KULTUUR
SEIKLUS
ÕPL tellimine
aasta õpetaja gala

Так ударь же в голову, ДНК!

28. sept. 2018 - Так ударь же в голову, ДНК! kommenteerimine on välja lülitatud

«Преподавание – это скорее искусство, нежели наука, даже когда речь идёт о естественных дисциплинах», – считает увенчанный всеми наградами учитель биологии из Великобритании Ричард Спенсер. Маэстро педагогики поделился своими мыслями с читателями «Учительской газеты» во время беседы с преподавателем Курессаареского профессионального училища и Тартуской художественной школы Мерит Каризе.

В начале сентября Тартуская художественная школа провела в центре образовательных инноваций ТУ семинар на тему переплетения точных и естественных наук с художественными дисциплинами и дизайном. Мне посчастливилось взять интервью у одного из ведущих экспертов в этой области Ричарда Спенсера, преподающем биологию в Мидлсброском колледже.

Вы вошли в десятку номинантов «Всемирной премии для учителей 2015», а также являетесь преподавателем биологии, получившим в Великобритании максимальное количество наград. Как вы стали учителем?

После получения докторской степени я работал в лаборатории научным сотрудником и мне предоставилась возможность прочитать несколько лекций. Мне это безумно понравилось. В лаборатории я чувствовал себя изолированным, потому и решил перейти в сферу образования. Мне импонировал контакт с учениками, а также транслирование им научных знаний, однако я не хотел приступать к обучению без необходимой подготовки. Я получил квалификацию педагога в Даремском университете и стал учителем биологии для 11-18-летних школьников. Преподавание даёт мне возможность учиться самому, а также изучать разные аспекты биологии. Уверен, что передача научных знаний последующим поколениям крайне важна.

Как вы успеваете наряду с преподаванием быть в курсе происходящего в мире науки и нести эти знания ученикам?

Я состою сразу в нескольких организациях, получаю новостные рассылки, а также читаю журналы. Биология является чрезвычайно любопытной и стремительно развивающейся отраслью науки. Учитель может запросто признаться в том, что не знает ответа на вопрос ученика, с тем, чтобы предложить ему найти его вместе. Именно таким образом стартовал один из последних проектов моего класса по теме проблематичности определения отцовства по тесту ДНК. Мы связались с учёным из Стэнфордского университета, который прислал нам свою статью. В конце курса ученики поставили по ней спектакль. Лучшими уроками как раз и были те, вопросы на которых задают учащиеся, а не учитель. Задающий вопросы ученик – это ученик думающий.

Как случилось так, что вы стали сочетать на своих уроках биологию и, казалось бы, очень такие далёкие он неё творческие поприща, как пение, танец и изобразительное искусство?

По прошествии примерно пяти лет преподавания я однажды объяснял, что такое митоз, т.е. деление клеток. Как я только не растолковывал эту тему – дидактические материалы показывал, кончики корней кабачков со школьниками на практике изучал, симуляции делал, видео демонстрировал. Один же особо одарённый ученик всё равно сказал мне: «Я и вправду ничего не понимаю».

Пришлось прибегнуть к помощи рук, чтобы показать ему, что происходит с клетками, и я помню, что моей последней фразой было: «Этот процесс похож на танец». Когда же я возвращался вечером из школы домой, то подумал про себя, а почему бы и не сравнить митоз с танцем? Уже через час подходящая музыка была найдена и танец с участием рук придуман. Сомнение в том, что ученики его примут, присутствовало. Однако школьники приняли его на ура и сказали, что тему уяснили. Движения помогают простым способом усваивать тяжёлые темы. Учащиеся запоминают их минут за двадцать, даже быстрее. Так мне удалось впервые в жизни соединить биологию с танцем, реакция же школьников заставила меня продолжать двигаться в этом же направлении. Школьникам непросто изучать биологию из-за обилия терминов, которые они не используют в своей каждодневной речи. Включение же терминов в тексты песен помогает запомнить их в разы быстрее. Преподавание – это скорее искусство, чем наука, даже когда речь идёт о естественных дисциплинах. Природа человека – она ведь и есть такая, что всё надоедает сравнительно быстро. Положение тела приходится менять, но не слишком часто, песни же и танцы делают урок живее, заставляя учеников сосредотачиваться на теме урока. Разумеется, что пение и танцы – это не единственное, чем мы занимаемся. Мы также работаем в полевых условиях и занимаемся исследованиями. Например, в этом году мы изучаем лекарственные растения, так что я подхожу к преподаванию разносторонне. Мой девиз звучит так: «Многообразие – изюминка естественных наук».

Всегда ли ученики хорошо реагируют на эту нестандартную манеру преподавания?

Помню одного ученика, который был очень тихим и держался особняком. В танцах он участия не принимал. Я его ни к чему не принуждал. Сказал только, что учиться можно в т.ч. наблюдая за другими. Через несколько месяцев, когда для изучения мейоза мы использовали уже другой танец, я попросил его снова, и он согласился поучаствовать. Что же случилось потом? А потом он стал чаще общаться с одноклассниками, в т.ч. на других уроках и совместных мероприятиях. Как это важно, чтобы школьники сплачивались в ученические сообщества, в которых каждый чувствовал бы себя хорошо. Кстати, любопытно то, что танцевать учащимся нравится больше, чем петь.

Как к танцам и пению на уроках относятся ваши коллеги?

Среди них есть такие, которые признались мне в том, что у них нет времени заниматься во время занятий такими вещами. Однако польза от пения и танцев разносторонняя: разделение сложного процесса на осязаемые этапы вкупе с активизацией мозговой деятельности – это же так весело! А что ещё важнее – это работает. Помню одного учителя из Дании, который не был в восторге от моих методов работы. Тем не менее, позднее он всё-таки решился на совместную с детьми постановку о фотосинтезе, которая была удостоена премии в области образования. Не исключено, что тренинг выступил для него в роли катализатора, положительную роль которого он осознал позже, когда попробовал сам. Пока не попробуешь, не сможешь утверждать, что тот или иной метод не работает.

Как решить проблему нехватки в школах молодых учителей?

По словам моих бывших учеников, ставшими впоследствии учителями, наибольшее влияние на выбор ими этой профессии оказало то, что я сам получал удовольствие от преподавания. Профессия учителя, она, конечно же, выматывает. Мне не раз приходилось слышать из уст коллег фразу: «Не становитесь учителями!». Она обезличивает новое поколение педагогов. Меня самого на протяжении 27 лет удерживала в профессии возможность самообучаться. Преподавание не должно быть слишком техничным, разжёвывать всё по буквам тоже нельзя. Для обучения необходимо войти в контакт с учениками. Личность самого педагога играет при этом решающую роль. Не думаю, что в качестве учителей нам нужны только самые светлые головы. Определённый уровень знаний, бесспорно, требуется, однако учителем должен становиться, прежде всего, тот, кто в состоянии передавать знания другим.

Перевёл Жан Прокошин


Comments are closed.