Учительская газета, 19 мая 2017

19. mai 2017 - Учительская газета, 19 мая 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

Не справляешься с ребёнком? Скинь проблему на спецпедагога!

У вас повышенная стрессоустойчивость и вы готовы работать в эмоционально заряженной среде? Ваша задача – способствовать развитию клиента и его вливанию в общество, а также заботиться о его жизни и здоровье за 3-4 евро (брутто) в час. Должность называется «опорное лицо для ребёнка с особыми потребностями». Ну как, вы уже согласны?

Магистр педагогики Керт Астел имеет за плечами опыт работы учителем в разных школах и даже директора детского сада, пишет на страницах «Учительской газеты». Сейчас он уже второй месяц подряд трудится в одной из школ в качестве опорного лица для пятиклассника с проблемами в поведении. Времени для вхождения в новую роль у него не было, одноклассникам же нуждающегося в помощи ученика он сказал, что будет ходить с ним вместе в школу, потому что у того проблемы.

«Мы – соседи по парте, и когда мы сидим вместе, ребёнок ведёт себя хорошо, – говорит помощник педагога. – Рядом со мной он хочет показать себя с хорошей стороны. Знаю его ещё с детсада. Он понял, что помогаю ему. С моей помощью он получал хорошие отметки».

По словам Астеля, класс непростой, с проблемами в учёбе. Некоторые учителя не справлялись с ведением урока из-за реплик с места, криков и оскорблений, которые выводили их из себя. Вызов родителей в школу к положительным переменам не приводил.

«В этом классе у многих должно было бы быть опорное лицо или же помощник учителя, – вздыхает Астел. – Я бы не согласился добровольно работать с классом, в котором нужно было бы весь урок заставлять себя ценить, однако у учителей нет выбора. Так вот учителя и доходят до ручки, устают от профессии и становятся урокодателями, захлопывающими за собой дверь».

Керт Астел рассказывает, что иногда для срыва урока достаточно одного только выкрика, после чего цепной реакции поддаются и другие проблемные дети. Ему кажется, что работа опорных специалистов не становится год от года легче, скорее наоборот.

«Вчера после дачи трёх уроков не смог сразу уехать домой и просидел в машине из-за эмоциональной усталости до самого вечера, – продолжает Астел. – Мой ритм жизни изменился. Добираюсь до дома и сразу засыпаю на диване, просыпаюсь же только утром. Это чудовищная нагрузка – устаёшь, когда на тебя надеется вся школа».

По характеру Керт Астел очень спокойный человек, что способствует умиротворению класса. Видя его успехи и преданность делу, начальство собирается предложить ему с осени полную ставку помощника учителя, однако бюджет позволяет платить за час не более… трёх-четырёх евро «грязными».

«Слыхал, что во всех школах одна и та же проблема – в некоторых классах учителя не могут давать уроки из-за гвалта, поднимаемого одной и той же компашкой, – констатирует учитель. – Если в классе много ребят с особыми потребностями, то с ними никто не справляется, даже спецпедагоги. Но ведь другие дети хотят учиться!»

«Когда-то мы лазали по деревьям, теперь же детям надо надевать на голову шлем, мы катаем их повсюду на машине, не позволяем быть самостоятельными, а потом приходит беда, – сокрушается педагог. – В школе ни учитель, ни кто-нибудь другой не смеет что-либо сказать ребёнку. У нас безграничная свобода – воспитываем ведь индивидуумов! Потом сами удивляемся, что их чувство безнаказанности дошло до предела. Дети брошены. Становимся родителями, но вести себя как родители не умеем. Работаем на десяти работах, приходим домой, валимся с ног от усталости и всё своё раздражение выливаем на ребёнка. В школе ведь физике и химии учили, а не тому, как выживать».

Каарел Таранд: о добре, зле и истине со страстностью эстонца

Стоит ли эстонским СМИ уделять слишком много внимания очередным выборам в соседней или дальней стране? Предвыборные гонки – как соревнования, однако стоит ли их освещать в жанре спортивного репортажа, словно это битвы высокооплачиваемых гладиаторов? Публицист Каарел Таранд пишет на страницах «Учительской газеты», что псевдострастность при освещении предвыборных баталий во Франции или США влияет на жизнь эстоноземельцев в той же мере, что и победа «Реал Мадрида» над «Атлетико Мадридом» или наоборот.

Чем экзотичнее страна, тем реже о ней пишут в эстонских СМИ. Чтобы это произошло, пишет Таранд, в Мексике должно как минимум произойти извержение вулкана, в Бангладеш наводнение должно унести 100 тысяч жизней, для Центральной Африки болевым порогом станет уже тысяча трупов, а для Франции или Швеции будет достаточно и пары-тройки гробов.

«Выборы в странах с укладом жизни, похожим на эстонский, также перестали быть в СМИ заурядными регулярными процедурами с целью выяснения предпочтений граждан, – отмечает публицист. – Какой бы исконной не была демократия, выборы сервируют нам как вопрос жизни и смерти или как уникальную в истории каждого государства борьбу добра со злом».

По мнению Таранда, мода освещать предвыборные гонки как плохой фильм не является оригинальным изобретением средств массовой информации. «Партии и политики сами нанимают режиссёров, которые всё изощрённее пользуются быстро развивающимися (полит)технологиями, – констатирует он. – Несмотря на то, что базой для постановок по-прежнему служит история борьбы добра со злом, она стремительно меркнет на фоне спецэффектов, при помощи которых ту самую историю всё больше и больше перчат ради поддержания чувств избирателей во взвинченном состоянии. Когда имеется технология, то её и используют, оставляя СМИ роль подыгрывающего игрока».

Степень страстности того или иного предвыборного спектакля определяет действующая в стране избирательная система, уверен Таранд. Так, например, в финальной фазе выборов в США или Франции состязаются только два кандидата, и потому кукловодам гораздо легче распределить роли героя и антигероя – второстепенных ролей в этом сценарии ведь нет!

Подобная практика навела публициста на мысль – может ли существовать только один и истинный путь развития общества, на который как нам, так и другим народам указали бы те, кто знает эту самую истину? «Истину, которая, конечно же, опиралась бы на исследования и консенсусное мнение экспертов, – уточняет Таранд. – Если таковые путь и истина существуют, то, следовательно, ставить перед выбором недостаточно информированный народ – это безответственная игра с будущим общества, а потому выборы нужно отменить и при управлении страной использовать систему просвещённого абсолютизма. Однако, похоже, что об этом не мечтает ни одна из западных стран, включая те, в которых радикальные предпочтения не гарантируют успеха на выборах».

Публицист призывает своих перевозбуждённых от выборов в западных странах соотечественников быть последовательными – не быть просто сторонними комментаторами, а смело брать за шкирку и призывать к разуму, например, британцев, замысливших самоубийство при помощи Брекзита. Тем не менее, уверен Таранд, этого не случится, потому что после восстановления своей независимости эстонцы поняли на своей шкуре, что несмотря ни на какие предвыборные страшилки ни одной из правящих коалиций не удалось добиться кардинальных изменений.

«Курс развития немного корректируется то влево, то вправо, но лишь в мелочах, а возможный ущерб с лихвой компенсируется терапевтическим эффектом – он возникает потому, что предпочтения ни одной из групп интересов не оставляют надолго без внимания, – полагает автор мнения. – Нет причин считать, будто в свободных и демократичных западных обществах дела обстоят как-то по-другому. Так на чём же основываются смелые предвыборные заявления в эстонских СМИ, будто «Франции было бы полезно…» или «Великобритании было бы вредно…»? Да ни на чём! На неспособности отличить реальную жизнь от киношной».

Жители Эстонии перестают заражаться «вирусом» физкультуры

Обновляемую программу по физкультуре преподносят в СМИ не иначе как волшебную палочку, способную решить проблему гиподинамии школьников. Бывший школьный директор Райво Хейнару пишет на страницах «Учительской газеты», что нерадивому физруку, бросающему мяч в зал с криком «Играйте!» не помогут уже никакие программы. Он уверен, что за реальными переменами стоит не грамотно написанная бумага, а небезразличный профессионал.

Хейнару вспоминает, что в школьные годы «бациллой» физической активности его заразил учитель по физкультуре, который обожал свою работу. Под его началом большинство парней стало играть в баскетбол, а каталась на лыжах или бегала кросс почти вся школа. Несмотря на отсутствие стадиона, спорт был в чести, а не выполнить нормативы было невозможно.

«Я не рыдаю по былым временам, однако удивляюсь происходящему сейчас, – недоумевает автор мнения. – Всё становится только проще да легче – ни нормативов, ни соревнований, ни оценок, ни напряжения, которое заставило бы потеть. Чему радоваться ребёнку – у него же нет достижений?! Ему не нужно было прилагать усилия для достижения чего-либо».

Хейнару уверен, что для овладения навыками и достижения целей нужно работать, что иногда означает и преодоление трудностей. «Тогда и можно вести речь о развитии и успехе, тогда и появится вера в то, что сегодняшний школьник станет завтра успешным и справляющимся со своими проблемами взрослым, – пишет он. – Задачей школы является подготовка учеников к будущей жизни, а держа их внутри ваты, они не овладеют навыком выживания в становящемся всё более переменчивом и суровом мире. Воля может всё. Волевые качества можно развить при помощи нагрузок, и спорт даёт для этого великолепную возможность».

Не зная содержания обновляемой учебной программы по физкультуре, автор предлагает со своей стороны несколько рекомендаций, способных привить, а потом и удержать интерес школьника к занятиям спортом. Залогом успеха Хейнару считает эмоционально проводимые уроки, поскольку только искренне переживаемые ощущения позволят ученикам испытывать радость от физической активности.

Основой основ педагог со стажем считает занятия гимнастикой, с которых и нужно начинать. Уроки ритмики с музыкальным сопровождением могут стать подспорьем для гимнастических упражнений.

Помимо этого в младших классах привлечь к спорту всех без исключения помогут посильные состязания. Главное, чтобы удовольствие получали и хорошо чувствовали себя даже физически менее развитые ребята.

В-третьих, Райво Хейнару уверен, что сделать физическую активность привычкой поможет увеличение количества уроков физкультуры во всех классах. «Обратите внимание на царящее в школе отношение – при подготовке к мероприятиям в жертву зачастую приносится именно физра. Урок либо отменяют, либо в зал вкатывают мяч – играйте! – констатирует бывший школьный директор. – Предмет подчас считают второстепенным, отсюда и отношение к движению и спорту. Это подтверждает также пришедшая некоторым людям на ум мысль перестать ставить ученикам оценки по физре. К примеру, в Китае в университет не берут выпускников, не сдавших установленные нормативы».

По мнению автора, все ученики должны также усвоить правильную технику бега и приёмы безопасного лазания, научиться плавать и приучить себя мыться в конце урока физры.

«В игры с мячом, которые так нравятся детям, можно было бы начать играть со второй школьной ступени, когда уже имеется физическая форма, – полагает Хейнару. – Выпускник школы должен уметь играть по крайней мере в одну спортивную игру, а также безопасно кататься на лыжах как по ровной земле, так и спускаться на них со склона».

Тяга к движению и физическим нагрузкам на организм даны человеку от природы, подытоживает автор мнения, а пожизненный интерес к спорту пробуждается лишь в самом раннем детстве.

 


Comments are closed.