С кем «вовлечёшься», от того и наберёшься?

12. apr. 2019 - С кем «вовлечёшься», от того и наберёшься? kommenteerimine on välja lülitatud

www.vix.com/en/ovs/en/science

Чтобы учёба и обучение стали в обществе наивысшим благом и всеми осознанной необходимостью, следует срочно пересмотреть ценности вовлекающего образования и уравновесить права и обязанности сторон. Так считают доктор наук Рийн Сеэма и клинический психолог Ынне Уус.

По словам сотрудниц института образовательных наук Таллиннского университета, пока предпринимались попытки внедрить вовлекающее образование при помощи лозунгов «Чтобы ни один ребёнок не отставал» и «Успешен каждый ученик», в обществе разработали новый «вид» – искусственный интеллект, стремительное развитие которого является вызовом для системы вовлекающего образования.

Объём информации в мире увеличивается с неимоверной скоростью. Согласно системе мониторинга и прогнозирования потребностей рынка труда в рабочей силе и навыках OSKA через десять лет больше всего работы будет у тех, чей интеллект будет поспевать за уровнем искусственного интеллекта. Смарт-устройства и роботы будут брать на себя всё больше простой работы, а уровень безработицы будет расти. Как подготовить к этому нынешних школьников?

Сеэма и Уус обращают внимание читателей на явное противоречие. С одной стороны, ожидания в отношении выпускников школ очень завышены. Предполагается, что уже с детского сада, а в школе уж так точно, следует максимально раскрыть потенциал учеников. С другой стороны, с момента взятия на вооружение системы вовлекающего образования как в Европе, так и в США был взят курс на то, чтобы учителя в принудительном порядке обращали повышенное внимание на самых слабых учеников, а также школьников, имеющих проблемы с поведением. По этой причине на середнячков и талантливых ребят времени, как правило, не хватает.

В Европе систему вовлекающего образования стали активно развивать в 90-е годы. За это время в Швеции и других Скандинавских странах результаты государственных уровневых тестов PISA значительно ухудшились. Согласно данным международных исследований за последние десятилетия средний показатель коэффициента интеллекта (IQ) человечества упал, и причиной тому являются произошедшие в окружающей среде изменения.

По данным информационной системы эстонского образования (EHIS), у учащихся всё чаще выявляют синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). К тому же, за последние годы среди подростков возрастом от 15 до 19 лет стали всё чаще выявляться различные психические заболевания. Невротичные состояния, вызванные постоянными перегрузками, являются неизбежным следствием неспособности переработать информационные потоки. Исследования свидетельствуют о том, что в период с 1997 по 2008 гг. в США на 33% участились случаи выявления СДВГ и на 289% – аутизма.

Цифровая зависимость ещё не стала официальным диагнозом. В то же время, например, в Англии 63% родителей утверждают, что у их детей имеется зависимость от гаджетов. Половина подростков с этим согласна. По словам 46% родителей, зависимость от смарт-устройств есть и у них самих. Другими словами, родителям следует самим посмотреться в зеркало и изменить своё поведение, считают Рийн Сеэма и Ынне Уус.

«Как в Эстонии, так и в других странах мира, педагоги стали всё чаще профессионально выгорать, новые учителя в школы не приходят, наблюдается большая нехватка учителей младших классов, английского языка, математики и спецпедагогов, не говоря уже об опорных специалистах», – пишут исследователи.

Крайне важный нюанс – идею вовлекающего образования придумали именно родители. Позднее эта инициатива превратилась в общественное движение, а потом были разработаны и приняты соответствующие законы. «Система вовлекающего образования никогда не была научно обоснованной практикой, – подчёркивают специалисты. – Её создание было продиктовано законным правом каждого ребёнка с особыми потребностями учиться в школе, находящейся ближе всего к дому».

По словам Сеэма и Уус, при нынешней системе образования, к сожалению, наблюдается крен в сторону защиты прав одной целевой группы – детей с особыми потребностями и их родителей. При этом не учитываются права учителей, одноклассников детей с особыми потребностями и других членов школьной семьи.

«Если учитель вынужден оказывать поддержку всё большему количеству нуждающихся в помощи учеников, параллельно с этим решать проблемы эмоциональных детей и трудновоспитуемых подростков, поддерживать дисциплину на уроках, а также быть в состоянии координировать обучение других учащихся (у них тоже есть право на дальнейшее развитие в посильном темпе), то в итоге страдает как сам учитель, так и качество образования одноклассников проблемных школьников, – поясняют Рийн Сеэма и Ынне Уус. – Преподаватель профессионально выгорает, когда ему предъявляют нереальные требования в условиях, в которых он не может соответствовать ожиданиям всех сторон».

Исследователи отмечают, что в нынешней школьной системе вырастает большое количество молодых людей, которые считают, что у них есть право делать и получать то, чего они только не пожелают. Причём, по одной лишь той причине, что они существуют на свете, а вовсе не в результате приложения усилий. Право посещать школу без обязанности в ней учиться неоправданно завышает самооценку учащихся и формирует у них ложное представление, будто их права – это чьи-то обязанности. Как правило, дети такого типа срываются на учителях. Особо тяжёлый случай – это когда преподаватель вынужден отчитываться перед родителями, уровень претензий которых становится всё выше и выше.

Для исправления ситуации учёные рекомендуют предпринять целый ряд мер.

Во-первых, они советуют осовременить термин «вовлекающее образование». Если до сих пор речь шла об удовлетворении интересов одних только учеников с особыми потребностями, то теперь следует учитывать потребности всех учащихся и работников школ.

Во-вторых, по их мнению, следует ввести поправки в законодательство, которые позволили бы диагностировать особые потребности как можно раньше. У детских садов и школ должно быть право инициировать оценку особых потребностей учащихся и предпринять дальнейшие меры без согласия со стороны родителей, если те не хотят признать наличие диагноза у их детей.

В-третьих, для улучшения положения нуждающихся в помощи очень важно найти деньги и человеческие ресурсы для подготовки опорных специалистов.

В-четвёртых, у школ и оценочных комиссий должно быть право в большей степени учитывать потребности всех сторон: учителей, детей с особыми потребностями, их одноклассников и учеников той же школы.

В-пятых, школам следует предоставить право делить учеников на группы в соответствии с их образовательными потребностями.

В-шестых, при наблюдении за развитием учеников важно позволять им переходить из одной группы в другую.

Наконец, в-седьмых, работа спецшкол как одной из составляющих системы вовлекающего образования очень важна для всего общества и потому достойна поддержки с его стороны. По мнению Рийн Сеэма и Ынне Уус, следует чаще акцентировать внимание общественности на преимуществах учёбы ребят с особыми потребностями в спецшколах.


Comments are closed.