Учительская газета, 17 мая 2019

17. mai 2019 - Учительская газета, 17 мая 2019 kommenteerimine on välja lülitatud

В ФИНЛЯНДИИ ПОДДЕРЖКА ОКАЗЫВАЕТСЯ И ШКОЛЬНИКАМ, И УЧИТЕЛЯМ

Как в Финляндии налажено общение между школой и домом, учителями и родителями? Каким образом наши северные соседи оказывают помощь нуждающимся в помощи школьникам, родителям и педагогам? Ответы на эти вопросы журналисту Аннике Полдре дали: спецпедагог Анна Лайне из Кейнутиеской начальной школы в Хельсинки, преподаватель русского и эстонского языков, а также председатель Финского объединения учителей родного языка Лариса Аксинович, и преподаватель эстонского языка в городе Турку Марика Мяги.

По словам учителей, в Финляндии сотрудничество между учебными заведениями и семьями является одной из приоритетных тем. Педагоги постоянно дают родителям обратную связь относительно успеваемости их детей. В начальных и основных школах, гимназиях, училищах и гимназиях для взрослых чаще всего для этих целей используя электронный дневник Wilma.

Кстати, в Финляндии вместо слова «родитель» используют слово «попечитель». Общение с попечителями происходит тоже с помощью приложения Wilma. Именно в этой электронной среде оформляются как похвалы ученикам, так и неодобрительные отзывы, на которые могут отреагировать родители.

Общение с ними не ограничивается одной лишь темой учёбы. У родителей спрашивают их мнения насчёт времени проведения школьных каникул или необходимости открытия тех или иных кружков по интересам. Семьи учащихся вовлечены в процесс принятия решения о целесообразности того или иного предмета по выбору. У родителей спрашивают, можно ли их детям принимать участие в таких связанных с религией мероприятиях, как, например, походы в церковь на Пасху и Рождество. Если нет, то для таких детей организуют альтернативные мероприятия в школе.

Если родитель захочет встретиться с классным руководителем, то о своём намерении он сообщит опять-таки с помощью Wilma.

Общение зависит от семьи

В конце учебного года каждому школьнику выдают письменное свидетельство об успеваемости. В начальных классах – то есть в классах с первого по пятый – успеваемость учащихся оценивается в устной форме. В течение всего учебного года родителей незамедлительно оповещают о результатах текущих тестов. Они обязаны поставить свою подпись на всех контрольных работах, перед тем как вернуть их обратно в школу.

Первые отметки учащиеся начинают получать в шестом классе, когда заканчивается начальная школа и начинается основная. К этому времени у школы и родителей должно сложиться чёткое представление об успеваемости ребёнка.

В течение учебного года проводится два родительских собрания. Не менее одного раза в год с каждым ребёнком проводится развивающая беседа, в которой принимают участие классный руководитель, ученик и родитель(-и)/попечитель(-и). «Согласно учебной программе 2016 года развивающие беседы являются неотъемлемой частью системы оценивания», – поясняет Лариса Аксинович. В ходе общения с учениками речь ведётся преимущественно об их сильных сторонах, однако при необходимости речь заходит и о том, чему ещё следовало бы подучиться.

По словам Анне Лайне, активность родителей зависит от их жизненных установок, а также от того, что творится в семье. Некоторые из них отлично знают, что происходит с их ребёнком в школе, другие же совсем не в курсе дела. «Одни готовы к сотрудничеству, другие же не заглядывают регулярно в электронный дневник и не отвечают на сообщения от учителей», – добавляет Аксинович.

В течение учебного года в школе устраивают два праздничных мероприятия – в предрождественское время и в конце учебного года. Также проводятся другие мероприятия для всей семьи: походы, спортивные дни и пр. По субботам, когда дети учатся в качестве компенсации некоторых свободных от занятий предпраздничных дней, родителей приглашают на открытые уроки. При учебных заведениях работают также школьно-родительские объединения, которые привлекаются к организации мероприятий.

Когда и если возникают проблемы

По словам работающих в Финляндии учителей, тамошние школы занимаются проблемами и вопросами, связанными с успеваемостью учащихся, не неся при этом ответственности за решение более тяжёлых проблем. Задача педагогов – сообщать о своих наблюдениях опорной группе, которая обращается за помощью в нужные инстанции.

Если у ученика возникает проблема (сложности с учёбой, частые отсутствия и пр.), то учитель-предметник или классный руководитель немедленно сообщает об этом его родителям в электронной среде Wilma. Не исключен также звонок родителям и их вызов в школу. Если проблема серьёзная, то на беседу с куратором и психологом приглашают самого ребёнка.

В случае возникновения у ученика сложностей с учёбой его либо направляют на занятия к спецпедагогу, либо по отношению к нему применяют трёхступенчатую систему оказания поддержки. Поддержка бывает трёх видов: базовая, усиленная и специальная. На начальном этапе оказывается т.н. общая помощь, которая нужна отстающим в учёбе школьникам. Усиленная поддержка оказывается учащимся, которые отсутствовали в школе по причине болезни и потому нуждаются в дополнительных занятиях. Перед оказанием поддержки любого уровня требуется согласие со стороны родителей ученика, т.е. их официальное разрешение.

В финских школах имеется также т.н. группа по поддержке развития учащихся (её аналогом в школах Эстонии является консультативная комиссия – Ред.), в которую в зависимости от характера проблемы входят медработник, спецпедагог, куратор, возглавляющий эту группу директор, а также школьный психолог. В ходе встреч ведётся обсуждение имеющихся проблем и необходимых для их решения мер. «Опорная группа всегда информирует о своей работе родителей/попечителей, а для проведения консультаций требуется разрешение с их стороны», – поясняет Марика Мяги.

Целью является выяснение причин возникновения сложностей с учёбой, а если понадобится проведение исследований, то куратор инициирует их, и ребёнка отправят на приём к школьному психологу. Для проведения исследований требуется разрешение со стороны родителей.

При наличии у школьников более серьёзных проблем их направляют на обследование и консультацию в психиатрическую клинику, к неврологу или иному специалисту. Школьный психолог имеет право направить ребёнка на обследование к логопеду. Несмотря на то, что логопедов в финских школах нет, тем не менее, они посещают детские сады и общеобразовательные учебные заведения.

Кто оказывает поддержку учителям?

В финских школах работают социальные педагоги и кураторы. Кураторы – это специалисты, имеющие, как правило, образование социального педагога. В основном они заняты налаживанием отношений и проведением тренингов по отработке приёмов эффективного общения, а также решением проблем, связанных со школьным насилием и возникновением у учащихся чувства одиночества. Социальный педагог может при необходимости обратиться с заявлением в отдел защиты детей Департамента социального страхования, в случае если ребёнок стал жертвой ненадлежащего обращения, он был оставлен без присмотра или были нарушены его права.

Нередко педагогам помогают вести уроки помощники учителей, но не во всех классах и не в течение всего учебного дня. Их присутствие на занятиях зависит от количества нуждающихся в помощи детей.

В финских школах работают сразу несколько спецпедагогов. Их гораздо больше, чем в школах Эстонии, утверждают работающие в Финляндии преподаватели. К примеру, в начальной школе их может быть один или два, в классах с седьмого по девятый – два или три, в гимназической же ступени, как правило, один. Новым веянием является отсутствие классов коррекции, поскольку детей обучают в инклюзивных (вовлекающих) классах. При необходимости спецпедагог может отвести ребёнка в свой класс и в приватной обстановке объяснить ему ту или иную тему. Если надо, то даже контрольные работы можно написать в небольших группах. Сам ребёнок или его родители могут попросить о проведении соответствующим предметником вспомогательного обучения.

В Финляндии опорных специалистов видят в обычных классах довольно редко. В некоторых классах, в которых проводится совместное обучение, работают т.н. учителя ресурсных классов. В таком случае в одном помещении одновременно находятся два педагога, из которых маленькую группу берёт на себя учитель ресурсного класса.

В начальной ступени обучение во многих финских школах происходит в уровневых группах. Например, в двух классах выявляют уровень грамотности чтения и математических способностей учеников, и, в соответствии с результатами тестирования, их распределяют по разным группам. Учащиеся разных классов могут оказаться в одной группе. Составляется даже соответствующее школьное расписание: у первой группы занятия начинаются в восемь, а у второй – в девять часов утра. При таком раскладе занятия в более слабой группе может проводить спецпедагог. Иноязычных и многоязычных детей финскому языку как неродному обучают во время одного-двух дополнительных уроков в неделю. Кроме того, дети могут изучать и свой родной язык тоже, однако не в каждой школе, потому как группу открывают в зависимости от наличия желающих и количества учеников.

Кто оказывает поддержку семьям?

Если проблемы возникают у конкретной семьи, то процесс оказания ей помощи может инициировать школьный социальный педагог по рекомендации классного руководителя или любого другого работника школы. В случае возникновения более серьёзных проблем школа обращается за помощью в отдел защиты детей Департамента социального страхования.

В каждом самоуправлении есть семейный консультант, к которому можно обратиться за помощью по вопросам воспитания ребёнка, выполнения им домашних заданий, а также если семейный траур, серьёзная болезнь или иная проблема сказывается на успеваемости учащегося и его желании посещать школу.

Семейная консультация существует отдельно от школы, и учебные заведения никого не посылают в семьи проводить вспомогательное обучение. В Финляндии ответственность за непосещение ребёнком школы лежит на его родителях.

По словам Анны Лайне, Ларисы Аксинович и Марики Мяги, наши северные соседи предлагают родителям школьников большой набор опорных услуг, однако не все семьи хотят или готовы воспользоваться предлагаемой им помощью. Зачастую родители побаиваются проводимых в школах родительских собраний. Кажется, будто под влиянием жёлтой прессы они боятся, что их могут в мгновение ока лишить родительских прав, считает Аксинович. Она добавляет, что с родителями нужно проводить разъяснительные беседы и прояснять все обстоятельства, когда они отказываются от проведения психологических исследований и не хотят взвесить необходимость употребления ребёнком лекарственных средств при наличии у них проблем с концентрацией внимания. «Однако я совершенно уверена в том, что и в школах Эстонии хватает родителей, отрицающих наличие у их детей каких-либо проблем и не желающих сотрудничать с учителями», – утверждает Аксинович.

Если школа не в состоянии решить проблемы своего ученика, то на помощь приходят органы защиты прав ребёнка или детские учреждения опеки. В зависимости от характера проблемы изыскиваются возможности оказания семье помощи. В Финляндии этой работой занимаются, а также несут ответственность за её результаты, ораны местного самоуправления.

__________________________________________________________________________________

УЧИТЕЛЬ ЭСТОНСКОГО И ИТ-ГУРУ В ОДНОМ ЛИЦЕ

Кятлин Каськ преподаёт в Тартуском центре профессионального образования эстонский язык и литературу студентам инфотехнологических специальностей. Для лучшего понимания своих подопечных ей самой пришлось пройти курсы повышения квалификации в области инфотехнологий, пишет журналист Сирье Пярисмаа.

Придя на работу в центр, перед Кятлин Каськ встал вопрос: как преподавать эстонский тем, кто пришёл приобретать профессию, а не становиться филологом? Обстоятельства заставили её стать более находчивой и стойкой.

«Преподавая общие дисциплины, учителям приходится находить способы делать материал более современным и приближённым к жизни, – поясняет она. – Если ученикам удаётся найти какие-то зацепки, то они перестают обороняться и становятся более восприимчивыми к тому, что я пытаюсь инсталлировать в их головы».

По словам Каськ, для раскачки нет времени ни у неё, ни у студентов, поскольку одна группа быстро сменяет другую – один цикл длится десять недель, после чего на смену одним учащимся приходят другие. Важно, считает она, насколько хорошо преподаватель сумеет объяснить уже на первом занятии, что и зачем будет происходить: «Если ты сумеешь ответить на вопросы почемучек, то тогда они успокоятся».

«Каждое занятие начинается с объяснения того, какова цель сегодняшнего урока, – говорит выпускница Тартуского университета со степенью магистра. – Прошу их за 90 минут пройти сразу несколько тем, и если цель достигается, то в конце урока позволяю им сделать что-нибудь забавное. Что подходит одной группе, совершенно не подходит другой».

Кятлин Каськ утверждает, что в преподавательской работе её больше всего привлекает постоянное развитие, потому что оно помогает ей не расслабляться: «Я не раз думала, что когда не смогу больше чётко сформулировать причину, по которой я здесь хорошо себя чувствую, то придётся сменить место работы».

Каськ обучает как студентов инфотехнологических специальностей, так и будущих секретарей и работников бюро. Первым очень нравится пользоваться в учебных целях мобильными телефонами, с помощью которых они с лёту выполняют все задания. Цифровые устройства во многом развили её саму, потому что она учится чему-то новому каждый день. Она сама решила пройти несколько курсов повышения квалификации в области инфотехнологий и даже обучалась программированию в Тартуском университете, чтобы лучше понимать своих подопечных и научиться сочетать инфотехнологии с эстонским языком.

Иногда Кятлин Каськ просит своих учеников делать скриншоты интернет-страниц, чтобы проанализировать, насколько правильно используется язык: «Моя задача – научить замечать лингвистические ошибки вокруг себя и обращать внимание на грамотность языка».

Ею был также придуман курс по выбору под названием «Подготовка к госэкзамену». Уже с первого занятия она приучает желающих сдать экзамен к усердной работе по специально составленным ею материалам.

Вместе со своими коллегами Кятлин Каськ с нетерпением ждёт осени, когда начнёт свою работу ИТ-академия. Это совместный пилотный проект, в котором примут участие Тартуский и Ида-Вирумааский центры профессионального образования, Таллиннский политехникум, а также Целевой фонд образовательных инфотехнологий (HITSA), университеты, ИТ-предприятия и другие партнёры. Программа ИТ-академии рассчитана на четыре года. На специальность «разработчик программного обеспечения» будут приниматься как выпускники основных школ, так и не имеющие основного образования, но имеющие необходимые навыки молодые люди не моложе 22 лет.

Каськ составила для ИТ-академии программу по эстонскому языку и литературе.

В течение первых двух лет основное внимание будет уделено общим дисциплинам, чтобы появилась крепкая база по эстонскому языку, математике и английскому языку. Начиная с третьего года учёбы в расписании появятсяя предметы по специальности, а на четвёртом курсе студенты будут проходить практику. Математику они будут изучать и на третьем курсе тоже. Приём в академию уже начался. Поступающим в неё нужно сдать вступительные экзамены.

По словам Каськ, с каждым годом в Тартуском центре профессионального образования становится всё больше учеников с особыми образовательными потребностями. В учебном заведении имеется центр поддержки, который занимается оказанием помощи проблемным ученикам и учащимся с особыми потребностями. Как правило, педагогов заранее предупреждают о приходе в группу подобных студентов. «Центр поддержки оказывает помощь как учащимся, так и преподавателям – без неё у нас никто не остаётся», – уверяет преподаватель.

Учителям, побаивающимся работать в училищах и потому не советующим своим ученикам в них поступать, Кятлин Каськ советует хотя бы недолго поработать в одном из профессиональных учебных заведений, чтобы понять, каким образом состыковываются общие предметы с предметами по специальности. Учитель сам очень сильно разовьётся в ходе этого процесса, уверяет она.

«Я немного соображаю в железе и софте, потому мои коллеги-преподаватели эстонского языка и считают меня признанным ИТ-гуру, – ухмыляется Каськ. – Когда коллеги не справляются самостоятельно, то они обращаются за помощью ко мне. Чувствую себя полезной не только потому, что умею правильно расставлять запятые».

__________________________________________________________________________________

МЕНТОРСТВО ГАРАНТИРУЕТ ВЫСОКУЮ УСПЕВАЕМОСТЬ

Игра по развитию навыков поведения VEPA – это новая методика преподавания для детей начальных классов, название которой составлено из слов VEel PArem (рус. – Ещё лучше!). Недавно лектор Института PAXIS Жанетт Пускас (США) посетила Институт развития здоровья (TAI) с целью поделиться своим опытом с менторами программы VEPA. С нею пообщалась  руководитель детских и молодёжных проектов TAI Анита Баумбах.

Жанетт рассказывала о том, почему наличие ментора в школе поможет молодым учителям избежать профессионального выгорания, а также лучше справляться с обучением детей с особыми потребностями.

В эстонской системе образования менторство пока ещё не очень распространено. Начинающие педагоги могут рассчитывать на помощь со стороны в течение первого года работы, однако в дальнейшем им придётся справляться самостоятельно.

Почему каждому учителю может понадобиться помощь со стороны ментора или наставника?

Есть исследование, результаты которого свидетельствуют о том, что участники тренингов запоминают от 80 до 90 процентов их содержания, однако на практике используют лишь 5-10%.

Когда у вас есть наставник, то вы начинаете применять новые знания гораздо быстрее и эффективнее. Начинающий учитель учится сам быстрее всего тогда, когда начинает применять теоретические знания на практике, а также анализировать результаты своей работы. Он понимает, что его не оставили наедине с его проблемой.

Что должен уметь хороший ментор в первую очередь: давать обратную связь, владеть методикой преподавания предмета или уметь нечто иное?

Прежде всего, ментор должен уметь слушать. Он обязан терпеливо выслушать своего подопечного, понять его проблемы и наладить с ним доверительные отношения. Качественное менторство – это на 70% активное слушание.

Я всегда сравниваю менторство с обучением детей катанию на велосипеде. Мы ведь не сажаем ребёнка на велосипед и не говорим ему: «Катайся как умеешь!». Сначала мы устанавливаем на детский велосипед дополнительные колёса и придерживаем седло рукой, пока ребёнок не приобретёт необходимые навыки. Если он упадёт, то мы делаем два шага назад и пробуем заново. Хороший ментор всегда разбивает большие цели на простые и небольшие этапы.

Однако ментор – это не просто человек, который скажет тебе, что вот это правильно, а это нет. Он способствует самостоятельному поиску решений. Целью является не исправление ошибок, а появлению чувства уверенности в себе и способности справляться с трудностями в одиночку.

Похоже, что для многих школ менторство – это непозволительная роскошь. Например, что касается программы VEPA, то она является для учебных заведений самой расходной статьёй.

Я занимаюсь обучением учителей уже 20 лет, и всегда сталкиваюсь с критикой, что менторство слишком дорогое. Однако посмотрим на ситуацию с другой стороны. В среднем, молодой учитель работает в школе не более пяти лет. Как правило, этот срок столь короток потому, что начинающий учитель остаётся со своими проблемами один на один и потому быстро выгорает. Если учитель в начале своей карьеры чувствует поддержку со стороны школы, получая всю необходимую ему помощь, то вместо пяти лет он прорабатывает в ней до пятнадцати.

С учётом того, сколько времени и средств расходуется на обучение учителей, почти тройное продление их трудового стажа в долгосрочной перспективе многократно оправдывает себя. Тем более, что поддерживаемые ментором учителя счастливы на работе, они реже бывают на больничном и потому обучение становится более эффективным. Следовательно, менторство только на первый взгляд кажется «слишком дорогим».

Каковы обязанности менторов VEPA? Почему учителя ценят сотрудничество с ними?

Они посещают занятия учителей, прошедших обучение игре VEPA, и помогают им применять на уроках приобретённые во время тренинга знания. Овладение методикой – это первый аспект. Во-вторых, ментор помогает учителю самому тоже стать ментором, но уже для своих учеников. Для педагога это невероятный профессиональный рост, отражением которого станет хорошее поведение и успеваемость его учеников.

Почему программа VEPA столь успешна?

Взрослые люди (учителя в том числе) обычно думают, что дети должны сами знать, как себя вести в школе и за её пределами. Однако дети даже и не приступали к изучению этого. Когда педагог поймёт, что поведение – это точно такой же навык, как и умение читать или считать, и что его надо приобрести, то ему будет проще обучать всех учеников и оказывать им помощь. Ни один ребёнок не рождается с хорошими манерами, манеры приобретаются.

Помогает ли программа VEPA детям с особыми потребностями?

Если совершенно обычный ребёнок по какой-то причине не в духе, если у него в семье какой-то конфликт или он просто голоден, то в его мозгу происходят точно такие же химические процессы, как и у аутиста или ребёнка с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Для учителя важно распознать тот момент, когда настроение у ребёнка начинает меняться – например, он становится всё более раздражительным. Ребёнком следует заняться ещё до того, как его раздражение достигнет пика, потому что иначе он перестанет воспринимать сказанное учителем и происходящее вокруг, а также следовать указаниям педагога. В таком состоянии объяснять ребёнку нормы поведения столь же бессмысленно, как объяснять математику попавшему в ДТП человеку. Химия головного мозга  позволит ему в таких ситуациях просто выжить, но не учиться. Будучи учителем, я никогда не заставляю школьников читать или считать тогда, когда они просто не в состоянии это делать. Дети с особыми потребностями испытывают в состоянии раздражения точно такие же чувства, однако они чаще и своеобразнее демонстрируют их окружающим людям.

Каким образом учитель может научить детей этике поведения?

Для этого ему нужно разбить крупные цели на более мелкие. Не исключено, что ради детей с особенностями развития цели стоит поделить на совсем крошечные этапы. Если школьник не в состоянии прочитать всё предложение, то дадим ему более просто задание – прочитать слова. Если и это окажется непосильной задачей, то пускай он произнесёт буквы. Развитие ребёнка может оказаться замедленным, но если он будет справляться даже с небольшими заданиями, то почувствует себя успешным. В любом случае, сегодня он уже немного лучше, чем вчера. Справляющийся с посильными заданиями ребёнок не выбежит, крича, из класса, не бросится на пол и быстрее вернётся на своё место. Всё это будет считаться огромной победой и для учителя тоже.

Более подробная информация о программе VEPA доступна здесь.


Comments are closed.