Õpetajate Leht

Учительская газета, 25 мая 2018

25. mai 2018 - Учительская газета, 25 мая 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

РАЗЫСКИВАЮТСЯ ДИРЕКТОРА ШКОЛ

Совсем недавно общественность была ошарашена новостью о том, что один из брендов Эстонии – директор Таллиннского французского лицея Лаури Леэзи – уходит на пенсию, освобождая свой трон потенциальным преемникам. Кандидатам с лидерскими задатками сейчас самое время поучаствовать в «игре престолов», поскольку троны свободны почти в двух десятках школ, пишет в «Учительской газете» журналист Сирье Пярисмаа.

Кто станет преемником эстонской иконы франкофильства по имени Лаури Леэзи, и сколько было желающих занять его пост, выяснится позднее. Сроком подачи заявок было 24 мая.

По словам главы отдела кадров столичного департамента образования Тийны Мырд, к кандидатам на пост директора любой школы предъявляются чёткие квалификационные требования. Условиями участия в конкурсе являются наличие у соискателя сильной мотивации, опыта управления, умения сотрудничать с другими людьми, а также наличие чёткого представления о том, как возглавлять и развивать общеобразовательное учреждение.

Мырд уточняет, что в последнее время на вакантную должность директора школы претендовало по шесть-семь человек на место, причём людей как молодых, так и постарше. Особенно много директоров школ – целых шесть – ушли со своих постов этой весной в Харьюском уезде.

Так, например, Михкель Ребане, возглавлявший Кийлискую гимназию на протяжении последних 14 лет, с апреля этого года возглавляет отдел общего образования Министерства образования и науки. Количество желающих занять бывшее кресло директора равнялось одиннадцати.

Совершенно неожиданно без директора осталась и Виймсиская школа, которую осенью прошлого года возглавила Эне Койтла. Сейчас обязанности директора исполняет учитель химии Пеэтер Сипельгас. В волостную управу Виймси поступило уже 16 заявок, однако на собеседование было позвано только пять кандидатов.

Ещё больше заявок поступило от желающих возглавить Лууньяскую среднюю школу, находящуюся под Тарту. Учреждением, в котором учится 367 школьников, хотело управлять 22 человека. Квалификационным требованиям соответствовали 15 из них. Среди соискателей были даже бывшие комбайнеры и трактористы, но всех положил на лопатки Тоомас Лийвамяги, имевший опыт руководства сразу несколькими организациями.

Мэрия Пайде выбрала на должность директора Основной школы им. Хиллара Ханссоо учительницу Керсти Кивисоо. По словам вице-мэра Аннели Тумански, на конкурс поступило пять заявок.

Конкурс же на должность директора Кихнуской школы вообще провалился – главой учреждения хотел стать лишь один кандидат, да и тот не соответствовал квалификационным требованиям. По этой причине Кихнуская волостная управа была вынуждена объявить повторный конкурс.

*****

ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ НАДО РАЗВЛЕКАТЬ ИЛИ ВСЁ-ТАКИ ОБУЧАТЬ?

Несгибаемый учёный и преподаватель Пеэп Леппик продолжает подкалывать на страницах «Учительской газеты» демократизаторов школ, а также фанатов современных технологий и «изменившегося» понимания обучения, которые вместо развития педагогики либо откровенной самодеятельностью занимаются, либо обезьянничанием всего западного.

Увлечённо создавая с виду красивые и модные «модели обучения», мы не замечаем, что такое положение вещей искусственно создано путём внедрения в процесс воспитания и обучения детей и подростков ложных предпосылок.

Приведу несколько примеров.

Пример первый

Ребёнок – это личность, равная совершеннолетнему человеку. Он сам решает, что и как делать и т.д. Подобная предпосылка переворачивает с ног на голову не только психологию развития, но и весь воспитательно-образовательный процесс, т.е. педагогику. Мы придумываем «новые» методики или используем методы обучения взрослых, не ведая даже того, что до одиннадцатилетнего возраста ребёнок вообще не способен мыслить абстрактно. О воспитании и речи нет. «Предпосылка», она же не изменит природу ребёнка – он ведь всё равно останется ребёнком, которого придётся обучить и воспитать.

Пример второй

Школьники Эстонии хоть и занимают верхние строчки в рейтинге PISA, однако не испытывают никакого счастья от учёбы. Теперь тёти и дяди из ОЭСР утверждают, что то же самое происходит и в Финляндии. И вот начинается уже новая свистопляска – как нам «сделать» школьников счастливыми?

«Создание» весёлой школы – это задача несложная, но ведь в такой никто и ничему не научится. Опытом всего человечества обладают философы, которые расскажут вам, что учёба – это преодоление трудностей и противоречий! Уже даже в университетах появились молодые люди, которые ожидают от профессора «игровых элементов»… Долго это ещё будет продолжаться?

Пример третий

Результаты тестов PISA свидетельствуют о высоком уровне школ Эстонии – именно это обожают подчёркивать чиновники от образования (читай: как же чудненько мы управляем происходящим в школе!). Да ни о чём они не свидетельствуют! Сравните теперь наши утверждения с утверждением двух финских профессоров педагогики – Осмо Кивинена (Турку) и Яркко Хаутамяки (Хельсинки): «Связь между результатами теста PISA и происходящим в школе (т.е. обучением) ничтожна (по крайней мере в Финляндий, хм!). Опять ложная предпосылка…

Пример четвёртый

В процессе учёбы пользуйтесь программой PowerPoint, потому что профессура ведь пользуется! Это яркий пример распространения по всему миру псевдонауки. Для многих преподавателей (особенно тех, кто работает в старших классах), это уже основной метод обучения.

Пять-шесть лет назад (тогда ещё можно было!) встал вопрос об уровне преподавания в университетах. Тогда Хардо Паюла вышел в газете „Maaleht“ с идеей – миротворцы ООН должны отобрать у университетских преподавателей все устройства для демонстрации слайдов в PowerPoint. Согласен с Паюла на 95%, потому что такие лекции – это же ведь самое настоящее убийство процесса овладения знаниями.

Самым же опасным в итоге является то, что ложные предпосылки заставляют нас отрекаться от науки под названием «психология». Слушайте и смотрите лекции наших докторов педагогики, например, в интернете (UTTV), и ни слова больше о науке, особенно о фундаментальных исследованиях! Так как мы отбросили в сторону даже проверенные временем и соответствующие законам природы методы развития, обучения и воспитания детей, то вот мы и оказались на карачках… Что, так и будем на брюхе ползать?

*****

ОТ ПРИЗНАНИЙ В ЛЮБВИ ДО КИБЕРБУЛЛИНГА:  ОБЩАТЬСЯ ЛИ УЧИТЕЛЯМ С УЧЕНИКАМИ В СОЦСЕТЯХ?

Этично ли учителям отправлять сообщения ученикам после восьми вечера? Готовы ли сами учителя получать признания в любви от школьников, отправленные с поддельных профилей? Главный редактор «Учительской газеты» Хейки Раудла побеседовал с вэб-констеблем Маарьей Пунак о том, как преподавателям и учащимся не попадать в неловкие ситуации и заранее договариваться о правилах игры.

Кто чаще становится жертвой общения в соцсетях – учитель или ученик?

Чаще всё-таки учитель, в адрес которого летят глупые шутки или злобные комментарии. А ещё педагог может стать жертвой чрезмерного общения с родителями школьников.

Мне известны случаи, когда родитель бомбил классного руководителя пятью-шестью имейлами в день, ожидая на них немедленного ответа. Реже жертвой становится ученик, общаясь с которым, учитель нарушает правило не беспокоить его после определённого часа. Так, прежде всего, считают родители школьников.

Насколько часто вам приходилось сталкиваться со случаями нанесения учителем травмы ученику и в чём это выражалось?

Случаи, когда по оценке родителей учителя рассылали ученикам сообщения в слишком поздний час, единичны. Также родители интересовались, имеет ли преподаватель-мужчина право слать несовершеннолетней девочке сообщения в мессенджере, даже если они касаются учёбы.

В подобных случаях общение должно происходить либо в э-школе, либо при посредничестве родителей. Однажды случилось даже так, что ученица влюбилась в учителя, но реакция со стороны преподавателя вызвала в школьнице противоречивые чувства вплоть до мысли о самоубийстве.

Какими самыми распространёнными способами ученики троллят учителя? Это сообщения с фальшивых профилей, рассылка фотографий или что?

На первом месте стоит создание поддельных профилей. За учителя создают профиль в соцсети, в котором инициируется общение с учениками. На втором месте, бесспорно, мемы, т.е. прикольные изображения учителя. Как правило, фотография делается исподтишка или она берётся из публичного профиля преподавателя. К ней добавляется текст, высмеивающий педагога. На третьем же месте – злобные комментарии в адрес учителей.

Неважно, публикуются ли фотожабы в групповых чатах, под фотографиями учителей на школьном сайте или для этих целей создаются отдельные домашние странички ненависти. Смысл в том, чтобы вести себя неподобающе по отношению к конкретному учителю. Зачастую автором постов является не один человек, а целый мозговой трест под одним именем. Эти черти подбивают других на написание всё более мерзких сообщений.

Насколько школы (на уровне руководства) осознали необходимость регулирования правил общения между учениками и учителями в интернете? Существуют ли школы, в которых эти правила уже действуют?

После разных инцидентов в нескольких школах я посоветовала ученикам и учителям обсудить, стоит ли им вообще становиться друзьями в соцсетях, нужно ли педагогам отвечать на сообщения школьников, если они не «фрэнды», а также как преподавателям вести себя, если к ним обращаются находящиеся в эмоциональном кризисе учащиеся, которые хотят покончить с собой или, например, признаются им в любви. Как правило, проблема заключается в отсутствии действующих договорённостей, а также понимания того, должны ли учителя и ученики общаться в соцсетях, и если да, то как.

Мне приходилось видеть профили учителей с очень слабыми настройками приватности. Большинство педагогов постарше не пользуются двойной аутентификацией для повышения безопасности профиля, что упрощает его взлом. Если учительница отправляется в путешествие, а потом ученики видят на своей стене в Фейсбуке её фотографии, на которых она потягивает алкогольный коктейль в бикини, то я считаю, что над настройками приватности в соцсети можно было бы подумать немного больше.

В какой степени законодательство в Эстонии регулирует общение между учеником и учителем в интернете?

Порядок отношений можно регулировать с помощью правил внутришкольного распорядка. Помимо прочего в них могли бы быть прописаны ожидания школы относительно общения между учителями и учениками в социальных СМИ. Разумно было бы договориться и о том, создавать ли в Фейсбуке группы для классов, кто будет их администраторами и какой информацией в них стоит делиться. Если учитель отдаст права администратора ученикам, то в какой-то момент он может обнаружить, что в группу было добавлено много троллей. Зачастую их целью является использование группы ради издевательства над каким-то учеником или даже удаления его из сообщества.

Чем с точки зрения закона внешкольное общение в Фейсбуке отличается от общения в реальной жизни?

Закон этого не регламентирует, однако у каждой школы есть возможность самой взвесить все возможности и риски, а при необходимости более чётко отрегулировать правила общения.

Ожидаются ли какие-либо нововведения, регулирующие эти отношения? Известно ли что-нибудь заранее о возможных темах и правилах? К примеру, будут ли школы контролировать личные беседы в интернете между учителями, учениками и их родителями?

Это решать самим школам. Сейчас можно привести в качестве примера некоторые штаты в Америке, в которых общение в соцсетях между педагогами и учащимися строго запрещено. Во избежание недоразумений и попадания в неприятные ситуации можно разработать чёткие правила общения в интернете. Приведу в качестве примера систему, действующую в эстонской полиции. Для чиновников, имеющих личные профили в соцсетях, были разработаны инструкции. Для рядовых людей полицейский остаётся полицейским даже во внерабочее время. Это касается и представителей любых других профессий, включая учителей. Также рекомендую ознакомиться с домашней страничкой https://budsmelim.ee и поделиться этой ссылкой с другими. Там можно найти полезные советы и видеоклипы на тему кибербуллинга. Я была бы очень рада, если каждая школа смогла бы проиграть два-три негативных примера из своей практики, используя игральные карты «Будь смелым». Это заставило бы учителей задуматься о профилактике травли во всемирной паутине, в том числе и с точки зрения личной перспективы.

Могли бы или должны ли педагоги иметь два отдельных профиля – один личный, другой учительский?

Думаю, что нет. Достаточно будет просто изменить настройки приватности так, чтобы ученикам было не добраться до не предназначенной для них информации.

*****

ПРАВИЛА КИБЕРГИГИЕНЫ, ИЛИ КАК ОБУЗДАТЬ ТРАВЛЮ В СОЦСЕТЯХ

Если раньше у жертвы школьной травли угрожающе спрашивали, хочет ли та получить по шее, то сейчас ей советуют поджечь себя или даже спрашивают, сколько ей заплатить, чтобы она покончила жизнь самоубийством. Специалист по борьбе с кибербуллингом делится на страницах «Учительской газеты» советами по предотвращению травли детей в интернете или хотя бы минимизации её последствий.

По словам психолога и семейного терапевта Кятлин Констабел, неудивительно, что в результате кибербуллинга дети и подростки чувствуют себя совершенно одинокими. Они могут испытывать постоянный страх и тревожность, которые могут привести к возникновению чувства безысходности, т.е. депрессии. Самооценка падает до ноля, вкус к жизни пропадает, желание идти в школу тоже, а оценки становятся всё хуже. Возможным последствием этого может стать агрессивное поведение или желание вспороть себе вены. При наихудшем раскладе травля в интернете может закончиться суицидом жертвы.

Констабел отмечает, что глубинными причинами насилия школьников над себе подобными являются: чувство зависти, желание отомстить, испытываемое одиночество, завышенная самооценка или, наоборот, наличие комплекса неполноценности, желание выделиться, трудные времена дома или в школе, а также пребывание в статусе жертвы травли в прошлом.

Несмотря на неординарность каждого случая кибербуллинга, всё-таки существуют общие рекомендации, как повести себя правильно в случае проявления виртуальной агрессии. Копии всех сообщений, постов и видеоклипов оскорбительного характера нужно сохранять, чтобы воспользоваться ими при необходимости как доказательством. Профили обидчиков в соцсетях нужно заблокировать, предварительно оповестив о неподобающем поведении их администраторов и вэб-констебля. Если речь идёт об угрозе физической расправы, то об этом нужно немедленно сообщить в полицию.

Школьникам же Кятлин Констабел советует объяснить, что нельзя реагировать на обидчиков: отвечать на оскорбительные сообщения, пересылать их или писать встречные – это лишь усугубит проблему. Родители подвергаемого травле ученика должны поговорить с его учителями и/или школьным психологом, лишь бы только вернуть ребёнку чувство уверенности в себе.

Лучший же способ избежать нападок со стороны школьников во всемирной паутине – это профилактика агрессии, т.е. повышение собственной киберграмотности, считает Констабел. Она рекомендует взрослым научить детей правильно интерпретировать поведение их сверстников, чтобы они умели отличать безобидные подколы от злобных, а также адекватно реагировать на последние.

 


Comments are closed.