SEIKLUS
aasta õpetaja gala
ÕPL tellimine
KULTUUR

Учительская газета, 1 декабря 2017

1. dets. 2017 - Учительская газета, 1 декабря 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

КУЛЬТУРА ШИРОКО ЗАКРЫТЫХ ГЛАЗ

15 октября актриса Алисса Милано написала в Твиттере: «Если бы все женщины, когда-либо подвергшиеся сексуальному насилию, опубликовали в своем статусе хештэг #МеняТоже, то общими усилиями им удалось бы донести до людей реальный масштаб проблемы». Школьный психолог Геа Григорьев пишет в «Учительской газете», что реакция на этот твит была лавинообразной – к воззванию присоединились как известные, так и неизвестные люди по ту и эту сторону океана. Продолжать отводить взгляд было уже просто невозможно. Да-да, и в Эстонии тоже.

14 ноября смотрю фильм «Одри и Дейзи». Чтобы не отойти от экрана телевизора, держусь за диванную подушку так, что аж костяшки пальцев побелели. Время от времени нажимаю на паузу, чтобы вытереть слезы и сделать три вдоха-выдоха. Хочется отвести взгляд. Сила желания отвернуть глаза сродни снежной лавине, поскольку происходящее на экране почти невыносимо.

24 ноября сижу на ежегодной международной конференции Союза защиты детей «Как поживаешь, ребенок в Эстонии? Сотрудничая ради благополучия детей». Мои ногти снова вжимаются глубоко в мягкий стул, а к горлу подступает ком, когда я в 10 утра слышу, как генеральный прокурор Лавли Перлинг приводит в своей приветственной речи омерзительные выдержки из рапортов на тему сексуального насилия над ребенком. Ради демонстрации той самой изнаночной стороны жизни детей в Эстонии. Это происходит именно здесь, причем ежедневно, когда большинство отводит взгляд.

27 ноября сажусь за компьютер, и слова стекаются воедино со всех сторон. В противном случае на душе было бы еще тяжелее. Для меня важно каждый раз выкладываться по полной, чтобы не стать одной из тех, кто принимает решение ничего не видеть. Я не знаю, насколько основательно изучен такой документ как «Исследование распространения сексуального насилия над детьми и молодыми людьми 2015», но мне кажется, что слишком уж много людей чересчур поверхностно пробежалось по этому тексту. Неважно, сидишь ли ты в декабре с классом в кинотеатре «Сыпрус» или смотришь истории об Одри, Дейзи и других по «Нетфликсу». Все это не туманные отблески происходящего где-то в далекой Америке. Все это происходит здесь и сейчас.

Цитата:

Сексуальное насилие над детьми весьма распространено. 32% молодых людей в возрасте от 16 до 18 лет хотя бы раз в жизни лично сталкивались с недостойным обращением к себе вне интернет-среды. 30% подростков хотя бы раз сталкивались с проявлениями сексуального насилия – в 25% случаев их грязно лапали и в 11% случаев экспонировали в голом виде. С сексуальным надругательством сталкивался каждый десятый подросток, а 5% были принуждены к половому контакту.

Майа Таммярв, «#MeToo, #YouToo» (газета «Müürileht» от 23 октября 2017)

«У кого есть право на публикацию хештэга #МеняТоже? С кем приключилась достаточно жуткая история? Важность проблемы заключается в увеличивающейся частоте использования #MeToo. В том, что в той или иной степени мы все приложили руку к нормализации этого хештэга. Ах, это мелкое домогательство. Это же ведь со всеми случается. Стоит ли вообще об этом говорить? Теперь же появился повод, а глаза многих стали открываться. Причем, многие признаются, что их первой реакцией было, что нет, я никогда не был объектом домогательств. Потом же, читая чужие истории, приходило понимание того, что тот или иной случай был ведь самым что ни на есть очевидным домогательством: то тебя в баре облапали, то вербально или физически нарушили твое личное пространство… Теперь же кто-то открыл счет, и нам всем пришлось столкнуться с этим лицом к лицу. Мы увидели, как плотину прорвало и признания посыпались одно за другим, причем, скорее всего, не самые ужасные, потому что, ну… Значит, так было кому-то нужно».

Самые неприятные случаи домогательства происходили, как правило, с респондентами 15-16 лет. Каждой шестой жертве на момент харрасмента было менее 14 лет. Насильниками в основном являлись либо юноши 16-17 лет, либо совсем недавно ставшие совершеннолетними знакомые парни, либо бышие/нынешние бойфренды. 8% стали жертвами сексуального насилия со стороны родственника или члена семьи (как правило, отца или отчима), а в 18% случаев насильником был незнакомец.

Почти 25% подростков признались, что позволившая себя обнять и поцеловать девушка сама виновна в навязанном ей половом контакте. С этим утверждением было не согласно тоже большинство опрошенных – 33%. 22% подростков верят в бессознательное желание девушек быть изнасилованными, а 20% – в неосознанную тягу парней к изнасилованиям. Сравнение опросов за 2003 и 2015 годы выявило некоторые перемены в восприятии, произошедшие за 12 лет. Например, меньше стало тех, кто считает, что женщина, идя домой к мужчине после первого свидания, тем самым демонстрирует желание заняться сексом. Меньше стало также согласных с утверждением, будто позволившая себя поцеловать и обнять девушка сама виновна в сексуальном домогательстве, а также тех, кто верит в бессознательное желание парней насиловать девушек.

В большинстве случаев домогательством занимаются молодые люди (5%), реже девушки. Чаще всего дело ограничивается прикосновением к интимным частям тела или половым органам, в единичных случаях кого-то принуждают к половому акту. Жертвами насилия становятся, прежде всего, сверстники или участники свиданий, которых склоняют к половому контакту при помощи убеждения или угрозы быть брошенным.

В исследовании подростков попросили также оценить, насколько они согласны с утверждением, будто ответ «нет» со стороны девушки на предложение заняться сексом на самом деле означает «да». 55% респондентов не были с этим согласны, в то время как остальные 45% в той или иной степени принимали отказ за согласие вступить в интимную связь. Большинство согласившихся с установкой, что «нет – это да», говорило на русском или другом языке (70% почти или полностью согласны), меньше же всего разделяли это мнение говорящие по-эстонски девушки (31%). Почти половина говорящих по-стонски юношей, а также говорящих на других языках девушек, были склонны частично или полностью согласиться с этим утверждением.

Дагмар Ламп, «Три отвратительных инструмента, или #MeToo» (газета «Postimees»от 20 октября 2017)

«Что я, гуляя вечером по темным улицам, всегда держу в кулаке зажигалку (для увеличения силы удара в случае необходимости), так это я еще с подросткового возраста делаю. Когда машина притормаживает рядом с тобой, имеет смысл нырнуть в ближайший двор и сделать вид, будто живешь там. Попадая в незнакомое общество, имеет смысл сразу продумать отступные пути и держаться поближе к знакомым. К сожалению, эти и другие приемы являются ежедневными вещами, о которых вынуждены думать женщины. Наверняка и мужчины, столкнувшиеся с домогательством, но как-то немного по-другому».

Более половины жертв недостойного обращения рассказывают о случившемся другим. В большинстве случаев другу или матери. Немногие доверяют специалистам (консультантам, врачам, защитникам прав детей). В полицию обращаются лишь в единичных случаях. В отличие от сексуального насилия, притеснения воспринимаются испытавшими их подростками как инциденты недостаточно серьезные, чтобы говорить кому-то о случившемся. Сексуальное же насилие – опыт очень болезненный, о котором помалкивают либо из чувства стыда, либо от нежелания расстраивать родителей.

Недостойное обращение может серьезно сказаться на эмоциональном благополучии подростков. По сравнению с не столкнувшимися с харрасментом молодыми людьми, испытавшие его на себе были более несчастными, депрессивными, отверженными и напряженными. Они чаще сталкивались с бессонницей, беспокоились понапрасну и чувствовали себя беззащитными перед будущим. Около трети жертв сексуальных притеснений помышляли о самоубийстве.

Жертвы недостойного обращения предпочитают делиться со случившимся с подругой. Друга упомянул каждый второй пострадавший. Частое упоминание подруг в качестве оказывающих помощь объясняется, скорее всего, тем, что среди жертв больше девушек. К кровным родителям пострадавшие обращались реже. С психологом, врачом, соцработником или учителем поговорили бы немногие (3-7% опрошенных). Номер телефона помощи детям 116 111 упомянули лишь единицы. Подобные результаты наглядно свидетельствуют о недостаточной информированности по части оказания профессиональной помощи, а также о недоверии к специалистам и педагогам. Во вторую очередь подростки обратились бы за помощью к бабушке или дедушке, тете, тренеру, молодежному работнику, побывавшему в аналогичной ситуации сверстнику или интернет-знакомому. Некоторые подростки отметили, что обращаются за помощью к Богу, ищут утешения в домашних питомцах, прослушивании музыки, магии, лесных прогулках, занятиях спортом и сидении за компьютером. Или пытаются справиться с проблемой самостоятельно. 6% респондентов признались, что вне зависимости от наличия или отсутствия опыта столкновения с недостойным обращением у них нет никого, к кому можно было бы обратиться для решения личных проблем.

Я верю, что то, каким образом я способствую процветанию и нормализации культуры широко закрытых глаз, закодировано в каждом моем решении, кажущемся незначительным и будничным. Начиная с того, как я говорю со своей трехлетней дочкой, когда та возвращается домой из детского сада и сообщает, что с мальчиками она и ее подруги больше играть не будут, потому что у них пиписки. Вплоть до того, каким образом я, работающая в школе, буду находить подход к ученикам начальных классов, решающих разногласия не иначе как на кулаках. Вплоть до того, что буду просто доступна для своих друзей и близких, чем бы они со мной не поделились. Я не боюсь пойти дальше этих слов и осмеливаюсь задавать вопросы в том числе и на другие темы. Поддерживаю эту атмосферу, эту культуру вокруг себя именно таким образом. Тогда она постепенно растворит происходящее вокруг.

Ты можешь поступать точно так же.

10 или 18 декабря ты пойдешь со своим классом в кинотеатр «Сыпрус». Дождешься финальных титров докфильма «Одри и Дейзи». Потом сделаешь три вдоха-выдоха и будешь готов. Готов обсудить все это с подростками. Максимально честно и максимально долго. Потому что они созрели. Потому что это так бесконечно важно.

*****

НА УРОК ПЛАВАНИЯ УХОДИТ ВЕСЬ ШКОЛЬНЫЙ ДЕНЬ

Уже в следующем году при преобразовании уроков физкультуры в учение о движении произойдет большая перемена, когда вступит в силу поправка к государственной учебной программе, устанавливающая более высокие требования к умению плавать. Сирье Пярисмаа пишет в «Учительской газете», что к концу третьего класса школьник должен будет суметь проплыть на спине и животе в общей сложности 200 метров. Количество уроков плавания увеличится, как и финансовая поддержка со стороны государства. Через пару лет море и вправду станет для детей по колено? К сожалению, в находящихся вдали от бассейнов уездных школах так не считают.

Три ближайших к Лихулаской гимназии бассейна находятся в Мярьямаа, Хаапсалу и Пярну. Расстояние до каждого из городов – 60 километров.

«Нам без разницы, в которое из этих трех мест ехать, на урок плавания все равно уйдет целый школьный день», – поясняет директор Лихулаской гимназии Янар Сыбер, добавляя при этом, что если вместо былых 20 уроков плавания отныне будет 40, то и количество пропавших школьных дней увеличится в два раза.

«Даже если нам удастся провести парные уроки плавания, мы все равно останемся должными 20 дней, и я не знаю, как нам решить эту проблему», – сокрушается Сыбер.

До сих пор школам Лихулаской волости государство выделяло на проведение уроков плавания 460 евро. Лихулаской гимназии одна поездка в бассейн и обратно (в сумме 120 км) обходится в 160 евро.

«В порядке самофинансирования мы доплачиваем со своей стороны 1200 евро», – отмечает директор.

С нового года государство начнет выделять местным самоуправлениям дотации в размере 1,23 миллиона евро на проведение уроков плавания в младших классах. Если до сих пор государство платило за одного ребенка чуть более 15 евро вне зависимости от местонахождения бассейна, то в дальнейшем размер дотации увеличится до 60-140 евро в зависимости от реальных расходов. Местные самоуправления будут по-прежнему вносить свою долю.

«Сначала мы дождемся дотации, затем посмотрим, кто в нашей волости займется вопросами образования, а уже потом обсудим, как в новой волости все будет происходить, – сказал Янар Сыбер. – С нетерпением жду не дождусь принятия выгодного для детей решения».

Далекие от жизни решения

Лихулаская школа раздумывает над покупкой собственного открытого бассейна, что подразумевало бы его обслуживание и круглосуточную охрану. Как вариант рассматривалась также организация лагеря по плаванию, но и это предусматривает дополнительные работы и капиталовложения.

«Если бы знать, каков будет размер дотации, то можно было бы и планировать, – поясняет директор. – Умение плавать, конечно же, жизненно важно. Это даже и не было никогда вопросом. Скорее, принимающие решения время от времени становятся далекими от жизни людьми. Каждому подобному решению сопутствует дополнительный объем работы и, глядя на учителей, боюсь, что терпение их подходит к концу. Тем не менее, педагоги не перестают ежедневно удивлять меня нахождением творческих и гуманных решений. Уверен, что выкрутятся и на этот раз».

Вормсиская школа проводит свои уроки плавания в Хаапсалу уже десять лет подряд.

«Ежегодно на средства, выделяемые государством на начальное обучение плаванию, с первой недели сентября мы по четвергам возим наших детей в Хаапсалу», – поясняет и.о. директора Вормсиской основной школы – детского сада Хейли Пийп. В этом году состоялось в общей сложности восемь поездок. Раньше, когда уроки плавания дотировала волость, в Хаапсалу ездила вся школа. С прошлого года плавать ездят только ученики первых, вторых и третьих классов. Занятия по плаванию проводит тренер. Результативность уроков – 100%. «Кто еще в начале сентября не умел плавать, теперь уже умеет, ведь все лето наши дети по сути проводят в воде», – добродушно усмехается Пийп.

«К счастью, наша школа находится не так уж и далеко от бассейна, всего в 15 километрах езды, – говорит директор Осулаской основной школы Анти Оссис. – Один школьный урок уходит на дорогу до бассейна, третий на плавание и третий на обратную дорогу, так что нам хватает времени как на плавание, так и на учебу». Занятия по плаванию ведет как инструктор бассейна, так и школьный учитель по физкультуре.

Директор отмечает, что поставленная перед младшеклассниками цель – научиться нырять и плавать в общей сложности 200 метров – высокая, однако плавать должны уметь все. «Учитель старается ради того, чтобы научить, тем не менее, это удается не всем», – говорит Оссис, сожалея о том, что из 11 ребят, прошедших курс по плаванию, трое все-таки не сумели одолеть дистанцию в 25 метров.

Пока директор затрудняется сказать, скольких детей удастся в новом году отправить на плавание. Все зависит от размера кошелька. До сих пор очень надежным партнером по сотрудничеству для школы было MTÜ Võru Veri, которое через объединение потребителей поддерживает обучение плаванию на проектные деньги.

«Учтем это в бюджете и будем ходатайствовать о проведении уроков плавания в том числе и для третьих-четвертых классов, – говорит Оссис, не спешащий пока радоваться увеличению поддержки со стороны государства. – В течение 20 лет можно было наблюдать поступление всевозможных субсидий, однако я не буду ничего говорить, пока не увижу соответствующей суммы в строке бюджета».

Мечта о собственном бассейне

Уроки плавания для малышей из Ярвакандиской школы проходят в 20 километрах от учебного заведения, в местечке Валту.

«До сих пор наши второклашки плавали по 20 часов, и сотрудничество было эффективным, – утверждает директор Аэт-Трийн Васну. – Благодаря состыковке расписания, логистики и транспортных возможностей нам удалось покрыть 20 часов, но сейчас все находятся в ожидании перемен. Мы обсудили как транспортные возможности, так и то, каким образом в новом году бассейну удастся принять всех желающих. Организация транспорта как раз и является самой объемной строкой бюджета. Разумеется, что многих усилий потребует и  составление расписания. Начало или конец дня будет потерян в случае поездки в бассейн, так что пропадет лишь часть времени».

Поскольку в Ярвакандиской школе, как в общем-то и в большинстве уездных школ, классы небольшие, то и в дальнейшем в каждой группе будет до 12 детей, обучающихся плаванию.

«Не осмелюсь заявить, будто плавать научились все 100% ребят, но 85-90% уж так точно, – подытоживает Аэт-Трийн Васну. – До сих пор нам удавалось проводить тщательные уроки по плаванию, будем и впредь усердно стараться. Умение оставаться на плаву и вести себя в воде жизненно важно. Многие родители посещают занятия по плаванию вместе со своими детьми – бассейны ведь приведены в идеальный порядок!».

Ярвакандиская школа тоже мечтает о своем бассейне. Между гимнастическим залом и зданием школы находится долина, в которой он и мог бы быть построен. Если сразу весь проект будет не осилить, то можно было бы начать со строительства в поселке открытого бассейна. Почему бы потом не возвести над ним крышу?

«Внесем в учебную программу необходимые исправления, а потом будем с нетерпением ждать открытия в нашей волости бассейна к осени 2018 года», – говорит директор Олуствереской основной школы Лийви Линдеманн. Она надеется, что в таком случае можно будет провести все уроки плавания. Строящийся бассейн находится в шести километрах от школы.

Пока же младшеклассникам приходится ездить в бассейн в Вильяндийскую школу им. Якобсона – 25 км туда и 25 км обратно. В этот же бассейн ездят ребята и из других уездных школ. Занятия по плаванию проводит физрук из своей же школы.

«Надеемся, конечно, что государственные средства дойдут и до бассейнов, – оптимистична Линдеманн. – Это целевые средства. В нашем самоуправлении с этим никогда не было никаких проблем. Затрудняюсь ответить, каждая ли школа сможет организовать обучение плаванию в объеме 40 часов, но полагаю, что мы точно справимся. С января еще нет, но с осени занятия по плаванию будут проходить по задуманному сценарию. К концу первой школьной ступени ребята таки научатся плавать».

*****

ЧЕМУ УЧАТ ДЕТЕЙ КУКЛЫ «PERSONA DOLLS»?

Направленная на борьбу с насилием и издевательствами методика воспитания «Persona Dolls» воспитывает в детях терпимость, развивают эмпатию по отношению к другим ребятам, а также учит их реагировать при помощи специальных кукол на несправедливое к себе отношение. Тийна Ваппер пишет в «Учительской газете», что с осени 2015 года в Эстонии начал свою работу центр обучения, знакомящий всех желающих с американской методикой середины прошлого века.

Методика «Persona Dolls», которую разработали в США в 1950-х годах, добралась до Эстонии благодаря участию в 2011 году детского сада «Suitsupääsupesa» в международном проекте Comenius под названием «I See You». В 2012 году преподаватели этого детсада побывали на курсах повышения квалификации в Великобритании, где эта методика наиболее широко распространена и даже являются частью государственной учебной программы. Вернувшись в Эстонию, педагоги детского сада «Suitsupääsupesa» стали применять ее в своей ежедневной практике. В 2014 году состоялся повторный тренинг, после которого было составлено справочное пособие с методическими материалами, а также создан соответствующий сайт. С осени же 2015 года при детском саде начал свою работу учебный центр, в котором работают по методике «Persona Dolls» и организуют курсы повышения квалификации для преподавателей детских садов.

Я с тобой не играю!

22 ноября в детсаду состоялся очередной тренинг, в котором приняли участие педагоги из пяти детсадов. В первой половине дня учителя фиксировали проблемы, с решением которых им приходится сталкиваться ежедневно. Все сошлись во мнении, что дети отбирают друг у друга игрушки и не умеют ими делиться, они толкаются и бьют друг дружку, ябедничают, говорят о других плохо, насмехаются, отталкивают от себя товарищей по игре при помощи фраз «Я тебе не друг!» и «Ты не можешь с нами играть!», а также с помощью угроз в стиле «Если ты так не сделаешь, то я перестану с тобой играть и не позову на день рождения!». Педагоги были единодушны в том, что в течение дня детей приходится больше всего приучать к совместным играм и поддержанию отношений, а также следить, чтобы никто не чувствовал себя изгоем.

У каждой куклы своя история

Во второй половине дня каждая команда выбрала одну куклу и начала придумывать ей биографию, т.е. личный профиль: имя, возраст, национальность, членов семьи, место проживания, каков ее дом, характер, что ей нравится, о чем она мечтает, что для нее трудно и т.д.

Одну из кукол назвали Теэле. У нее есть мать и отец, старшая сестра и младший брат, а также живущие в другом городе бабушка и дедушка. Мама воспитывает дома маленького брата, папа работает далеко от дома и часто отсутствует. Два года семья жила в Финляндии, где Теэле ходила в детсад и благодаря этому немного говорит по-фински. Недавно семья переехала обратно в Эстонию, проживает теперь в Вильянди, где Теэле посещает детский сад. У нее живой характер, она занимается плаванием и игрой на скрипке, с удовольствием играет и поет, однако танцевать предпочитает наедине, поскольку одна нога у нее загребает внутрь и поэтому она вынуждена носить специальную обувь. Поскольку в ней тяжело передвигаться, то ей не нравится бегать да и танцует она немного неуклюже. Поскольку Теэле хочет стать танцовщицей, больная нога ее беспокоит. А еще она грустит по нескольким оставшимся в Финляндии друзьям. В Вильянди она пока еще свыкается с обстановкой и пока не нашла себе ребят, с кем играть.

Следующим заданием для учителей было придумать текст, с которым кукла впервые обратится к другим детям и представит себя им, а также текст, который начнут проигрывать в какой-то группе и решать при помощи него какую-то проблему.

Как кукла разговаривает с детьми?

Согласно методике, когда кукла впервые появляется в группе, прежде всего с нею все знакомятся. Кукла рассказывает о себе, а дети друг о друге, находя сходства и различия. К решению проблемы приступают лишь при следующей встрече. Методика «Persona Dolls» потому и уникальна, что темы для обсуждения каждый учитель выбирает исходя из потребностей своей группы.

Марилин Палла советует учителям не зацикливаться на обсуждении одних лишь проблем и неудач, а говорить также о радостных событиях. Все как в реальной жизни, в которой приключаются разные истории.

Общение с куклой протекает так, что она сидит у учителя на руках и шепчет ему понарошку в ухо то, о чем хочет рассказать или спросить. Затем учитель пересказывает детям услышанное своим голосом. «Некоторые дети спрашивают, почему кукла общается только с учителем. Тогда детям и нужно честно признаться, что это игра, в которую все играют. Такая же, как та, в которую играют девочки в игровом уголке, – поясняет Палла. – Чем моложе дети, тем проще они вовлекаются в игру, хотя дошкольники тоже охотно подыгрывают. Важнее всего то, что дети могут принимать участие в решении проблем и решать, что правильно, а что нет, и как лучше себя вести. В итоге это развивает эмпатию, которая учит детей постоять за себя или своих товарищей, когда приходится сталкиваться с несправедливостью».

По словам Марилин Палла, продолжительность тренинга – 16 академических часов, наполненных как лекциями, так и многочисленными практическими заданиями: «Мы обыгрываем многие ситуации, обсуждаем, даем советы. Показываем также, как проводить вместе с детьми то или иное занятие, а потом анализируем его. В конце тренинга каждый учитель получает свидетельство и в подарок одну куклу по выбору».

Дети сами предлагают решения

Куклы «Persona Dolls» – это не обычные игрушки. Они большие, настоящие и похожи на детей, чтобы ребята относились к ним, как к живым.

«В детском саду «Suitsupääsupea» сейчас 13 кукол, – рассказывает Марилин Палла. – Одна носит очки, у другой диабет, третья передвигается на кресле-качалке, а четвертая исповедует ислам. У одной куклы проблемы с речью и другие ее плохо понимают, из-за чего та вынуждена ходить к логопеду. Есть также кукла, у которой плохой аппетит. Еще пару лет тому назад мы бы и не подумали, что нам понадобится кукла, не желающая кушать, но сейчас эта тема актуальна».

При создании кукол разных профилей учитывали также различные типы семей. Поскольку не все дети из традиционных семей, то и среди кукол есть такие, мамы или папы которых имеют другую семью. Одна кукла живет с папой, другая только с мамой.

Палла подчеркивает, что куклы сделаны не просто для игры, но и для методических занятий: «Когда кукла приходит в гости к группе, мы упражняемся в решении проблем. Кукла рассказывает о том, что произошло, дети анализируют это с помощью учителя и потом сами предлагают решения. При отсутствии проблем можно заняться формированием ценностных установок детей. Этим в детском саду занимаются каждую неделю, причем учитель решает, использовать ли методику «Persona Dolls» или методику лиловых медвежат, т.е. детсада без насилия и издевательств. Мы комбинируем их между собой очень успешно, поскольку они дополняют друг друга. При формировании ценностных установок очень важно сотрудничать с родителями. Результаты всегда лучше тогда, когда прививаемые дома ценности совпадают с ценностями детсадовскими».

Подробнее с методикой «Persona Dolls» можно ознакомиться на домашней страничке http://personadolls.eu/koolituskeskusest

 


Comments are closed.