opleht-tellimine

Учительская газета, 10 февраля 2017

10. veebr. 2017 - Учительская газета, 10 февраля 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

Школы равных возможностей или школы элитные: должен ли ребёнок выбирать школу или школа ребёнка?

Каждый год в общеобразовательных школах Эстонии осуществляется отбор учеников в первый класс. Большинство детей заваливает, по сути, основной экзамен в своей жизни, не попадая в число избранных и получая первый серьёзный удар по собственному самолюбию. Карл Келло пишет на страницах «Учительской газеты», что в других европейских странах никому и в голову не придёт мысль об отборе учеников в начальных классах, не говоря уже о селекции среди дошкольников. Например, в России и Латвии подобная избирательность законодательно запрещена, однако нашу школьную систему принято называть «воспроизводством элитных семей». Школы выбирают детей и родителей, а не наоборот. Расслоение по уровню образования продолжает увеличиваться. Вопрос элитарности той или иной школы – как правило, проблема жителей Таллинна, однако именно в столице проживает большая часть населения страны.

«Чем твёрже уверенность, будто избранные школы являются рассадником элиты Эстонии, тем настойчивее родители пытаются определить в них своих отпрысков, – пишет Келло. – Инвестиции в ребёнка многократно окупятся в будущем, причём не только финансово – выбору «правильной школы» автоматически сопутствует приобретение нужных связей».

Сто лет назад, задолго до восстановления Эстонией своей независимости, было наоборот принято считать, что образование должно быть в полной мере доступным для всех детей.

В 2015 году Трийн Лаури, продолжает автор статьи, защитила в Таллиннском университете диссертацию на тему «Доминирование принципа выбора школы – от рыночной логики до конфигураций, ограничивающих неравенство в сфере образования». Исследование выявило тот факт, что в Таллинне более половины семей пытается отдать своих потомков именно в те популярные школы в центре столицы, в которых осуществляется отбор. Это означает, что каждый второй ребёнок не хочет идти в школу по месту жительства. Таким образом, в немногочисленных школах учатся подготовленные и мотивированные дети, учителями которых становятся лучшие педагогические кадры. Подобная концентрация предпочтений возможна, в свою очередь, только за счёт других школ и детей.

По мнению Трийн Лаури, избирательность столь большого количества семей наглядно демонстрирует как наличие у них амбиций, так и отсутствие доверия к обычной школьной системе. Причём правящая элита и лидеры общественного мнения, источающие комплименты в адрес школьной системы Эстонии, как правило, отдают своих чад именно в частные или элитные школы не по месту жительства. Перед этим они натаскивают своих детей в элитных же дошкольных учреждениях, пройдя с ними предварительный «кастинг». Ссылаясь на результаты исследования, Лаури констатирует неоспоримый факт – в лучшие заведения отбирают детей из более образованных, культурных и финансово благополучных семей. «При таком раскладе школа скорее разделяет, нежели объединяет, – полагает доктор наук. – А потом мы недоумеваем, почему общество разобщено».

Не являясь ярой противницей отбора лучших из лучших, Трийн Лаури допускает селекцию на определённых этапах получения образования, но не в дошкольных учреждениях. Как отрегулировать механизм приёма учеников в школы таким образом, чтобы отбирались именно перспективные ученики, а не перспективные родители? Кто кого должен выбирать – школа ребёнка или ребёнок школу?

По мнению исследователя, в ходе эволюционного развития нужно постепенно прийти к пониманию того, что тестировать детей можно будет только тогда, когда выявятся их истинные интересы и способности – то есть не раньше гимназической ступени. Если же предоставить всем свободу выбора, то этому будет автоматически сопутствовать рост неравенства.

Когда Трийн Лаури знакомила с результатами исследования своих американских коллег, те с недоумением уточняли, против чего в Эстонии борются: «У вас проблема, будто семьи инвестируют в своих детей слишком много – но это ведь хорошо! Проблема – это когда семьи не занимаются своими детьми».

Напоследок «Учительская газета» приводит любопытную цитату из данного в 2015 году газете «Sirp» интервью Керсти Кальюлайд, занимавшей в то время пост члена Европейской контрольной палаты: «Мне было бы приятно осознавать, что государство предлагает одинаковое образование в каждой основной школе и что родителям не нужно бороться ради того, чтобы ребёнок мог ходить в «более хорошую» школу, однако абсолютного равенства всё-таки нет. Репутация некоторых школ всегда будет лучше, и родители попытаются определить в них своих детей при помощи всё той же манипуляции с пропиской. Если каким-то образом разрушить нынешний принцип «элитности» школ, пройдёт пару десятилетий, прежде чем родители успокоятся и восстановится вера в то, что одна школа не является лучше другой».

Министр предрекла четыре года хаоса

Директор Кийлиской гимназии Михкель Ребане поведал читателям «Учительской газеты» о разочаровании, которое постигло его на годовой конференции руководителей сферы образования. Виновницей его пессимизма стала ни кто иная, как Майлис Репс.

Ожидая услышать из уст министра образования и науки нечто важное об изменениях в образовательном законодательстве или о предстоящих этапах гимназической реформы, он был вынужден довольствоваться тремя чиновничьими тезисами: на протяжении 10 последних лет мы говорим об одном и том же; в течение следующих четырёх лет ожидается время большого разброда и шатаний; если мы через четыре года будет снова говорить об одном и том же, то Репс будет считать себя состоявшимся министром.

Напряжённо вслушиваясь в речь главы Минобра, Ребане открыл для себя, что: внесение изменений в законодательство приостановлено; ранее согласованные места строительства государственных гимназий могут поменяться; снова составляется список школ, которые могли бы продолжить свою деятельность в качестве муниципальных учебных учреждений, в полном объёме финансируемых со стороны государства; на самом деле обязанность содержать гимназии нужно всё-таки вернуть местным самоуправлениям.

По словам Михкеля Ребане, хаос царит не только в голове Майлис Репс – министерские чиновники в кулуарах признаются, что и у них нет ни малейшего представления, что в ведомстве происходит. Автор статьи предполагает, что очевидно скоро у нас будет новый министр образования, который продержится на своей должности до тех пор, пока не станет причиной очередного хаоса.

Тем не менее, директор Кийлиской гимназии оптимистично заключает, что высокий военный чин, рассказывавший участникам конференции о защите эстонского государства, молвил по-солдатски прямолинейно следующее: «Когда планируешь, нужно понимать, что так и так всё пойдёт через задницу. Вообще без плана будет полная жопа. Потому всё-таки нужен хоть какой-то план».

Грандиознейший провал эстонской школы

Научный сотрудник в сфере данных и магистрант Швейцарской высшей технической школы Цюриха Тайво Пунгас пишет в «Учительской газете», что если по результатам тестов PISA Эстония занимает верхние строчки в мире, то в рейтинге стран ОБСЕ по уровню счастья наши школьники плетутся в самом хвосте.

Гипотеза, будто хорошие результаты и достигаются за счёт удовлетворённости своей жизнью, не находит подтверждения – к примеру, показатели тестов PISA в Сингапуре, Японии, Китае, Швейцарии, Норвегии и Израили столь же высоки, однако тамошние ученики гораздо счастливее наших.

Вспоминая свои школьные годы, автор статьи отмечает, что положительные эмоции остались у него не столько от учёбы, сколько от общения с друзьями. Что не так в школьной системе? Пытаясь ответить на этот вопрос, он приводит в качестве примера плотное расписание десятиклассника Таллиннской реальной школы, согласно которому тот занят учёбой ежедневно с 8 утра до 17 часов вечера. При 40-часовой нагрузке в неделю и неудивительно, что наши ученики несчастны.

По мнению Пунгаса, получению удовольствия от учёбы может способствовать экономия времени как учащихся, так и педагогов. Для этого вторые должны быть не столько мудрствующими перед аудиторией лекторами, сколько направляющими индивидуальное развитие менторами. Вместо нудных лекций автор предлагает преподавателям записывать 3-10-минутные видеоуроки и сопровождать их учебными текстами или конспектами. Кроме того, по мнению магистранта швейцарского вуза, гибкость учебному процессу смогут гарантировать короткие сессии в небольших группах вместо затяжных занятий перед 35 учащимися, а также индивидуальные учебные планы.

Одним из самых существенных недостатков своей усовершенствованной системой обучения Тайво Пунгас считает возможную потерю учителями своих рабочих мест, поскольку в более эффективной школе потребуется меньше учителей: «Если предмет неинтересен и неважен, то низкая мотивация объяснима – в таком случае дисциплина не должна быть обязательной».

Обратная сторона похвалы

Похвала имеет изнаночную сторону, утверждается в новейших исследованиях. Если детям без конца повторять, что они особенные, то это их испортит. «Это нейробиологический факт», – подтверждают авторы бестселлера «Мифы воспитания» По Бронсон и Эшли Мэрримен, которых в своей статье упоминает эстонский ученый-педагог Майе Туулик.

В 1969 году много шума в мире понаделала статья доктора Натаниэль Бранден «Психология самоуважения». Она положила начало движению, основной догмой которого стало стремление повысить самооценку детей любым способом. Всё, что самооценку понижало, объявлялось табуированным. Так, например, в американском штате Массачусетс были даже такие школы, в которых на уроках физкультуры прыгать со скакалкой учились без самой скакалки, чтобы никто не споткнулся и не опозорился из-за падения. Соревнования и конкурсы были нежелательны, тренеры по футболу не считали голы и раздавали призы всем. Учителя не пользовались красной пастой, а критику заменяли незаслуженным признанием.

В течение последующих 30 лет было опубликовано более 15 тысяч статей на эту тему, но их дальнейший анализ выявил применение сугубо научного подхода лишь в 200 из них. Выяснилось, что высокая самооценка не оказывает влияния ни на школьные оценки, ни на дальнейшую карьеру. Также не было подтверждено утверждение, будто люди с низкой самооценкой компенсируют её агрессивностью. Как раз напротив, крайне агрессивные люди были наилучшего о себе мнения, что ясно подтвердили проведённые среди детей исследования.

Профессор психологии Нью-Йоркского университета Джудит Брукс пришла в своих исследованиях к выводу, что незаслуженная похвала гибельна для отстающих учеников. Комплиментарный учитель невольно транслирует им сигнал о том, что они приблизились к порогу своих возможностей, в то время как критично настроенный преподаватель даёт понять, что учащиеся могут в будущем повысить свой результат. «Когда дети слышат незаслуженную с их точки зрения похвалу, то в дальнейшем они будут недооценивать не только неискреннее, но и искреннее одобрение», – утверждает Брукс, добавляя при этом, что излишнее одобрение искажает мотивацию учеников – те начинают делать что-либо исключительно ради похвалы и не испытывают при этом чувство удовлетворения от проделанной работы.

Также исследования показали, что испытуемые с высоким уровнем интеллекта шли всегда по пути наименьшего сопротивления, стараясь таким образом избегать риска попадания в неловкую ситуацию. Похвала делала интеллигентных детей более уязвимыми.

О бедах школы и её убожестве

Эстонский театральный режиссёр, актёр и писатель Яан Тооминг вспоминает на страницах издания, что не помнит не только того, чему его учили в школе, но и своих учителей. В память врезался один лишь преподаватель эстонского языка, который поставил в начальных классах спектакль, определив таким образом дальнейшую судьбу тогда ещё маленького мальчика.

Тооминг не верит в то, что ум можно «инсталлировать» в тех, у кого отсутствует интерес. По его мнению, одной из задач школы является как раз пробуждение тяги к получению знаний и нахождению ответов на вопросы: какова цель жизни, каково место человека в обществе, мире и вселенной?

«Как известно, соблюдение прав человека в школе привело к тому, что ученики чувствуют себя не подчинёнными, а правителями, – пишет Тооминг. – Однако в школе должно быть как в армии – кто ослушался приказа, будет наказан. Порядок же на уроках и в школе должен быть элементарным, поскольку погружение в учёбу требует спокойствия и тишины, а шум и посторонние занятия (игра с телефоном) лишь рассеивают внимание. Неудивительно ведь потом, когда говорят, что в школе скучно».

Яан Тооминг уверен, что чем образованнее отдельные люди, тем умнее народ, и потому очень важно заниматься с каждым учеником отдельно, в соответствии с его наклонностями и талантами. «К сожалению, наши классы в школах переполнены, массовое же производство приводит к созданию человеческой массы, которой легко манипулировать», – заключает известный актёр и режиссёр.

Преподаватель детского сада, для которой «свой глаз – алмаз»

Старший педагог с 42-летним стажем Эха Синдонен всю жизнь проработала в детском саду «Леэвике» в местечке под названием Ракке. Туда же ходили её четверо детей. Редактор «Учительской газеты» Тийна Ваппер пишет о том, как опытный педагог-практик окончила в 2011 году Раквереский колледж Таллиннского университета, получив наконец-таки высшее образование по специальности «учитель младших классов».

Самым важным для Эхи Синдонен является близость детей к природе, а также наглядная демонстрация на уроках её многообразия. Кроме того, она просто обожает детские загадки, считалки и всевозможные игры.

Как стать обожаемым детьми учителем детского сада, читайте подробнее в свежем номере «Учительской газеты» на эстонском языке.


Comments are closed.