комплексного представления о строении народного хозяйства при этом нет.

Согласно официальному заявлению Министерства образования и науки Латвийской Республики, реорганизация школьной сети позволит работающим в гимназической ступени педагогам зарабатывать по крайней мере 1000 евро в месяц, а при 40-часовой рабочей неделе даже 1500. При этом глава Минобрнауки Карлис Шадурскис дал однозначно понять, что помимо сокращения школьной сети других возможностей для увеличения зарплаты педагогов не существует.

Поменьше основных школ

Посмотрим, что ждет в будущем три общеобразовательных учебных заведения в латвийских самоуправлениях, граничащих с Эстонией – средние школы в Мазсалаца (эст. Вяйке-Салатси), Руйиена (Рухья) и Наукшени.

Из-за резкого уменьшения численности населения, недостаточного количества учащихся в основной ступени (в несколько раз меньше рекомендуемого минимума) и низких результатов госэкзаменов среднюю школу в Наукшени придется сделать начальной (в основной ступени учится лишь 74 ученика). Одной из причин реорганизации является также нахождение в восьми километрах от нее средней школы в Руйиене.

Несмотря на то, что в масштабах страны количество жителей и экономический потенциал Руйиены мизерны, у этого города двойное преимущество по сравнению с находящимися в радиусе 40 километров от него другими населенными пунктами. По этой причине и было принято решение из всех школ в округе развивать именно среднюю в Руйиене. Находящаяся в 22 километрах от нее средняя школа в Мазсалаце страдает от нехватки учеников и потому ее тоже хотят превратить в основную.

Что обо всем этом думают сами подопытные кролики? Янис Зументс, председатель волостного собрания Наукшени: «Конечно же, сохранить нынешний статус школы будет сложнее, однако с наскока решать вопрос о ликвидации в ней гимназической ступени нельзя, поскольку обратной дороги уже не будет. В середине девяностых количество учеников было тоже критичным – в классе было лишь два ученика, но позднее понадобилось даже открыть параллельные классы».

Два года назад жизнь в волости Наукшени Янис Зументс описывал так: «В хорошие времена мы денег не транжирили, в плохие же не голодали. Быть может, именно по этой причине наша волость сейчас единственная в бывшем Валмиераском районе, которая ежемесячно выделяет почти 10 000 евро на выплату зарплат учителям».

Теперь Янис Зументс ничего кроме горечи не испытывает: «Когда государство заинтересовано в экономии и новых источниках доходов, то сразу начинается повальное закрытие школ вместо того, чтобы пустить все силы на уменьшение доли теневой экономики».

Неопределенное будущее

Директор Мазсалацкой средней школы Зайга Ивана: «Руководство Министерства образования и науки оповестило устно, что в каждом местном самоуправлении, в котором планируется реорганизация школ согласно итоговому отчету исследования «Создание оптимальной сети общеобразовательных школ в Латвии», состоится обсуждение, по результатам которого и будет вынесено окончательное решение. Мы очень надеемся, что это обсуждение на самом деле состоится, и мы сможем объяснить, что в сфере образования нельзя однозначно трактовать вопрос удаленности или близкого расположения, факт наличия мультифункционального холла или его отсутствия. Честно говоря, у меня нет особой веры в то, что эти обсуждения что-нибудь изменят. Если Мазсалацкую среднюю школу сделают основной, то ни один учитель без работы не останется, однако нагрузка сократится. Учителям придется заняться в том числе и внедрением компетентностного обучения, а также посещать курсы повышения квалификации. В Латвии среди учителей сейчас царит чувство неопределенности в отношении будущего, что объясняется как переходом на компетентностное обучение, так и реорганизацией школьной сети».

В 2014 году Мазсалацкая средняя школа была одной из тех 59 латвийских школ, в которой апробировали новую модель оплаты труда педагогов. Школа участвовала в тестировании новой системы начисления заработной платы, и во время этого процесса учителя узнали, что помимо основной работы будут выполнять ещё и дополнительную, причем бесплатно. Два года назад, 1 сентября 2015 года, к учебе в школе приступило 245 учеников, что на 30 человек меньше, чем годом ранее. В отношении 2016 года Ивана была оптимистична: «И в следующем году в первый класс может прийти порядка 20 учеников. Все детсадовские группы укомплектованы, будущее вселяет надежду, вот только бы экономическая ситуация не ухудшилась настолько, что люди снова начнут в массовом порядке паковать чемоданы».

Осенью 2017 года Зайга Ивана подтвердила, что за последние годы рождаемость в Мазсалаце стабилизировалась: в год рождается 26-30 детей, другое дело, будут ли они ещё жить в городе по достижении школьного возраста. Согласно последним результатам госэкзаменов Мазсалацкая средняя школа имеет явное преимущество перед соседними школами в Руйиене и Наукшени. Директор: «В учебном процессе принимают участие три стороны: ученик, родители и педагоги. Если их сотрудничество успешно, то и результаты очень хороши. Это подтверждают прошлогодние результаты госэкзаменов. Если же что-то идет наперекосяк, то и результаты оставляют желать лучшего. При сравнении результатов госэкзаменов выпускников Мазсалацкой средней школы в глаза бросается большой контраст, и это несмотря на то, что в гимназической ступени у ребят были одни и те же учителя. Многое зависит от мотивации самих школьников и финансового благополучия семей. Неким показателем является и то, что уже сейчас преподавателей Мазсалацкой школы приглашают на работу как в соседний город Руйиена, так и в региональный центр Валмиера».

Когда корабль дает течь

Разумеется, что авторы программы реорганизации школьной сети не могут исходить из одних лишь эмоций – во всем мире люди переезжают из периферии в центры притяжения, и львиная доля потенциальных иммигрантов выберет в качестве места жительства Ригу и ее окрестности. Молодежь все чаще предпочитает учиться в крупных городах. Отрицательным фактором влияния является царящее в местных самоуправлениях кумовство, которое якобы не позволяет принять решения, необходимые для оптимизации малопродуктивных структур. Также случаются конфликты интересов – многие депутаты местных самоуправлений одновременно руководят находящимися в них образовательными учреждениями или учреждениями здравоохранения.

Авторы программы по оптимизации школьной сети Латвии подчеркивают, что необходимые услуги все больше концентрируются в центрах притяжения, и потому всевозможные предвыборные обещания о якобы создании рабочих мест и привлечении инвестиций в периферийные деревни – это брехня, придуманная для дураков. Проживание в сельской местности стало привилегией, которую могут себе позволить достаточно состоятельные люди. В этом смысле Латвия не может быть каким-то исключением, находись национальная идентичность хоть в самой большой опасности. Комментируя программу реорганизации школьной сети в Латвии, публицист и экономический географ Юрис Пайдерс отметил: «Когда корабль дал течь и вот-вот потонет, то можно, конечно, надеяться, что он будет оставаться наплаву дольше, если немедленно выбросить за борт часть туристов и членов судовой команды. Но если не заделать пробоину, то корабль пойдет на дно, даже если будут принесены в жертву все, кто находится на его борту. Вместо устранения течи на судне Министерство образования отдало приказ составить план, каких туристов бросать за борт в первую очередь, чтобы корабль продержался на поверхности воды чуть дольше».

*****

НА СМЕНУ ПРОДЛЕНКЕ ПРИХОДИТ ШКОЛА ПОЛНОГО ДНЯ

Родители учеников начальных классов всерьез обеспокоены – чем заполнить свободное время детей после короткого учебного дня? Хорошо, если в школе есть группа продленного дня. Тартуская же частная школа, пишет в «Учительской газете» Сирье Пярисмаа, стала первооткрывателем в Эстонии школы полного дня, в которой с 9 до 16 часов общее обучение сочетается с двигательной активностью и творческими видами деятельности, прогулками на улице и трехразовым питанием.

Школа полного дня начала свою работу при Тартуской частной школе (TERA), находящейся неподалеку от Южного торгового центра. В двух первых классах «LõunaTERA» учится 28 ребят. Дизайном и оснащением разноцветных помещений с интереснейшими деталями занимались сами учителя.

По словам председателя совета TERA Урмо Уйболехта, модель создания школы полного дня вынашивалась долгое время, а за инициативой стояла потребность родителей в заполнении чем-то свободного времени их детей. Кружки по интересам разбросаны по всему городу, однако день мог бы быть интересен и в своей собственной школе.

«Мы искали действующую модель в Финляндии, Швеции и Англии, но все же думали больше сами над тем, чем наполнить день», – признался Уйболехт.

В LõunaTERA школьный день начинается с утренней зарядки, за которой следуют общие предметы и английский язык. Первую половину дня ведут две учительницы начальных классов. На смену им приходит третья преподавательница, которая наполняет преимущественно творческим содержанием вторую половину дня детей. Две первые учительницы ей в этом помогают.

В четкое время начинаются только уроки английского языка, поскольку преподаватель приходит из основного здания. В остальное время учителя делают паузы по своему усмотрению. «Если вижу, что дети начинают уставать, или чувствую, что именно сейчас надо передохнуть, то приостанавливаю занятие», – поясняет учительница начальных классов Трийну Кеэм.

У каждого класса есть свое т.н. домашнее гнездо, при необходимости работой занимаются все вместе. Например, в тематические дни определенные задания планируются сразу на два класса.

Во время творческих занятий следят за тем, чтобы каждый день был наполнен движением, рисованием, конструированием, танцами, выступлениями и прогулками на свежем воздухе.

Пятничный мозговой штурм

В конце учебной недели дети находятся в основном здании школы, в котором у них проходит один урок в спортивном зале и один урок музыки с использованием инструментов, которых в LõunaTERA пока нет. Со своими сверстниками ребята встречаются также на занятиях по интересам, на которых из большого «горшка» можно выбрать себе такие увлечения как поварское искусство, лазание, приобретение походных навыков и умение мастерить поделки.

В то время как в LõunaTERA учителя шустро занимаются напряженной работой, остальные сообща составляют планы на следующую неделю.

«Планируем наперед все дни, подготавливаем все учебные материалы, вырезаем и наклеиваем», – рассказывает Трийну Кеэм, добавляя при этом, что в течение пятницы нужно также успеть дать обратную связь и разослать информационные сообщения родителям.

«Мы сотрудничали всегда, но теперь делаем это в пять раз чаще», – отмечает Кеэм.

«Учителям нужно выделять отдельное время для совместной работы», – подтверждает Урмо Уйболехт.

Учительница Сильва Колк скорее слушает и делает пометки во время пятничных собраний. Возвращаясь домой пешком, она на ходу придумывает, как при помощи творческих заданий развить то, что детям преподали во время базовых уроков. Творчеству невозможно научить, если ты сам не творческий человек, уверена она.

«Сильва Колк – первая учительница, в трудовом договоре которой написано «преподаватель творчества» в качестве наименования должности, – уточняет Уйболехт. – Она работает учителем начальных классов уже более 30 лет, темы ей известны и потому ей проще выбирать те виды деятельности, которые помогают закрепить теоретические знания».

Помимо своей основной специальности Силва Колк выучилась также на преподавателя рисования, она вела драмкружок и кружок народного танца, давала уроки гимнастики по методу Эрнста Идла, а сейчас осваивает йогу для преподавания ее элементов детям.

«Все, чем занималась раньше, применяю и в школе», – говорит Колк улыбаясь. Ее солнечность заставляет танцевать даже тех ребят, которым медведь на ногу наступил, а также вместе заниматься гимнастикой всех стыдящихся себя. Преподаватель творчества ответственен за то, чтобы развивались все чувства детей.

Во дворе школы нет никакого новомодного спортивного инвентаря или игрушек. Ребята сами могут придумать, чем заняться, а также найти себе игрушки в природе. К примеру, недавно они сделали открытие, что остатки снега на траве – это детеныши белой медведицы. А ещё они играют в прятки, разведку, классики и другие игры «старых» времен.

Дети кушают три раза в день, причем исключительно здоровую пищу.

«В распорядке дня стоит также урок чтения про себя и самостоятельной учебы, интенсивная деятельность происходит не все время, – поясняет Трийну Кеэм. – Учим все в школе и на дом ничего не задаем. В школе есть также уединенный уголок для того, чтобы успокоиться и поразмышлять».

Поначалу руководители школы побаивались, как родители примут нововведение. Им ведь пришлось «продать» идею, опыта реализации которой не было. Сейчас папы-мамы очень даже довольны, поскольку видят, что дни насыщены интересными занятиями и академическое развитие их детей налицо.

В следующем учебном году в LõunaTERA откроется еще два первых класса, а к 2019 году планируется получение дополнительных помещений.


Viimati lisatud