Открытое недовольство: в сфере образования занимаются решением псевдопроблем

3. mai 2019 - Открытое недовольство: в сфере образования занимаются решением псевдопроблем kommenteerimine on välja lülitatud

По словам преподавателей III ступени основной школы, самым наболевшим вопросом в сфере эстонского образования является не содержание и объём предметных программ, а нехватка учителей. По их мнению, вместо решения псевдопроблем государству следует заняться подготовкой новых педагогических кадров для учебных заведений.

Студент отделения журналистики Тартуского университета Йоанна Лааст обсудила проблемы в сфере образования с преподавателем эстонского языка Ану Келл (Таллиннская реальная школа и Гимназия Густава Адольфа), учителем математики Трийн Меритам (Частная школа Audentes) и учителем английского языка Раннаром Парком (Кадриоруская немецкая гимназия).

Разве объём и содержание учебной программы и предметных планов слишком раздуто?

Ану Келл: Я нахожу, что нет. Учителю всё-таки позволено думать своей головой, а предметный план – не Библия, от сюжета которой нельзя отклоняться. Полагаю, что все должны знать о базовых принципах, в то же время учителю следует делать выбор исходя их интересов и способностей своего класса.

Трийн Меритам: Если сравнить между собой объёмы эстонских и международных учебных программ и предметных планов, то мне проще преподавать по эстонским, потому что они не слишком раздуты. Обучаю как местных, так и иностранных школьников, и потому смею утверждать, что эстонская учебная программа по математике не перенасыщена. Работая по международной программе, мне приходится доносить до гимназистов существенно больше информации в течение всего лишь двух лет.

Раннар Парк: Когда я начал преподавать в этом учебном году иностранный язык, то больше всего я боялся не успеть пройти все учебные материалы. Сейчас же мои семиклассники пишут контрольные работы для восьмых классов, поскольку они настолько быстро усваивают материал. У меня точно нет повода жаловаться, будто предметная программа для моих учеников слишком раздута.

Таким образом, у вас не сложилось такого впечатления, будто ученики должны усвоить огромное количество материала за короткое время?

Ану Келл: У меня точно нет. В нынешних предметных планах меня больше всего беспокоит их фрагментарность. Мне бы понравилось обучать системно, однако современные учебники состоят из лоскутов.

Трийн Меритам: С учебниками по математике та же беда. Листая их, вижу, что они скроены из лоскутов, которые, с моей точки зрения, не очень друг с другом сочетаются. Некоторое время назад ученики спросили у меня, почему мы пропустили десять страниц. Ответила им, что преподаю им математику, а не прохожу учебник.

Это означает, что учебные материалы не поддерживают предметный план?

Ану Келл: Именно. Однако я считаю, что опытные учителя составляют многие материалы сами. В то же время я понимаю, что начинающим учителям учебники очень нужны, потому как откуда ещё им брать материалы.

Раннар Парк: Первые два месяца я как раз и был слишком привязан к учебнику, однако сейчас я пришёл к тому, что с восьмиклассниками в этом календарном году я учебник даже и не открываю. Преподавание по нему было бы слишком фрагментарным. Вместо этого я пытаюсь создать логичную систему, в которой все темы были бы связаны между собой и не надо было бы начинать с нуля.

Ану Келл: Поверхностность бросается в глаза, потому что по некоторым темам в учебнике только два упражнения. Ученики не уяснят тему, выполнив только два задания, и поэтому я вынуждена искать дополнительные. Другими словами, по моему мнению, вопрос не в том, что предметный план перенасыщен, а в том, что местами вариативность выбора даже слишком мала.

Чего ещё не хватает в учебниках?

Раннар Парк: В учебной литературе по английскому языку нет одной определённой серии учебников, по которым все должны были бы учиться. К тому же, несколько учебников написаны для тех, кто изучает английский язык как родной язык. Нам тяжело учиться по таким материалам, поскольку одни только формулировки заданий предполагают наличие у учащихся базовых знаний, если у них таковые имеются.

Трийн Меритам: Упомянула бы здесь и электронные учебники, поскольку мы, учителя, хотим использовать разные передовые учебные материалы, однако современные электронные учебники недостаточно способствуют как обучению, так и учёбе.

Нужно ли вместо фактологии обучать школьников скорее тому, как находить информацию? Может, это стоило бы делать одновременно?

Ану Келл: Поиск информации означает не бесконтрольное использование статей на Википедии, а осознанное умение добывать информацию.

Раннар Парк: Важно развивать критическое мышление. Мне приходилось сталкиваться с тем, что ученик выдавал своё мнение за фактологический текст.

А что, разве наши предметные программы перенасыщены фактологией?

Трийн Меритам: Нет, не перенасыщены, так как урок даёт всё же учитель. Даже если в предметном плане одни лишь факты, то учитель – это тот человек, который может их интересно подать, а также связать с другими вещами. Да, математику можно преподавать скучно, но в то же время можно найти параллели с тем, что изучалось раньше, изучается теперь и будет изучаться в будущем. А можно связать математику с другой дисциплиной. Например, биологией. Именно подобные «сплавы» и могут вызвать интерес.

Ану Келл: Но опять же – невозможно создать связи, когда фактов вообще нет. К сожалению, в Эстонии статусу учителя почти ничего не угрожает. Другими словами, некоторые посредственные учителя как раз и заставляют детей бездумно запоминать факты. Именно этим может объясняться этот страх перед фактологией.

Какие изменения вы бы хотели внести в предметные программы?

Ану Келл: В них могло бы быть минимальное количество базовых принципов, а по оставшимся решения принимали бы сами учителя.

Раннар Парк: Мне кажется, что преподавание английского языка нуждается в ревизии, поскольку оно немного отстало от жизни. Чтобы у учеников появился интерес к языку, следует с критической точки зрения пересмотреть содержание предметных планов и внести в них некоторые изменения. Пробуждение интереса к предмету является одной из сложнейших, но самых важных задач.

Ану Келл: Преподавание любого предмета сильнейшим образом завязано на самого учителя. Если он посредственный, то ученик не будет питать большого интереса к его дисциплине. Если же в школу придёт замечательный педагог, то это приведёт к взрыву интереса к его предмету. Вопрос не в предмете или предметном плане, а в самом учителе. По-моему, эстонскому государству следует подумать, как привлечь в школы хороших учителей. Эта проблема гораздо актуальнее, чем проблема перенасыщенности предметных планов, которая является псевдопроблемой.

Трийн Меритам: если в социальных СМИ и масс-медиа постоянно подчеркивают, что предметные планы зиждутся на фактах, а учителям неимоверно тяжело пройти всю программу, то таким образом создаётся представление, будто в школе ужасно трудно. Потому-то новых учителей и неоткуда взять.

Значит ли это, что вместо того, чтобы печься о предметных планах, государство должна беспокоить проблема нехватки учителей?

Ану Келл: Так точно. Нехватка хороших учителей является гораздо более важной проблемой.

Раннар Парк: Вместо того, чтобы предпринять какие-то конкретные шаги для подготовки новых учителей, находят псевдопроблемы для того, чтобы хоть чем-то заполнить время и хоть что-то предъявить общественности.

Ану Келл: Государству следует инвестировать в решение этой проблемы больше средств. Если бы статусу учителя сопутствовали какие-то привилегии, то был бы шанс увидеть в школах молодых людей. Если же им предлагают одну только тяжёлую работу за небольшие деньги, то зачем им всё это? В других местах платят больше за меньший объём работы. Дефицит учителей становится усугубляющейся, а не решаемой проблемой.


Comments are closed.