opleht-tellimine

Учительская газета, 24 февраля 2017

24. veebr. 2017 - Учительская газета, 24 февраля 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

Плохому танцору «кеэлекюмблус» мешает

Найти в Силламяэ владеющих эстонским языком учителей в разы труднее, чем в Таллинне. Учиться на государственном силламяэским школьникам гораздо тяжелее, так как общаться на нём в городе не с кем. Тем не менее, госэкзамен по языку тамошние гимназисты сдают лучше, чем в среднем по стране. Почти 80% выпускников Силламяэской гимназии поступили в вузы и учатся преимущественно в эстоноязычных группах. Так почему же в пределах крохотной страны языковое погружение объявляется одними «провальным проектом», в то время как другие считают его методом новаторским и действенным? Почему выпускники Силламяэской гимназии в состоянии учиться на эстонском, а чем ближе к столице, тем больше стонов и «защитников» русских школ?

На эту тему редактор «Учительской газеты» Райво Юурак побеседовал с преподавателями и учениками Силламяэской гимназии, поводом для встречи с которыми послужили участившиеся в последнее время разговоры о якобы завышенных требованиях именно к столичным русским школам. Днём с огнём в мегаполисе не отыскать учителей, способных преподавать на эстонском. Если же таковые и найдутся, то опять беда – русский ребёнок просто не может учиться на эстонском без катастрофического ущерба для своих знаний. Посему-де и нереализуемо требование изучать 60% предметов на неродном языке, полагают в русскоязычных школах столицы.

В это же время на другом конце страны учительница эстонского языка Анне Мелдре отмечает, что если педагог считает детей бестолковыми, то таковыми они и будут. «Вера учителя в ученика даёт тому крылья, – уверена педагог, приобщающая своих подопечных к общению и потреблению СМИ на изучаемом языке. – Так ученики с удивлением и обнаруживают, что эстонский язык можно изучать даже самостоятельно, поскольку есть телевидение, радио, газеты, интернет, художественная литература и фильмы».

Для Маргит Карина-Тарасовой, преподающей также эстонский язык, важнее всего обсудить с предметниками темы предстоящих уроков, чтобы дети уже заранее знали нужные слова и выражения.

К началу 12-го класса учитель истории и обществоведения Айве Кюнг переходит в общении с учениками полностью на эстонский язык – как на уроках, так и на переменах. Залогом успешного перехода на неродной язык обучения педагог считает не только сотрудничество лингвистов с предметниками, но и учителей между собой.

По словам директора Силламяэской гимназии Арно Казенийта, ученики сами требуют, чтобы на уроках, преподаваемых на эстонском, учителя не переходили на родной русский. Он отмечает, что труднее всего приходится десятиклассникам в первом полугодии, после чего уровень владения государственным языком начинает становиться всё выше и выше. «Год на год не приходится, но с нынешним одиннадцатым классом можно поговорить обо всём на эстонском языке», – утверждает Казенийт.

Изучавшая в магистратуре методику языкового погружения Юлия Захарова преподаёт в Силламяэской гимназии эстонский язык и географию. «Когда используются принципы языкового погружения, то начинать изучать эстонский не поздно даже в десятом классе, – уверена она. – Опыт нашей школы подтверждает это». По мнению педагога, проблемой более слабых учеников, с которыми надо заниматься дополнительно, является не слабое знание эстонского и вытекающие из этого последствия, а недостаточное знание именно родного языка, узкий кругозор и неумение учиться.

Преподаватель эстонского языка Галина Шутикова подчёркивает необходимость превалирования в гимназической ступени устных заданий, при помощи которых учащихся можно разговорить. «В основной школе было наоборот – доминировала грамматика, к которой ученики относились как к наказанию», – констатирует педагог.

Отсутствие возможности общаться на эстонском языке вне стен своего учебного заведения силламяэские школьники компенсируют участием в совместных проектах с эстонскими школами. Так, например, Силламяэская гимназия была единственной русскоязычной школой, принявшей участие в дискуссионном лагере «Златоусты» в Пылтсамаа. Интерес к дебатам, проходящим наравне с эстонскими ребятами, и в этом году проявила новая пятёрка русскоязычных гимназистов. Также силламяэсцы приняли участие в языковых лагерях на юге Эстонии, пообщавшись там со своими сверстниками из Вильянди и Локса на эстонском и английском. По словам директора Силламяэской гимназии Арно Казенийта, в ближайшем будущем его школа планирует начать обмениваться учениками с эстонскими учебными заведениями.

Ложкой же дёгтя в бочке мёда под названием «языковое погружение» руководитель успешной гимназии считает отсутствие системной помощи преподавателям эстонского языка, которым самим приходится искать необходимые курсы повышения квалификации и площадки для проведения методических дискуссий.

Лейтмотивом общения журналиста Райво Юурака с силламяэскими гимназистами Анастасией Ершовой, Андреем Козловым, Артёмом Трохачевым и Эдуардом Рачинским стали признания последних в том, что их рост стал возможен благодаря кризису в основной школе, своевременному вмешательству взрослых и дальнейшему переводу собственного развития в полностью автономный режим.

В рубрике «Вопрос – ответ» директор Куристикуской гимназии Райно Либлик, отвечая на вопрос «Учительской газеты», как русским ребятам помочь быстрее выучить эстонский язык, призвал освободиться от мысли о неспособности русских обучаться на других языках. В подведомственной ему школе с 6-7–х классов тоже начинается погружение, но в английский язык. В гимназической же ступени некоторые предметы преподаются только на языке Шекспира, причём все прекрасно справляются и надобности в «защитниках» эстонских школ нет.

Паэская гимназия, возглавляемая Изабеллой Рийтсаар, предоставляет ученикам и их родителям возможность выбирать между ранним и поздним языковым погружением, а также учёбой на русском языке. По мнению директора, в русскоязычных школах метод языкового погружения должен стать основным, а мешает этому исключительно нехватка кадров.

Руководитель частной гимназии «Сакала» Екатерина Гриднева считает, что современный педагог должен владеть как минимум тремя языками, а желательно и четырьмя-пятью, чтобы быть примером для учеников. Для освоения такого количества языков и новых методик директор предлагает выделить учителям один свободный день в неделю.

По мнению же автора учебников, докторанта Таллиннского университета и школьного учителя Маре Китсник, для быстрого обучения эстонскому языку учеников нельзя пугать ни грамматикой, ни экзаменами, ни якобы сложностью преподаваемого языка. Учащимся нужно позволять делать ошибки и дать понять, что Эстонии они нужны и их тут любят.

Игорь Копытин: уроки гособороны должны стать обязательными

Лектор по военной истории в Объединённых учебных заведениях Сил обороны Эстонии Игорь Копытин задаётся на страницах «Учительской газеты» вопросом, когда нужно начинать заниматься воспитанием настоящих граждан государства – в школьные годы или во время прохождения срочной службы? В Силах обороны пора заняться культурно-воспитательной работой, а уроки гособороны нужно сделать обязательными, считает военный историк, преподаватель и публицист.

В восстановившей свою независимость Эстонии были воссозданы Силы обороны и уроки гособороны, однако среди призывников перестала вестись культурно-воспитательная работа, сетует Копытин. Он сравнивает кадровый состав вооружённых сил со школьным педагогическим коллективом, работающим также по расписанию и утверждённым программам. Разница же заключается в том, что в отличие от 12-летнего обучения в школе, в армии нет лишнего времени на проведение уроков граждановедения.

«В связи с тем, что наряду с детсадом, семьёй, школой и вузом Силы обороны являются важным звеном образовательной цепи и процесса становления молодого человека как гражданина, в дальнейшем следует обращать больше внимания на повышение эффективности сотрудничества между школами и Силами обороны, – считает Игорь Копытин. – Для этого уроки гособороны должны стать обязательными, а в Силах обороны стоит взвесить внедрение программы по проведению культурно-разъяснительной работы – в сотрудничестве с местными самоуправлениями можно было бы организовывать для срочников регулярные посещения музеев, театров, обществ и трудовых коллективов ради улучшения солдатами знания своей родины».

По мнению военного историка, для разъяснения целей государственной обороны имеет смысл взвесить централизованное применение программы через Министерство обороны и недоходные объединения наподобие НАТО. «Это послужило бы также идеальной психологической защитой от окружающих нас гибридных угроз, направленных против всего общества, – полагает Копытин. – Ведь Силы обороны являются срезом общества и потому должны состоять из самых сильных и дееспособных граждан».

Совсем не случайно, пишет автор статьи, в столь напряжённой внешнеполитической ситуации, когда в мире информационно-психологические войны следуют одна за другой, в России была восстановлена должность офицера по воспитательной работе, задачей которого является поднятие боевого духа солдат.

Напрасные надежды педагогов

Учитель математики Лооской средней школы Аллар Веэлмаа гневается на страницах «Учительской газеты» по поводу того, что осенью 2016 года действующими преподавателями были проработаны, а потом и оглашены все доводы против проведения в шестых классах уровневой работы по математике в виде электронного теста в системе EIS, однако чинуши целевого фонда Innove не только проигнорировали все предложения специалистов, но и вознамерились проводить экзамен по математике в 9-х классах исключительно в электронном виде.

2 сентября минувшего года в «Учительской Газете» была опубликована статья под названием «Беда нечаянно не нагрядывает», за которой последовало критичное мнение Райна Санника «Э-оценивание пришло, чтобы остаться», а 23 сентября было обнародовано «Открытое письмо учителей математики», восстанавливает Веэлмаа хронологию отношений математиков с чиновниками.

По мнению педагогов, напоминает автор статьи суть проблемы, экзаменационная инфосистема EIS в её нынешней версии подходит лишь для оттачивания навыка использования компьютера, а не для проведения уровневой работы или экзамена.

Чуть позднее, 31 октября, в Тарту прошла многочасовая встреча представителей Минобра, целевого фонда Innove и Эстонского общества математики, на которой преподаватель Тартуской Аннелиннаской гимназии Максим Иванов детально разъяснил недостатки электронного тестирования, а его коллеги сделали свои замечания по проведению электронной уровневой работы в шестых классах. Тогда же, продолжает Аллар Веэлмаа, практикующие учителя математики убедили чиновников-теоретиков в том, что уровневую работу нужно проводить традиционном способом, то есть на бумаге. В качестве альтернативы математики допускали, что одной из двух частей уровневой работы может быть тестирование базовых знаний в электронном виде, вторую же часть уровневой работы – решение задач – необходимо выполнять на бумаге, потому как математический язык изобилует специфичными символами, рисунками, чертежами и графиками.

Веэлмаа отмечает, что электронный тест не может быть просто вбитой в компьютер уровневой работой, как это было раньше. «Для электронного тестирования необходимо сначала создать банк э-заданий, в котором по каждой теме будут десятки равнозначных упражнений», – считает автор, добавляя при этом, что их количество может составлять хоть миллиарды.

По мнению математика, целевой фонд Innove должен прекратить дальнейшее «усовершенствование» экзаменационной системы EIS. «Будьте так добры и остановитесь – электронное тестирование и EIS не являются синонимами, – предлагает Аллар Веэлмаа. – Прежде всего для э-тестирования нужно создать дружелюбную по отношению к математике рабочую среду и лишь потом может вестись речь об электронном тестировании. Бесконечный тюнинг системы EIS следует прекратить – не станет она для математиков пригодной для использования рабочей средой, как и невозможно оттюнинговать «Запорожец» до уровня «Мерседеса»».

Сомнению критичный математик подвергает также компетентность авторов уровневых работ из Innove, которые якобы прошли соответствующее обучение. «Где и когда? – уточняет Веэлмаа. – Я составлял тесты почти 30 лет, даже защитил по этой теме дипломную работу и потому осмелюсь утверждать, что в случае с ранее составленными электронными уровневыми работами об их обоснованности и достоверности и речи быть не может».

Не нравится автору и неразумно ранняя дата проведения уровневой работы – 9 мая, когда до конца учебного года остаётся целый месяц, а значит, и много не пройденных тем.

Веэлма считает, что встречи чиновников с учителями математики проводятся лишь для «выпускания пара» – преподавателей вежливо выслушивают, однако никакие поправки не учитываются: «Это и есть привлечение к сотрудничеству по-эстонски – поговорить и выслушать, но не услышать?»

В заключение математик напоминает чиновникам, что высокие показатели по тестам PISA Эстонии обеспечивают учителя, которые знают, что и как преподавать. «Может, высокопоставленным чиновникам имеет смысл прислушаться к рекомендациям педагогов, от чего выиграли бы все? – предлагает учитель Лооской школы. – Уже ни в какие ворота не лезет это высокомерие – пускай они там поноют, а мы всё равно сделаем так, как считаем нужным, ибо знаем, как должно быть».

Что думает о модернизации уровневых и экзаменационных работ главный специалист по математике целевого фонда Innove Пирет Симмо, можно узнать из её интервью, данному преподавателю этой дисциплины из Гимназии Густава Адольфа Агу Оясоо.

 


Comments are closed.