Исследование: чего хотят работники «общеобразовательных ферм», они же учителя?

10. mai 2019 - Исследование: чего хотят работники «общеобразовательных ферм», они же учителя? kommenteerimine on välja lülitatud

Превращение школы в желанное место работы для будущих молодых и амбициозных просветителей является ключевым вопросом сохранения эстонского образования, а по сути, и устойчивого развития всего нашего общества. В этом уверены учёные Таллиннского университета Мати Хейдметс, Мерлин Линде и Кади Лийк.

Выборы позади. Жизни в Эстонии поставлен диагноз и даже выписаны рецепты, в том числе по развитию сферы образования. Чёткие очертания начинает принимать также новая «Стратегия образования – 2035». На фоне этого было бы уместно спросить у самих учителей, каковы их ожидания в отношении перемен, в которых нуждаются школы по всей Эстонии, а также во что стоит вкладывать силы и средства.

Весной как 2016-го, так и 2019-го года, центр образовательных инноваций Таллиннского университета провёл среди учителей исследование, в котором, помимо прочего, у педагогов спрашивали: «Что, по-вашему, в ближайшее время необходимо быстрее всего изменить в школах по всей стране?». Им не было предложено ни вариантов ответов, ни склоняющих в определённую сторону намёков. Каждый учитель мог написать именно то, о чём он думает и что чувствует.

В 2016 году в исследовании приняло участие 842 педагога из 32 школ, а в 2019-м – 2195 учителей из 65 школ. В выборку попали школы крупные и небольшие, городские и сельские, муниципальные и частные. Мы объединили все ожидания преподавателей по части перемен в десять тематических блоков.

Нагрузка и аудиторные занятия

Как в 2016-м, так и в 2019 году, самые ожидаемые перемены были связаны с содержанием и организацией ежедневной учебной работы. Мы назвали это «аудиторными занятиями». Многие из респондентов выступили за внесение изменений в учебную программу, из школы в школу повторялся призыв «Сократить объём учебной программы!». Учителя хотят изменить её содержание («Больше практического обучения», «Прекратить преподавать бессмысленные вещи»), а также они заинтересованы в более эффективной поддержке при её реализации («Больше помощников учителей и опорных специалистов»).

В особой поддержке педагоги нуждаются при работе с детьми, имеющими особые образовательные потребности (эст. HEV), а также при апробировании и взятии на вооружение новых методов и подходов: «Вместо знаний из учебника важны такие навыки, как умение общаться, учиться, выражать свои мысли и решать проблемы».

Актуальной и вызывающей беспокойство темой стало использование в учебных заведениях смарт-устройств и гаджетов. Часть учителей полагает, что они мешают учёбе («Использование смарт-устройств в школе надо запретить»), другие же видят в них возможность разнообразить свою работу и сделать её продуктивнее. Педагоги подчёркивают необходимость интегрированного преподавания предметов: «Следовало бы связать между собой различные дисциплины, а учебную программу переписать так, чтобы ученики проходили одинаковые темы по разным предметам в одно и то же время».

По мнению многих участников исследования, аудиторные занятия напрямую связаны с нагрузкой учителей. Если в 2016 году надежда на изменение нагрузки занимала в общем рейтинге четвёртую или пятую строчку, то в нынешнем году уже вторую. Ограниченность интеллектуальных ресурсов и чрезмерный объём должностных обязанностей существенно препятствуют внедрению более индивидуального и современного подхода к обучению. «Если нагрузка учителей была бы от 15 до 18 часов в неделю, то они успевали бы заняться каждым ребёнком», – ответил один из участников исследования.

Невнятными были предложения по уменьшению объёма учебной программы и нормированной нагрузки учителей («Государство не должно относиться к учителю как к лимону, который можно выжимать бесконечно»), понижению нагрузки учащихся («Нагрузка школьников непомерно большая»), а также уменьшению количества учеников в классе («Количество учеников в классе должно быть от 18 до 20»).

Деньги и реноме

Если аудиторные занятия лидировали в списке ожиданий в исследованиях обоих годов, то за три года изменилась вторая строчка рейтинга. В 2016 году её занимало всё, что связано с деньгами: финансирование школ и зарплаты учителей – «Учитель погружён в рутину бытовых проблем, поскольку ему не хватает денег». В исследовании 2019 года важность темы денег несколько уменьшилась – по всей видимости, свою роль сыграло повышение зарплат. Тем не менее, почти шестая часть педагогов и в этот раз сочла повышение зарплат самой важной переменой, которая должна произойти в школах нашей страны.

Ровно стольких же педагогов волновал вопрос престижности их профессии: «Авторитет учителей следует восстановить как в школах, так и во всей Эстонии в целом!». По мнению многих, статус преподавателей связан с размером их заработной платы и рабочей нагрузкой: «Своё реноме учителя формируют сами, нервные и переработавшие преподаватели не в состоянии создать о себе положительный образ». В повышении престижа своей профессии учителям видится инструмент, который привлечёт или не привлечёт в школы молодые кадры.

В то же время, репутацию формирует не только размер заработной платы, но и доминирующие в обществе установки. Критике со стороны учителей подверглось также освещение происходящего в школах в средствах массовой информации: «СМИ усиленно муссируют случающиеся в школах инциденты, не упоминая при этом о замечательных достижениях, коих всё-таки больше. Кто бы захотел работать в учреждении, о котором постоянно говорят плохо?».

В ходе проведения обоих исследований почти шестая часть педагогов указала на необходимость перемен в политике образования. Здесь снова повторяются три темы. Во-первых, поменьше реформ и реорганизаций, больше стабильности: «Следует прекратить бесконечную реорганизацию системы образования и позволить учителям спокойно выполнять свою работу!». Во-вторых, нужно отменить госэкзамены и рейтинги: «Любые рейтинги нужно незамедлительно отменить!», «Отмена госэкзаменов вернула бы смысл гимназическому образованию – фокус последнего года учёбы в гимназии смещён на предметы, по которым нужно будет сдавать госэкзамен, другие предметы и виды деятельности становятся вторичными». И, в-третьих, оживление конкуренции: «С директорами и учителями нужно заключать срочные договоры, чтобы можно было хоть как-то избежать застоя и привнести в школу (школьную систему) свежий ветер».

Дополнительные пожелания

Кроме т.н. больших тем, учителей интересовал также ряд более мелких тем. Среди них одной из самых интересных было всё, что связано с отношениями. Педагоги мечтают об улучшении отношений внутри коллектива («Директор мог бы поговорить со мной», «Учителя должны больше сотрудничать друг с другом»), об изменении родителями отношения к ним («Учитель НЕ ЯВЛЯЕТСЯ обслуживающим персоналом!»), а также о повышении мотивации учащихся («Одного только давления со стороны учителя недостаточно, ученики и сами должны проявлять интерес к учёбе»).

Сфера отношений интересна именно тем, что по сравнению с 2016 годом, в ней произошло максимальное падение. Если три года назад первичность хороших взаимоотношений была важнее всего для 21% респондентов, то в нынешнем году уже всего лишь для девяти процентов из них. Было бы отрадно сознавать, что это является отражением усилий, приложенных для улучшения климата в учебных заведениях со стороны как родителей, так и местных общин. Проблема школьного насилия не вышла на передний план ни в одном из исследований. По всей видимости, по крайней мере, в глазах учителей это не является темой №1.

Почти десятая часть ответивших упомянула о правах учителей и необходимости делить ответственность между ними и родителями («Родители не могут только требовать, они тоже несут часть ответственности на себе и их самих нужно воспитывать», «Ученики должны нести бóльшую ответственность за свои поступки»). Педагоги заинтересованы в предоставлении им бóльших прав для призвания учеников к порядку.

10% участников опроса сослались также на необходимость оказания поддержки профессиональному росту учителей («Разговоры об инновациях в сфере образования слишком теоретические, нужны практические рекомендации и их проработка»), а также создание более удобных условий работы («В общеобразовательных фермах с шестью-восьмью параллелями и 36 учащимися в каждом классном комплекте не может возникнуть чувства единения»).

Языковые вопросы, которые стали центральной темой предвыборных дебатов (в т.ч. тема защиты эстонского языка), учителями особо отмечены не были. Они были упомянуты лишь тремя-четырьмя процентами участников исследования. Зато целых 5% педагогов утверждали, что в школах Эстонии всё замечательно и менять ничего не нужно!

Чего хотят учителя?

Характерной особенностью работы учителя являются перемены. По сравнению с ситуацией 15-20-летней давности сейчас в школьных классах больше учеников с особыми образовательными потребностями, новые технологии лезут в окна и двери, обучение всё чаще требуют сделать более интегрированным, подход к ученикам индивидуальным, а понимание обучения более современным. К тому же, от педагогов требуют находить общий язык с громогласными родителями. При всём при этом им нужно успевать проходить учебную программу в полном объёме, их ученики должны показывать хорошие результаты на экзаменах, а школы сохранять солидные позиции в сводных рейтингах учебных заведений. Неудивительно, что для многих учителей именно стресс и (чрезмерная) нагрузка стали основными темами, вызывающими озабоченность и нежелание молодёжи приобретать эту профессию.

Для улучшения ситуации учителя чаще всего предлагают следующий рецепт: «Уменьшите как нагрузку учителей, так и объём учебной программы!». Один респондент ответил таким образом: «Если уменьшить нагрузку учителей на треть, то большинство других проблем разрешатся сами по себе». Другой добавил: «Больше всего в нынешних школах по всей Эстонии мечтают о жизни без стресса!».

Есть и другой рецепт, на что указывают результаты наших обоих исследований, – это изменение формата и содержания аудиторных занятий. Данные исследований свидетельствуют о том, что чрезмерную нагрузку ощущают на себе те из учителей, которые задались целью во что бы то ни стало пройти весь учебник, а потом блеснуть отличными результатами своих учеников на экзаменах. Меньший стресс испытывали те педагоги, чей подход к обучению был более широким и творческим. Чем осознаннее и увлекательнее для учителей и учеников будут аудиторные занятия, тем меньший стресс и нагрузку они будут испытывать. Неважно, что в последнем случае количество проведённых в школе часов может быть даже несколько большим. Осмысленные и приправленные занимательностью усилия гораздо эффективнее уменьшают стресс, чем подсчёт проведённых в школе часов!

Превращение школы в желанное место работы для будущих молодых и амбициозных просветителей является ключевым вопросом сохранения эстонского образования, а по сути, и устойчивого развития всего нашего общества. Однако ни пиар-кампании, ни мечты о возврате старых добрых времён не смогут повысить привлекательность школы как места работы. Привлекательной школа делает себя сама. Важно то, что в ней происходит ежедневно.

С профессией учителя сейчас происходит то же самое, что и с другими профессиями, – чем солиднее зарплата, тем важнее становятся возможности развития и самореализации, гибкая организация труда, а также репутация и ценность в глазах всего общества. Школа станет желанным местом работы тогда, когда поменяется школьная культура. Местами и со скрипом это уже происходит. Следствием этой перемены станет то, что школы в нашей стране перестанут быть стрессовыми фабриками и начнут превращаться в полные открытий и сотрудничества миры, в которых их обитателям будет предлагаться разумная нагрузка. Чем привлекательнее станет имидж школы нового типа, тем больше фамилий молодых и амбициозных людей появится в листе ожидания специалиста отдела кадров.


Comments are closed.