Õpetajate Leht

Учительская газета, 11 мая 2018

11. mai 2018 - Учительская газета, 11 мая 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

ДАВАЙТЕ МЫ НЕ БУДЕМ ВЕСТИ СЕБЯ КАК КУХАРКИ!

Это высказывание писателя Тугласа про людей, которые как кухарки за дверьми людской возвещают миру «весть», подходит как раз для описания некомпетентных лиц, пишет в «Учительской газете» человек из мира науки и образования Пеэп Леппик.

Кто-то увидел за рубежом (!), как дети валяются во время перемены на полу, а не гуляют, и сразу – а почему мы в Эстонии должны заставлять наших детей ходить по кругу? В одной из тартуских школ на полу даже матрасы расстелили… – ну, чтобы школу дружелюбной по отношению к детям сделать!

«Гулять во время перемены – это совдепия», – заявила одна молоденькая учительница. «Почему же тогда в 1930-е годы в Эстонии дети гуляли?», – спрашиваю. Доченька тушуется и затрудняется ответить. Объясняю ей: «Таким вот образом школьники после 45-минутного урока могли хотя бы в течение десяти минут подвигаться». Во все времена рутинные школьные обычаи были весьма даже разумными и воспитывающими. Избыточный вес (в сочетании с проблемами со здоровьем) у детей – это ведь «завоевание» последних двух десятилетий.

И да, в англосаксонских школах якобы не задают на дом никаких заданий! Ещё один пережиток прошлого в наших учебных заведениях – надобно бы идти в ногу с Западом! И это несмотря на то, что Герман Эббингауз ещё в конце XIX века экспериментальным путём выявил закономерности запоминания, не говоря уже об исследованиях в области когнитивной психологии в 1950-1980-х годах. Но этих тем не касаются теперь даже в университетах, ибо это опять-таки «устаревшая» информация.

«Мир открыт!» – это красивый лозунг, благодаря которому именно в школы проникает всякий бред (ежели мы сами не являемся компетентными специалистами, не включающими собственный мозг). Особенно же опасно, если с очередным т.н. новшеством на свет божий выползают лидеры общественного мнения, «гастролирующие» с ним как с писаной торбой по всему миру (а в Голландии всё вот так, а в шведских школах нет того-то, а в Америке частные школы и т.д.). Экспортированная из чужой культурной среды и навязанная нам «инновация», как правило, деструктивна и губительна.

Автор этих строк умеет как объяснить бессмысленность подобных «инноваций», так и научно опровергнуть их. Но кто ж меня слушать будет, даже публиковать не хотят – я ведь учитель из дярёвни! Кому ты расскажешь, что за плечами почти 55 лет работы в школах, до этого пять лет учёбы в университете, потом девять лет экспериментов в школе, четыре года учёбы в аспирантуре, защита диссертации, 25 лет непрерывной проработки научной литературы по выходным и т.д.? Придёт какой-нибудь политик, чиновник, зачастую родитель или несовершеннолетний ребёнок, который скажет – преподавать надо вот так!

Аж страшно становится! Жду не дождусь, когда аналогичным образом начнут «направлять» хирургов, инженеров или даже сварщиков, хотя они все и не занимаются столь сложной работой, каковой является обучение детей в школе.

Недавно в издательстве Ilmamaa вышел в свет 500-страничный труд Энделя Тульвинга (канадского когнитивного психолога эстонского происхождения – Ред.) на тему эпизодической памяти. Семантику научной составляющей книги смогут осилить хорошо если только единичные современники из мира образования, ибо настолько упрощённым и плоским стало всё, что связано со школой, – «теории» развития-воспитания-обучения детей опустились до уровня слухов из уст кухарок, подслушивающих разговоры за дверьми людской. В то же время существует ещё и психология – та самая молодая [к счастью, естественная – П.Л.] наука с давней историей, пишет Тульвинг с намёком именно на Эббингауза…

*****

IRL И «ОТЕЧЕСТВО»: НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕДЛАМ И КАВАРДАК ЦЕННОСТЕЙ

На минувшей неделе партия IRL, меняющая своё название на Isamaa («Отечество»), наконец-то сделала достоянием общественности своё миропонимание. Время потрачео, а выхлопа нет. Публицист Каарел Таранд пишет в «Учительской газете», что 13 программных пунктов «Устоев мировоззрения» трансформирующейся партии полны неясностей, противоречий и иных недостатков.

Была предпринята попытка дать определение тому, чему определение дать невозможно. Конечный же результат измышлений свидетельствует о том, что автор стратегемы сам точно не знал, о чём и для чего он пишет.

В Эстонии нынешний статус-кво консервативного мировоззрения вовсе неплох. В СМИ идеологи из числа консерваторов на слова тоже не скупятся. Те, кому неохота читать толстые книги, нашли бы много достойных статей по теме, например, в журналах о культуре. Хорошую работу по разъяснению принципов консерватизма проделал Хардо Паюла и возглавляемое им Общество имени Эдмунда Бёрка. Свои взгляды они поясняют так: «В понимании общества, консерватизм – это сформировавшаяся в течение столетий политическая наднациональная идеология, согласно которой высшими благами гражданского общества являются гражданский же мир, а также равновесие между правами и обязанностями человека как отдельного индивида и человека как члена общества».

«Боже, Царя храни!»

Если бы идеологи IRL не поленились ознакомиться с измышлениями интеллектуалов из числа консерваторов, то, быть может, и «устои мировоззрения» были бы прописаны немного лучше. Однако в наши дни в партиях сами все умные, и совет да помощь со стороны им не нужны. Организация движения автобусов и идеологические постулаты – это для них темы одного и того же порядка. По этой причине они и не говорят о своей консервативности как о наднациональной идеологии, а вместо этого декларируют, что являются носителями «патриотических и христианских ценностей». Столпами же их убеждений являются «семья, дом, вера, отечество и личностные свободы». Звучит так, словно мы на машине времени вернулись в прошлый век, живём согласно основному лозунгу царского государства «За веру, царя и отечество!» и должны открывать праздники песни и танца приветствием «Боже, Царя храни!».

Акцент на христианстве и вообще вере говорит о том, что партия рассматривает себя скорее как религиозную общину, нежели является проводником политической идеологии. Если это так, то нетрудно предсказать, какие практические шаги партия IRL захотела бы предпринять в деле управления государством, если бы ей удалось покрепче ухватиться за власть. Разумеется, такие, которые укрепили бы позиции христианства во всей публичной сфере, начиная с религиозных обрядов как обязательной составляющей общественных мероприятий, и заканчивая вмешательством в политику образования в целом. Честнее было бы назвать себя не «Отечеством», а например, Партией Борьбы с Просвещением.

Несущей осью всего списка устоев является занятие партией оборонной позиции. Если нечто приходится страстно защищать, то, следовательно, это нечто находится в опасности и на него нападают. По мнению IRL, под всё усиливающимися нападками оказываются отечество, институт семьи, вера, а также эстонский язык и культура. Ко всему этому партия считает важным приплести ещё и защиту личностных свобод, однако не уточняет при этом, что под этими свободами подразумевает. В статье 20 Конституции ЭР говорится о праве на свободу и неприкосновенность личности, но вообще-то в стране с этим всё очень даже в порядке, поскольку никого не кидают за решётку без вынесения непредвзятого судебного решения, а также не преследуют просто так со стороны «репрессивных органов».

Незыблемая вера и крепостное право

При сравнении мировоззрения партии IRL с конституцией обнаруживается ещё много чего примечательного (если это, конечно, не случайность). В преамбуле Конституции написано, что эстонское государство зиждется на свободе, справедливости и праве. Устои партии IRL оставляют в качестве столпов государственности лишь два принципа из трёх, оставляя справедливость как составляющую человеческого достоинства не названной. В качестве лозунга этот тезис мог бы звучать как-то так: «От партии «Отечество» вам ожидать столько же справедливости, сколько от козла молока!».

Именно игнорирование справедливости позволило IRL провозгласить в пункте №5, что «союз между мужчиной и женщиной должен находиться под защитой конституции». Этот  дискриминирующий меньшинства принцип (отдельный вопрос, справедливо или нет), который пытаются узаконить конституционным образом, не мешает IRL в пункте №7, что про экономику, называть себя поборником «минимального регулирования со стороны государства».

Если ценностями провозглашаются как уменьшение зарегулированности экономики, так и увеличение степени личной свободы и ответственности каждого, то можно было бы придерживаться принципа последовательности. Разве не стоило бы по минимуму регулировать брак как практические и экономические договорные отношения, а также позволять гражданам самим решать, с кем и как налаживать взаимопомощь?

Поскольку базовой ценностью IRL является вера, то, разумеется, это исключает акцентирование партией внимания на науке и знаниях. О науке хоть и говорится в пункте №9, однако не как о краеугольном камне общества. В качестве основной цели развития науки провозглашается сохранение эстонского языка в качестве культурного наследия.

Во-вторых, базирующиеся на научных достижениях технологические решения могут поспособствовать росту эстонской экономики. В этой точке зрения нет ничего удивительного, поскольку для всего эстонского политического истеблишмента наука стала точным синонимом прикладных исследований, а всё иное, чем учёные ещё хотят заниматься, является, скорее всего, мечтой о ведении праздного образа жизни и желанием попаразитировать на рабочем классе.

В самом же конце, как и всегда при разговоре об устоях, в полные дебри партию IRL заводит «региональная политика». В пункте №12 написано: «Для сбалансированного развития регионов Эстонии важно наличие предприятий, современной инфраструктуры, сильных местных самоуправлений, а также доступность публичных услуг». Важно-то оно важно, но, как известно, люди у нас свободны при выборе места жительства и переезжают туда, где больше работы и развлечений. Нет иного способа поддержания жизни в менее привлекательных регионах, чем всё увеличивающееся вмешательство со стороны государства и всё большее перераспределение налоговых средств, т.е. ведение непримиримой войны с естественными плодами свободной рыночной экономики.

Незыблемая вера и низкие налоги не заселят регионы людьми, если, конечно, IRL не пополнит список своих устоев конституционным пунктом о введении крепостного права: «Семьи ведут оседлый образ жизни. Все люди рождаются и умирают в одной и той же деревне».

*****

В УЧИЛИЩАХ СОКРАЩАЕТСЯ КОЛИЧЕСТВО УРОКОВ ФИЗКУЛЬТУРЫ И ФИЗРУКОВ

Журналист Анника Полдре пишет в «Учительской газете», что из-за малого количества уроков физкультуры училища не могут предложить физрукам полную нагрузку. Приток новых кадров в учебные учреждения из-за этого сокращается, а сами уроки физкультуры постепенно исчезают из расписаний. Такой вот замкнутый круг.

По словам главы Эстонского союза спортсменов из профучилищ Тийта Таммару, нынешнее положение дел с физкультурой плачевно, поскольку количество в стране училищ, в которых физруки работают на полную ставку, не более десяти.

«Многое зависит от директоров учебных заведений, – поясняет Таммару. – Там, где руководители изыскали возможность доплачивать физрукам за ведение кружков и тренировок, ситуация лучше».

Здания училищ были отремонтированы и пристройки воздвигнуты при финансовой поддержке со стороны социального фонда Евросоюза, однако этот фонд не имеет права финансировать строительство спортивных сооружений. По этой причине в некоторых общежитиях имеются качалки, однако ни при одном училище сейчас нет приличного полноразмерного стадиона, как это было когда-то.

Гимнастические залы были приведены в порядок за счёт того, что училищам позволяют самим зарабатывать деньги.

По мнению Тийта Таммару, многое зависит от осознания руководителями профессиональных училищ важности спорта для студентов, однако ещё более важным является кадровый вопрос. В ходе проведённого союзом исследования выяснилось, что средний возраст физруков в училищах – 50 лет и старше. Есть и молодые учителя 20-30 лет, но физруков от 35 до 50 лет нет.

Когда в 2010 году начался процесс составления новых учебных планов, то Союз спортсменов из профучилищ вместе с учителями физкультуры тоже были привлечены к работе. Сначала физкультура была прописана в программе в виде отдельного модуля – физруки считали это очень правильным. Позднее учебная программа была изменена, уроки физкультуры оказались одной из составляющих модуля социальных дисциплин, что и привело в дальнейшем к их сокращению.

«Много говорится о том, что двигательная активность должна стать приоритетом, но конкретных шагов в этом направлении я не наблюдаю», – констатирует Таммару.

В общеобразовательных учебных заведениях престиж физкультуры стал повышаться в связи с переименованием её в учение о движении, но не в училищах, добавляет он. Училища остались в стороне от этой инициативы, несмотря на то, что в общей сложности в них приобретает профессию около 40 000 молодых людей.

 


Comments are closed.