ÕPL tellimine
KULTUUR
aasta õpetaja gala
SEIKLUS

Учительская газета, 15 декабря 2017

15. dets. 2017 - Учительская газета, 15 декабря 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

РАЙВО ЮУРАК: А НЕ ДОПИТЬСЯ ЛИ НАМ ДО ПРОЦВЕТАНИЯ ЭСТОНИИ?

Поразительно, насколько истово в Эстонии борются против повышения цен на алкоголь. Журналист Райво Юурак пишет в «Учительской газете», что теперь даже школьники в курсе, что подорожание бутылки пива на пару центов «перекармливает Латвию», способствует «вымиранию магазинчиков на юге Эстонии», «ставит малоимущие семьи в неловкое положение» и «пробивает дыру в госбюджете».

В школах ученикам внушают, что алкоголь вреден и что от него нужно держаться как можно дальше. За стенами учебных заведений эти же самые школьники слышат, будто продажа спиртного пополняет мошну государства и потому оно должно быть как можно дешевле и географически ближе к потребителям. В школе детям рассказывают, что потребление алкоголя приводит к деформации личности, в то время как за ее пределами распитие спиртного считается чуть ли не христианской традицией и неотъемлемым правом человека, пополняющим госбюджет, а значит, делающим нас всех богаче. Мы что, в качестве второго этапа разрешим опять вино-водочные киоски рядом со школами, научим детей бухать смолоду и пополнять таким образом бюджет страны?

Красной нитью проходит мысль, будто пьянство выгодно для государства. Мол, когда не бухают, доходы государства падают. По мне, так пускай и падают! Чем дороже будет бухло и чем дальше за ним надо будет ездить, тем лучше. Финские алкотуристы возят спиртное из Эстонии, однако правительство Финляндии не стало ведь из-за этого понижать акцизный налог и цены на алкоголь. Финны знают, что зеленый змий разрушает семьи, влечет за собой дорогостоящее лечение от алкогольной зависимости, сокращает продолжительность жизни людей и приводит к моральному разложению нации. Ущерб от алкоголизма гораздо больше, чем недополученные несколько миллионов в госбюджете.

Второй весьма распространенный аргумент в пользу пития – будто повышение акциза на алкоголь на руку Латвии, поскольку жители Эстонии ездят за пивком и водочкой в приграничную Валку и таким образом платят акцизный и прочие налоги своей южной соседке.

Минувшим летом я ездил в Валка и увидел там бывший погранпункт между Эстонией и Латвией – его перестроили в винно-водочный магазин Alko 1000. Народу вокруг него и в самом деле сновало предостаточно, словно на границе возобновили проверку паспортов. Но разве, покупая там водку, мы и вправду откармливаем лабритов, как о том пишут социальные медиа?! Нет, не откармливаем, так как сеть Alko 1000 принадлежит эстонцам. Налоги от продажи идут Латвии, однако прибыль достается Эстонии. К настоящему времени за счет этой прибыли даже в Тарту открыли один Alko 1000.

Курение и реклама сигарет в Эстонии под запретом, но никто не протестует. Почему? Да потому, что табак в Эстонии не выращивают, и табачной промышленности у нас тоже нет. Зато у нас произрастает все, что необходимо для производства алкоголя, и очевидно это и есть основная причина, по которой в Эстонии абсолютно невозможно запретить рекламу спиртного, а повышение акциза на алкоголь приравнивается чуть ли не к госизмене.

Ежели кто на самом деле вознамерится поддержать экономику Латвии, тот пускай вместо водяры осчастливит себя лучше авиабилетами от Air Baltic, посибаритствует на мягкой мебели латвийского производства, покишкоблудит в ресторане Lido, почревоугодничает сырками «Karums» или зажует шоколадки «Laima».

Дивного всем Рождества!

*****

УЧИЛИЩЕ И ГИМНАЗИЯ КАК ДВЕ ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ

Поезд под названием «Профтехучилище» полупустой, поскольку все пытаются попасть на поезд под названием «Гимназия», пишет на страницах «Учительской газеты» журналист Райво Юурак. Каким образом унифицировать нагрузку в обоих учебных заведениях и уменьшить пропасть между ними?

30 ноября фонд профессиональной квалификации Kutsekoda (Профессиональная палата – Ред.) провел в купольном зале Балтийского вокзала конференцию под названием «Рынок труда – образование», на которой на языке железнодорожников обсуждались противоречия в современной системе образования, а также потребность в рабочей силе в будущем. Участники конференции были пассажирами, которым раздали входные билеты с номером купе (рабочей группы). Вице-канцлер Минобрнауки Март Лайдметс был станционным смотрителем, а другие организаторы – стрелочниками.

Сравнение с миром железнодорожников здорово подстегнуло фантазию участников. К примеру, метафора, будто училище и гимназия едут по параллельным железнодорожным путям, попала почти в «десятку». Удачным оказалось также сравнение прикладных исследований OSKA с расписаниями поездов, поскольку именно из рапортов выясняется, до какой станции вообще имеет смысл добираться на поезде. Ухмылку на лице вызвало утверждение, что выпускники учебных заведений, не идущие работать по специальности, на самом деле являются праздными участниками увеселительной поездки.

Устаревшая ширина колеи

Член правления квалификационного центра Kutsekoda и руководитель программы OSKA Тийа Рандма сравнила нынешнюю основную школу с узкоколейками царских времен, утверждая при этом, что современные «морковки Партса» на них не умещаются. Стоит ли заказать вагоны поменьше или сделать колеи пошире? Участники дискуссии предпочли второе. «Обледенелые учебные программы» следует растопить ради перехода на новую систему обучения. Ребенок должен изучать в школе те вещи, которые ему понадобятся в дальнейшей жизни. Например, ученики могли бы еще в основной школе строить какие-нибудь мосты, башни и дома, собирать автомобили и управлять роботами. Им следует решать задания максимально прикладного характера. К примеру, они могли бы спроектировать освещение улиц в том месте, где они живут, сделав все необходимые калькуляции. А еще работодатели были заинтересованы в том, чтобы в основной школе начинали свою деятельность ученические фирмы. По их мнению, после подобных перемен большинство учащихся наконец-то определились бы со своими интересами и наверняка предпочли бы продолжить учебу в училище.

Новые расписания

В настоящее время постоянно расширяется выбор профессий и специальностей или, выражаясь языком железнодорожников, количество станций назначения. Молодым людям надо знать об их существовании, чтобы решить, на какой поезд запрыгивать и до какой станции ехать. Также им необходимо знать, какие станции будут вскоре закрыты или, наоборот, где ожидается больше народа. Что творится на станциях назначения, поможет выяснить программа квалификационного центра OSKA. Вся экономика Эстонии поделена на 24 сферы OSKA, по пяти-шести областям проводится ежегодный анализ и вносятся изменения. Уже сделан анализ потребности в рабочей силе по таким направлениям, как лесное хозяйство и деревообработка, металлообработка и машиностроение, энергетика и горное дело, химическая и пластиковая промышленность, производство резины и стройматериалов.

Был задан провокационный вопрос, есть ли смысл у подобных анализов. Из-за снежного шторма железнодорожные пути могут стать непроходимыми, и ни до одной станции будет не добраться. Ведь ни один прогноз не сбывается на 100%.

На это последовал ответ, что, тем не менее, все государства пытаются спрогнозировать спрос на рабочую силу, что приносит им только пользу. Публика поближе познакомилась с прогнозированием перемен на рынке труда в Финляндии, Ирландии, Дании и Швеции. В качестве второго оправдания исследований OSKA было использовано то, что с ними уже считаются вузы, училища, составители профессиональных стандартов, Касса страхования от безработицы, квалификационный центр Kutsekoda, организаторы дополнительного обучения, карьерные консультанты, Минэкономики и др.

Что делать с праздными пассажирами?

Выпускников училищ, не идущих работать по специальности, на привокзальной конференции обозвали «зайцами» и праздными участниками увеселительных поездок. Было выражено недовольство тем, что при нехватке необходимых специалистов прошедшая обучение молодежь находит себе другое применение. Государство дало им бесплатное образование, не получив взамен ничего. Также было отмечено, что многие бросают учебу в училищах, то есть их увеселительная поездка прерывается на половине. В конечном счете, к праздным пассажирам были причислены также студенты, которые изучают семиотику, экологию или нечто, на что в Эстонии вообще нет никакого спроса. Их сочли чуть ли не завсегдатаями вагона-ресторана.

Пэтэушные поезда пустуют

Самые радикальные предложения внес предприниматель Яак Нигуль. Он посоветовал несколько лет подряд принимать в училища очень мало студентов, чтобы возникла очень сильная конкуренция. Молодым людям нравится испытывать себя на прочность и они хотят учиться в заведениях, куда непросто поступить. К тому же, Яак Нигуль порекомендовал уволить треть работников публичного сектора. Это был бы своеобразным сигналом для молодежи, заинтересованной в изучении административного управления – выберите что-то другое, поскольку рабочих мест по этой специальности нет. А ещё предприниматель заинтересован в том, чтобы президент приглашала на летний прием в Розовом саду Кадриоргского дворца не только деятелей культуры, но и достойных работяг с пэтэушным образованием.

Неоднократно озвучивалась мысль, что от гимназического состава требуется отцепить несколько задних вагонов, чтобы в поезд поместились не все и чтобы оставшиеся за бортом пересели на поезд профессионально-технический. Другими словами, для поступления в гимназию нужно установить порог. Министр образования и науки Майлис Репс предложила установить в качестве проходного балла среднюю оценку в аттестате не ниже 3,75.

Участники конференции сочли необходимой рекламу специальностей в училищах, однако не согласились с тем, что заниматься этим должен вагоновожатый (классный руководитель). Все сошлись во мнении, что было бы гораздо интереснее, если раскруткой необходимых специальностей занимались бы представители предприятий.

Также было отмечено, что введение проходного балла – это разгребание последствий, а не выявление причины. Причиной же является недостаточный интерес молодежи к училищам и работе на производстве. Как его пробудить? Училища предложили рекламировать в социальных СМИ. Педагогов (вагоновожатых) призвали не трубить горделиво на каждом углу о том, как все их ученики поступили в вузы и никто не пошел в ПТУ, а вместо этого радоваться поступлению в училища своих самых способных учеников.

В ходе дебатов возникало такое чувство, будто предпринимателям не особо нравится, когда молодые люди оканчивают гимназию или вуз. Хорошее образование подсознательно воспринималось все-таки как праздная увеселительная поездка.

Может ли машинист выбирать пассажиров?

Услышав такой вопрос, автоматически подумалось о проходных экзаменах при поступлении в гимназию. Водителями локомотивов стали фирмы, которым требуются новые рабочие руки. Участвовавшие в конференции руководители фирм подчеркнули, что любое передовое предприятие выбирает себе подходящих работников, причем не только в Эстонии, но и за ее пределами. Кристьян Лепик упомянул, что взял на работу в свою фирму айтишника аж из Индии. В то же время было тяжело донести мысль о том, что предприятия могли бы помогать училищам столь же тщательно выбирать себе учеников. Например, в Германии многие фирмы являются словно неотъемлемой частью профтехучилищ. Сдается, что изначальное желание наших бизнесменов – это не пускать детей ни в гимназии, ни в вузы, а силком гнать их прямо в ПТУ.

Под занавес дискуссии была озвучена и обратная точка зрения: в училища все ученики должны поступать лишь после окончания гимназии. На языке железнодорожников это означает, что «пэтэушные рельсы», находящиеся рядом с «гимназическими путями», следовало бы просто демонтировать.

Где бы рельсы сошлись?

Поэт Юхан Вийдинг написал когда-то, что рельсы заставляет сходиться то, что называется перспективой. На привокзальной конференции весь день обсуждали, как приблизить друг к другу параллельные железные дороги, т.е. гимназии и училища.

В моем купе (в моей рабочей группе) на эту тему рассуждали долго. По мнению директора Кехтнаского центра профессионального образования Ээро Калберга, сближение гимназий и училищ должно происходить постепенно. Он рассказал, что учащиеся Раплаской общей гимназии ходят в его центр на ИТ-курсы, по завершению которых они смогут добавить к аттестату об окончании гимназии официальное свидетельство о квалификации. Калберг выразил надежду на то, что когда будет построена Раплаская государственная гимназия, то какая-то часть его учеников будет углубленно изучать в ней дисциплины, основательное знание которых подразумевает выбор конкретной специальности. Одной из таких бесспорно является математика.

Обсудили в своем купе №14 в том числе и сведение под одну крышу гимназии и училища, как это было сделано, к примеру, в Вяйке-Маарья. Оттуда родилась идея, что когдатошние техникумы могли бы стать отличным вариантом для объединения училищ и гимназий. В техникумах не делали скидок по общим предметам, многие шли после них учиться в университеты. Потом же мы вспомнили, что нынешние прикладные вузы как раз и являются бывшими техникумами, однако, они ни в какую не хотят так больше называться.

Видеозапись конференции доступна по этой ссылке.

*****

ПРО ОДИНОЧЕСТВО ПО-ЭСТОНСКИ

Публицист и редактор центра этики Тартуского университета Тийа Кыннуссаар обращает внимание читателей «Учительской газеты» на то, что культура общения в Эстонии – это преимущественно монолог, поскольку привычка поддерживать диалог в нашей стране так пока и не укоренилась.

Кыннуссаар ссылается в своей статье на профессора журналистики Халлики Харро-Лойт, по мнению которой, помочь сдвинуть дело с мертвой точки могла бы школа.

«Мне нравится изучать ключевые произведения нашей литературы, которые вызывают отклик у большинства эстонцев, – говорит Харро-Лойт. – Первый том «Правды и справедливости» именно таковым и является. Другая такая же книга – это «Весна» Оскара Лутса».

Автор задается вопросом, насколько диалогичными можно назвать отношения между главными действующими лицами этих классических произведений?

По мнению Харро-Лойт, образчиком разобщенности между персонажами служит фрагмент из «Правды и справедливости», когда даже на смертном одре Крыыт не ведет диалога со своим мужем Андресом. Андрес хоть и думает о ней, о том, как еще он мог бы ей помочь, однако он никогда не говорил об этом со своей женой и не делает этого даже непосредственно перед ее смертью. Мысли Андреса остаются невысказанными. Темы, которые муж и жена должны были когда-то обсудить ради оказания поддержки друг другу, так и остались не обсужденными. Одиночество тотально. Безнадежно одинок Андрес, после смерти Крыыт одинокой будет чувствовать себя и его вторая жена Мари.

В повести Оскара Лутса «Весна» диалог между героями – особенно между Тоотсом и Арно – пытается наладить их учитель Лаур. Автор статьи-мнения уверена, что читателям было бы любопытно отыскать в популярных произведениях диалоги с целью найти в них эмпатичных персонажей, пытающихся либо понять друг друга, либо готовых хотя бы поспорить о ценностях.

Тийа Кыннуссаар уверена, что когда учителя и ученики начнут дорожить отношениями между собой, то это и станет первым шагом для налаживания диалога в школе. Когда налажен диалог, то учителя не ограничиваются урокодательством, а прислушиваются к своим воспитанникам, пытаются понять, когда и в чем им нужно помочь. Именно такой подход является базой нового понимания обучения. «Вместо монологов (лекций) в сфере образования мог бы начать доминировать сократический подход, желание прислушаться друг к другу», – уверена Кыннуссаар.

Что могло бы мотивировать учителей чаще прислушиваться к своим ученикам, и был бы от этого какой-то толк?

«Я спрашивала у педагогов, почему так важно наладить отношения с учениками. Они сказали, что после налаживания хорошего контакта ребятам стало гораздо проще учиться, – поясняет публицист. – Наличие диалога как раз и помогает создать ситуацию, при которой ученик учится, а не один только преподаватель горбатится в одиночку».

Тийа Кыннуссаар отмечает, что с большой радостью ведет семинары именно в тех студенческих группах, в которых имеется критическая масса общительных студентов. Педагоги признаются друг другу, что мечтают о студентах, способных вести диалог, поскольку они вдохновляют и тем самым намного облегчают их труд.

Для налаживания диалога требуется время, вот только откуда его взять?

Автор предлагает воспользоваться для этого инфотехнологическими разработками – компьютерные программы сразу подскажут, правильно решаются задания или нет. Для изучения же языков имеются различные интерактивные ресурсы. К тому же, выкроить время для общения с учениками или студентами поможет тщательная подготовка к урокам.

«Все сложнее тогда, когда базируется на ценностях и взаимном уважении между учителями и учениками, – полагает Тийа Кыннуссаар. – При наличии оных диалог возможен, однако он невозможен, когда одна сторона берет на себя все, а вторая позволяет себя обслуживать».

 


Comments are closed.