OPL MANG

Учительская газета, 22 сентября 2017

22. sept. 2017 - Учительская газета, 22 сентября 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

Молитва директора детсада, или Полиция усмиряет уже не только школьников

В Алавере есть детский сад «Мыммила», руководитель которого Эда-Май Таммисте стонет на страницах «Учительской газеты» от всё увеличивающегося потока агрессивных детей, которые ни чувства свои контролировать уже не в состоянии, ни с другими считаться. Учителя же, несущие колоссальную ответственность за чужих детей, вынуждены пребывать в постоянном напряжении и «сгорать» на работе из-за «понтовых» родителей, когда-то не пожелавших или не сумевших ввести в берега своих «мусипусечек».

Уже не раз работающие в детском саду учителя возвращались после работы домой с синяками на ногах, а также следами от укусов и царапинами на руках. Пришлось даже отправить преподавательницу на сносях в другую группу, подальше от буйного дитятка. Дело доходило и до вызова в детсад полиции, ибо чадо становилось опасным как для себя самого, так и для своих сверстников и персонала. Поскольку работники детских садов ограничены в своём праве призывать ребёнка к порядку, то в подобных ситуациях разумнее всего призывать на помощь представителей закона.

«Мы до чего докатились, а?», может спросить читатель, с детским садом лично не соприкасающийся. К сожалению, дело зашло настолько далеко, что пора уже установить правила и принять законы, которые защищали бы работников детских садов и школ от агрессивных детей и выносящих мозг родителей.

Воспитание начинается с семьи. Увы, многим родителям не хватает времени на своих отпрысков. Гаджеты, влияние которых на развитие детского мозга ещё основательно не изучено, стали простыми и дешёвыми заменителями нянь. Они напрочь лишают какой-либо фантазии и творческого подхода, на которых выросли предыдущие поколения. К тому же, на поведение детей оказывают влияние пищевые продукты, перепичканные красителями и прочей «химией». Всё чаще причиной нестабильного поведения становятся разрушенные семьи. Развод родителей может превратить ребёнка в демона, особенно если в результате него он остаётся без опеки как отца, так и матери. Выясняя отношения, о детях ведь полностью забывают. В детском же саду из ребёнка выплёскивается наружу то, что он слышит и видит дома. Потому-то он и становится неуравновешенным и неуправляемым.

Беспокойство вызывает отсутствие во многих семьях установленных правил и ясных ценностей. Зачастую именно детский сад является для ребёнком самым безопасным местом, в котором есть режим, чёткие границы дозволенного и стабильная атмосфера. От детей, которым позволено всё, что только не придёт на ум, вешаются на стенку их же родители. Свободное воспитание – оно же отсутствие какого-либо воспитания – превращает ребёнка в мелкого тирана, который понукает своими родителями и всегда получает то, что хочет. Таким тиранам приходится тяжелее всего в коллективе, поскольку в нём приходится считаться с другими и подчиняться обговоренным правилам.

Родители утверждают, что дома дети так себя не ведут. Так оно, скорее всего, и есть, потому что дома их окружает привычная обстановка в семейном кругу. В детсадовской же группе много детей с различными желаниями и особыми потребностями, а уровень шума намного выше обычного. Потому и конфликты возникают чаще. В каждой группе по два, а то и по три взрослых человека, которые должны успеть уделить достаточно времени и внимания всем детям.

Всё чаще встречаются родители, ожидания которых в отношении детсада очень завышены. Когда выясняется, что детсад не сотворил чуда, а лишь «отзеркалил» доставшееся ребёнку в наследство от семьи, то вместо того, чтобы посмотреть на своё собственное отражение и поразмышлять над тем, как исправить ситуацию, мамы-папы начинают критиковать работу учителей и выискивать ошибки, придираясь к любым мелочам. Будучи руководителем, мне приходилось сталкиваться с требованиями родителя уволить преподавателя только за то, что у ребёнка были мокрыми резиновые сапожки или задом наперёд надеты штанишки. Нам угрожали даже судом.

К сожалению, встречаются родители, которые относятся в детскому саду с позиции «клиент – король», то есть «я плачу, а вы давайте воспитывайте моё чадо». Содействовать воспитанию чада семья и детский сад могут только сообща. Один только детский сад бессилен, если родители отказываются от сотрудничества с ним или не могут выяснить отношения между собой.

Важно, чтобы в детском саду в безопасности чувствовали себя как дети, так и преподаватели. От учителей мы ждём заботы и доброжелательности, от родителей же готовности к сотрудничеству и понимания. Только двигаясь сообща и в одном направлении, мы сможем хорошо подготовить детей к будущей жизни. Аминь!

*****

Пальцы в рот да весёлый свист?!

Опостылевшая до тошноты школа – это неизбежность или всё-таки возможно создать школу, которую всегда хотелось бы посещать? Писательница Кертту Соанс вместе с единомышленниками из НКО «Творческое образование» (MTÜ LoovHa) задала эти вопросы 16 молодым людям в возрасте от 15 до 21 года в ходе недельного эксперимента, проведённого в старинном здании Виллевереской школы. Так конкурируют в школе будущего или всё-таки сотрудничают?

Соанс пишет на страницах «Учительской газеты», что молодые люди зашлись от счастья словно первоклашки, когда им предоставили полную свободу при описании идеальной модели школы, в которой они мечтали бы учиться.

Удивлению не было предела. Мы что, и вправду не конкурируем? Разве те, кто с нами не согласен, на глубинном уровне являются одним с нами целым и достойны плыть в одной лодке? Неужели молодые и в самом деле бывают умнее взрослых? А что, установленная неформальным лидером дисциплина может быть по сердцу? Я серьёзно готов добровольно пахать, вместо того чтобы гедонизировать на солнышке или убивать время, сибаритствуя?

Интенсивный поиск ответов на вышеприведённые теоретические вопросы в итоге увенчался подготовкой конкретных уроков, которые будут вынесены на суд практикующих педагогов в Таллиннском университете в феврале следующего года на семинаре под названием «Идеальная школа для меня, тебя и нас».

Величайший зачинатель

В ходе образовательного эксперимента мы, его организаторы, и сами захотели понять, почему в Эстонии школа так опостылела ученикам. Почему наши дети всё же несчастны в школе? И это при том, что они умеют отвечать на вопросы, которые им там задают, а также достигают результатов, достойных высших отметок.

Поначалу ребята и сами не могли понять причин своего несчастья и недовольства. Счастье – это вообще что такое? Всё больше понимая самих себя и сближаясь с другими, пришло понимание того, что в школе не затрагивается душа человека или, другими словами, ТО, чему нужно безусловное признание, несравнимое ни с кем и ни с чем. ТО, что в молодом человеке жаждет себя проявить во всей своей уникальности и ранимости. ТО, при помощи чего человек познаёт сам себя, через что развивает в себе чувство эмпатии и при помощи чего способен глубже общаться с другими.

Нет-нет, это не школа как институт, который не любят. Это чувство отвращения, порождённое анонимностью духовного и физического пространства школы, а также поверхностность и череда необоснованных обязанностей учеников и учителей. Всему этому не хватает соприкосновения с современностью, столь необходимой для творческих импульсов, а также интерпретации ошибок как возможностей, их признания в ходе постижения сути вещей. Словом, в школе отсутствует величайший зачинатель всего и вся – Вдохновение, в наличии которого нуждаются как ученики, так и учителя.

Движение в направлении единственно возможных ответов и по предписанным образцам исключает возможность мотивировать самого себя и самостоятельно ставить перед собой цели. Даже когда мы находим к каждому ученику индивидуальный подход, мы не всегда свободны от однобоких выводов, когда наша цель – прийти к тому, к чему должны прийти все. Да происходи это хоть под индивидуальным руководством!

Человеку, особенно молодому человеку, требуется постоянная обратная связь, что он справится, что он словно проводник всего нового, стоящий одной ногой в будущем, и что именно его идеи будут создавать мир, в котором мы все будем жить уже завтра. Подобные ожидания воспитывают чувство ответственности, которое порождается не стрессом, а творческим самовыражением и природной честностью по отношению к себе самому.

В Виллевере мы почувствовали вкус к тому самому открытому общению и безусловному признанию, по которому так изголодалась молодёжь. Мы осознали, что школа основана скорее на конкуренции и навязанных извне обязательствах, нежели на сотрудничестве, возможностях и внутреннем выборе. Что даже те хорошие идеи, которые пытались внедрить в школы сверху, в итоге не работают, поскольку система не может и не хочет влить их в свою устаканившуюся и кое-как функционирующую форму. Как мы с ребятами пришли к пониманию этого?

Лагерь начался с самосозерцания. Сидя в круге, стар и млад рассказывал о полученной когда-то образовательной травме или даже шрамах. Примечательно, что, несмотря на многодесятилетнюю разницу в возрасте, рубцы были одного порядка, а большая часть болезненных переживаний пришлась на уроки музыки, искусства и физкультуры в начальных классах. В основной школе и гимназии с подавлением творческого начала ученики чаще всего сталкивались при написании сочинений. Десятилетиями произносимое учителями «так не делается» лишило многих смелости самовыражения. Если подобные фразы слышать уже с первого-второго класса, когда преподаватель является безусловным авторитетом, то уверенность в себе может исчезнуть навсегда, а ребёнок превратится в воспроизводящую саму себя человека-машину, который/которая никогда не осмелится высказать что-то, что уже ранее не было озвучено кем-то другим.

Сознательное самовоспитание

Да-да, в школе не хватает учителей, которые были бы в восторге от своей профессии. Со временем учителя пресыщаются так же, как и их ученики. Но всё же есть и те, кому по душе профессия педагога и кто считает свою работу в высшей степени творческой. Это те, кто призван обучать. Если в школе есть хоть один такой, то «бодрячком» держатся как его коллеги, так и ученики. Восторженное настроение – это лучший мотиватор для приложения усилий и преодоления себя. Однако как ученикам, так и их учителям нужно переживание успеха, которое восполняло бы затрачиваемую на усилия энергию. Да ещё и такого успеха, чтобы дефицит восторга был бы в принципе невозможен.

В виллавереском лагере мы все испытали, насколько интересно преодолевать себя, что именно путём самопреодоления можно ощутить свою уникальность и заложенный в нас безграничный потенциал. В школьную систему стоило бы привнести методики, которые содействовали бы сознательному самовоспитанию учеников. Методики, помогающие раскрыть дремлющие в них таланты и безграничные инициативы, юношеский задор и почему бы не упорство в стремлении становиться всё лучше.

Человек должен понимать, почему он делает тот или иной выбор, каковы его подсознательные ценностные установки, заставляющие его реагировать на факты и обстоятельства именно так, как он привык реагировать. Он должен знать, что всегда может изменить своё поведение, когда и если он этого захочет. Понимать, что перемены нетрудны, если можешь найти для них достаточное обоснование. Если желание расти, учиться и заниматься самоулучшением исходит изнутри человека, то это всегда продуктивнее, чем следовать навязанным извне представлениям.

Прежде всего, молодому человеку нужен контакт с самим собой. Индивидуальный подход к ученику означает как то, что учитель относится к ученику как к личности, так и то, что ученик осознает сам себя и сможет без страха испытать свою уникальность.

Мы не можем узнать у человека, счастлив ли он в школе (а также за её пределами), если он даже не понимает, что такое счастье. Иногда достаточно едва заметного роста самосознания, какого-нибудь упражнения или смены угла зрения, чтобы уловить чувство радости внутри себя и удивиться – опа, да я ведь счастлив! Я просто искал в себе созданную кем-то другим модель счастья, его правильную формулировку, не доверяя своему внутреннему голосу и не умея настроить себя на счастье.

*****

Призрак выборов бродит по школам Эстонии

Ещё три недели призрак выборов будет сновать по школам всей страны и будоражить как руководство и учителей, так и всех достигших избирательного возраста учеников. Если первые две группы готовы обуздывать неистовых и жадных до голосов политиков, то школота впадает в столбняк от одного только слова «выборы» и прячется за баррикадами в самом конце классных помещений. Разве такого начала учебного года мы хотели, спрашивает на страницах «Учительской газеты» советник по вопросам молодёжной политики Союза молодёжных объединений Эстонии Карл Андреас Спренк.

Надеюсь, что описанный выше сценарий так и останется лишь страшным сном, а предвыборные мероприятия пройдут в гораздо более цивилизованной форме. С точки зрения важности осуществления какого-либо выбора мистификация выборов политических оправдана, рациональна и необходима, но в то же время является вырванной из контекста и выбранной в качестве заголовка цитатой, а также описанной в вводке к статье апокалиптической утопией.

Я до сих пор живу в надежде на то, что молодой избиратель не является видом, которому угрожает исчезновение, а потому ему было бы надёжнее внушать мантру: «Подожди-подожди, однажды и ты начнёшь осуществлять правильный выбор, а пока подожди и подрасти немного». С точки зрения своего возраста молодой избиратель может и вправду показаться чересчур уж самонадеянным и непредсказуемым, но в то же время и крайне пугливым, подчас и вовсе апатичным или же полностью равнодушным. Не являются ли вышеописанные – и по сути своей противоречивые – характеристики защитной реакцией от чего-то нового и неизведанного?

Что может излечить от этого? Совершенно определённо не заушательство, пессимизм или встречные апатия с равнодушием. В случае подобных жалоб, как говорится в добротной рекламе медикаментов, следует проконсультироваться с лечащим врачом или аптекарем. А с кем должен проконсультироваться молодой избиратель?

«Но это же их не интересует»

Разумеется. Всё, что связано с выборами, поначалу притягивает или отталкивает так же сильно, как и тема тригонометрических уравнений на первом уроке математики. Но как определённая часть математики в средней школе останется не усвоенной без тригонометрии, так и игнорируя тему выборов, можно лишить себя социальных навыков, которые школа должна развивать в молодых людях согласно учебной программе.

О социальных навыках, которые в изобилующей фактами системе образования остаются, к сожалению, на заднем плане, можно в связи с выборами говорить почти на всех предметах. Приведу несколько стилистических примеров.

Предвыборные баталии с точки зрения предметного курса по статистике и теории вероятности; средства манипуляции и критическое мышление как часть курса по литературе «Медиа и оказание влияния». Возможности интерпретации предлагает тот же блок тем «Окружающая среда, дизайн и визуальные медиа» по истории искусства, не говоря уже обо всём, что вмещается в рамки уроков обществоведения.

Не стоит инициировать перемены лишь в рамках, установленных формальным образованием. Союз молодёжных объединений Эстонии на протяжении почти уже года проводил в школах симуляции коалиционных переговоров в местных собраниях, а также проводил уроки гражданского воспитания.

После сотого визита в школу можно с уверенностью утверждать, что молодые люди поначалу и вправду путаются в избирательном праве, однако спустя 45 минут большая часть из них уже готова задавать политикам вопросы по существу, а в октябре хвататься за паспорт или ID-карту.

Разумеется, тема выборов не должна стать самоцелью. Тем не менее, в свалившейся на плечи дополнительной тяжести можно разглядеть возможность актуализации школьных уроков и инициирования дискуссий.

Чтобы овцы были целы и волки сыты

Не поймите меня неправильно! Я верю в креативность опытных работников просвещения, но хотелось бы при помощи этой статьи сместить центр тяжести от вопроса «А надо ли вообще?» в сторону взвешенности.

В августе Министерство образования и науки представило принципы, которыми школам следовало бы руководствоваться в предвыборный период. Суть документа можно вкратце передать так: школа пусть остаётся нейтральной учебной средой, тему выборов нужно подавать как информацию, а не пропаганду, визиты же политиков пускай происходят во внеурочное время и в управляемой форме.

В виде отклика прозвучало мнение, что если молодым и предоставили избирательное право, то теперь им также надо дать попробовать на вкус плоды политических кампаний, причём без какой-либо цензуры. Другими словами, не делать никаких скидок в ходе предвыборной гонки и не закрывать двери перед политиками. А разумно ли это?

Выношу со своей стороны предложение (в надежде, что напоминаю о само собой разумеющемся): может, последние 10 минут урока стоит посвятить общению с ребятами?! Спросить у них честно и напрямую, что они сами думают о предоставленном им избирательном праве, и не закруглять дискуссии сразу после первых донёсшихся до ушей «не интересует» или «монопенисуально». Может, стоит докопаться до причины подобного равнодушия и помочь его преодолеть, развеять мифы, поубавить страхи и, насколько это вообще возможно, вызвать хотя бы минимальный энтузиазм?!

Если хотя бы один молодой человек в ходе подобной дискуссий поменяет своё мнение и пойдёт на выборы, то это уже победа. И не только для меня, других активистов молодёжных объединений, проголосовавших за принятие поправки к закону или получившего ещё один голос кандидата, а для всего общества в целом. Победа заключается в том, что вырастет поколение активных и критически мыслящих молодых людей.

Звучит слишком наивно, да? Надеюсь, что нет. Молодой избиратель совершенно определённо не «валяющийся на дороге голос», которому нужно подыскать владельца. Он ещё как даже в состоянии оказать влияние на исход выборов (насколько невероятным это с первого взгляда и не кажется).

Страница молчания в книге времён

Предстоящие выборы являются историческими, несмотря на их результаты. Они ведь пройдут в границах новых самоуправлений согласно поправкам аж к самой конституции.

На прошедшем летом Молодёжном празднике песни и танца слова песни «Мы» напевало приблизительно столько же молодых людей, сколько 16-17-летних добавится к общему сонму голосов на местных выборах. В том, чтобы наделённая избирательным правом молодёжь не превратилась в страницу молчания в книге времён, свою роль играет именно учитель.

Напоминание о важности осуществления в жизни выбора может послужить тем необходимым толчком, который заставит молодого человека взять удостоверяющий личность документ и осуществить на избирательном участке свой первый смелый выбор, ну или хотя бы узнать о своих правах.


Comments are closed.