Учительская газета, 31 марта 2017

31. märts 2017 - Учительская газета, 31 марта 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

И по старинке уже никак, и по-новому тяжко

Согласно данным исследований наши учителя предпочитают повышать свою квалификацию не в сетях сотрудничества, а посещая курсы и читая книги. Тем не менее, преподавание всё больше становится командной работой, и учителя всё чаще хотят учиться как друг у друга, так и друг с другом. О родовых муках учебных сообществ рассказывают руководители общеобразовательных учреждений.

Тарту – город благих мыслей и образовательных инициатив – стал первопроходцем в сфере совместного обучения учителей, пишет журналист «Учительской газеты» Сирье Пярисмаа. Три года назад в трёх школах, находящихся в районе Аннелинн, были созданные первые учебные сообщества для школьных учителей. За основу своей деятельности они взяли модель под названием «LP» („Learning Environtment and Pedagogical Analysis“), смыслом которой является совместный поиск решений проблем, возникающих в классах. LP-группы начали свою работу в рамках проекта «Новый доказательный подход – новая школьная культура в Эстонии», инициированном Тартуской горуправой. Проект завершился, однако учебные сообщества продолжают свою работу в пяти школах и трёх детских садах университетского города. Кроме того, инициативу Тарту подхватили также вильяндиские и пярнуские общеобразовательные учреждения.

Директор Кивилиннаской гимназии Карин Лукк вспоминает, как в ходе реорганизации тартуской школьной сети возглавляемая ею крупнейшая тогда в Эстонии школа ухватилась в поисках нового лица за идею финских коллег, которые сотрудничают друг с другом в три раза больше, чем это принято, например, в США.

По её словам, в странах с высоким уровнем образования педагоги работают сообща от 15 до 25 часов в неделю, анализируя и планируя всё, что связано с преподаваемым материалом. Учебное сообщество должно проводить регулярные встречи, причём в работу вовлечены все педагоги без исключения. Совместное обсуждение проблем должны увенчаться конкретными улучшениями, то есть реальными переменами в классах. Если таковых не произойдёт, то выход придётся искать заново.

Учебное сообщество LP состоит из 7-8 учителей, причём у каждой группы есть свой руководитель. Встречи проходят дважды в месяц, в конкретные часы по расписанию и в заранее обговоренные дни. «Важно, чтобы группа LP состояла из различных предметников, работающих в разных школьных ступенях, – поясняет Лукк. – Ради галочки не встречаются, анализ подразумевает конкретные шаги согласно схеме, проблемы же варьируются максимальным образом».

Директор Кивилиннаской гимназии отмечает, что поначалу учителя довольно инертны и попытки вытащить их из зоны комфорта приводят к конфронтации. В первый год следует сосредоточиться на освоении, а потом и закреплении новых методов. Для запуска работы LP-группы «на полную катушку», полагает Лукк, может уйти от трёх до шести лет.

22 марта в Тарту прошёл форум, на котором участники учебных сообществ проанализировали в том числе и ошибки, которые были допущены в работе LP-групп. По словам директора Пухьяской гимназии Пяйви Мярьямаа, Тартуский университет организовал курсы повышения квалификации для учителей и руководителей передовых школ. Обратная связь была поначалу чудовищной – наподобие своих же учеников педагоги жаловались на духоту в классах, нудные затяжные лекции и возникающее чувство голода.

Директор Тартуской школы Раатузе Тоомас Кинк отметил, что для него «красная лампочка» стала мигать после того, как вернувшийся в Эстонию травматолог высшей категории рассказал ему о том, как в Дании врачи ежедневно обсуждают во время совместных встреч инновации в сфере здравоохранения. При создании учебных сообществ в своей школе, признался Кинк, он допустил ошибку, позволив учителям самим выбрать руководителей LP-групп: «Выбрали не самых смышлёных, а самых удобных. Работа в группах так и не началась. Я заменил руководителей людьми с лидерскими качествами, и только после этого дело сдвинулось с мёртвой точки».

Своё учебное сообщество есть и у глав тартуских школ. Встречи проходят раз в месяц, а темы для обсуждения выбираются директорами по очереди. Если поначалу в LP-группе было лишь три человека, то теперь, утверждает Тоомас Кинк, в неё не попасть из-за превышения лимита желающих. «Наше учебное сообщество стало дефицитом, – довольно ухмыляется он. – В нём мы генерируем новые знания и делимся ими с другими. Первопроходцам тяжело, но интересно. Им достаются тумаки, но вкус победы сладок».

К чему Эстонии подпевать очередной милитаризации Германии?

Каарел Таранд пишет на страницах «Учительской газеты», что призывы к увеличению Германией своих расходов на оборону могут неизбежно обернуться тем, что однажды в страшную пору Эстония станет военным форпостом для безопасности страны, завоевавшей по итогам Второй мировой войны «почётное второе место».

По словам публициста, осмелевшие эстонские политики и высшие чины, ответственные за безопасность нашей страны, в последнее время громко поют хоровую песню, припевом которой является тезис, будто Германия тратит на гособорону слишком мало средств. Таранд отмечает, что подпевать эту песню власть имущие начали задолго до победы на президентских выборах в США Дональда Трампа, который на недавних переговорах с канцлером Германии Ангелой Меркель призвал увеличить военные расходы пока ещё безъядерной державы с нынешних 1,2% до 2% от ВВП. Эти 2% означают в долларах 70 миллиардов в год, т.е. на 30 миллиардов больше по сравнению с нынешними расходами.

На что же Германия должна потратить столь крупные средства? Таранд предполагает, что излишки денег пойдут на милитаризацию одной из мощнейших в экономическом смысле стран Европы, в гибельности которой весь мир мог убедиться уже неоднократно.

«В современном мире Германию, как и любую другую страну, невозможно защищать на границах государства, и сосредоточение бомб, танков, самолётов, а также огромного личного состава в центре Европы никоим образом не увеличило бы безопасность немцев, – уверен автор. – Ядерный это арсенал или обычное вооружение – в обоих случаях эффективная оборона подразумевает смещение оружия на максимальное расстояние от своих границ. Но куда? Какие дружественные страны выразили бы готовность разместить на своей территории гигантский по численности воинский контингент? Украина, Эстония, Грузия?».

Таранд отмечает, что преклоняющаяся перед рациональностью Германия окажется перед лёгким выбором – если из-за международных соглашений стране придётся увеличивать расходы на оборону, то наибольший эффект даст запугивание потенциальных противников.

«Проверено, что наиболее устрашающим является ядерное оружие», – логично заключает колумнист и добавляет, технологически очень развитая Германия справилась бы с конструированием полноценной ядерной бомбы года за три.

«Следующий вопрос, как и в случае с обычным вооружением, звучит так: когда их однажды будет уже более чем достаточно, то где они будут размещены? – риторически вопрошает Таранд. – Как немцы не хотели размещать на своей территории ядерный арсенал США, так они и вряд ли придут в восторг от размещения своих бомб у себя же».

Наилучшим вариантом для Германии стало бы размещение смертельного оружия на подводных лодках в акваториях по всему миру или же использование наземных мобильных установок, уверен автор мнения.

«И опять-таки в качестве мест для их размещения обсуждаются территории как можно дальше от дома и как можно ближе к потенциальному противнику, – пишет Таранд. – И тут взоры берлинских стратегов снова останавливаются на странах Балтии».

В заключение автор обращается к правителям Эстонии с вопросом, осознают ли они риски для нашей страны, связанные с призывами к милитаризации Германии, и предлагает вместо воинствующих песен подхватить какой-нибудь более мирный мотивчик, не боясь при этом, что это зачтут за слабость.

Как сказочно разбогатеть?

Инвестор Кристи Сааре пишет на страницах «Учительской газеты», что финансовая безграмотность и недоверие к предпринимательству берут своё начало в самом раннем детстве, когда родители читают нам на ночь сказки о том, что причиной всех бед на земле являются деньги и владеющие ими злые помещики, ведьмы да королевы. Воплощением же добра и света всегда являются убогие крестьяне, которые, несмотря на свою бедность, остаются людьми благородными и честными, и если и находят своё счастье, то только при помощи магии, счастливого случая, вспомоществования или объегоривания.

На наше мировосприятие и ценностные установки влияет детский фольклор, уверена Кристи Сааре, которая пишет о сказочных пяти способах достижения богатства.

Первая возможность – это украсть или разбогатеть при помощи обмана. В качестве ярчайшего примера автор статьи приводит Али Бабу с его сорока разбойниками, которые чахли над златом при помощи не всеми приемлемым насилия.

Второй способ – это быть смышлёным и набивать мошну при помощи уловок. Как правило, сообразительному крестьянину удавалось кого-нибудь перехитрить или без денег оставался беспощадный барин, который их и не заслуживал.

Третьей возможностью выйти в дамки было призвать на помощь магию. Так, говорящая золотая рыбка исполняла любые желания ленивого сказочного персонажа.

Четвёртым вариантом служила классика жанра – удачная женитьба или замужество. Пятым же – вообще отказ от денег, поскольку если объявить их источником всех зол, то о них и думать не надо.

Сааре отмечает, что если начать немного глубже изучать читаемые нами сказки, то довольно сложно будет отыскать примеры положительного отношения к богатству. Исключениями, пожалуй, являются Пеппи Длинныйчулок, у которой был целый чемодан золотых монет, да башковитый Том Сойер, который успевал одновременно красить забор и наживаться.

Стоит ли удивляться тому, пишет автор мнения, что благодаря детским сказкам в подсознании большинства повзрослевших людей укрепляется стереотип, будто состоятельный человек не может быть добрым и честным, а всё его богатство добыто нечестным путём или за счёт кого-то другого.

«А что если у нас нашлись бы детские сказки об истории успеха какого-нибудь стартапа, о том как крестьянин Мати изобрёл новое мощное сельхозоборудование и построил целую бизнес-империю?» – пишет Кристи Сааре и добавляет, что в наше время любые комментарии к статье о чьём-либо успехе изобилуют обвинениями в мошенничестве и использовании сомнительных схем.

«С одной стороны, предпринимательство в системе образования преподносится как жизненно важное умение, с другой же стороны, бизнесменов злобно обвиняют в существовании за счёт других», – констатирует специалист в области инвестиций, сожалея о том, что до сих пор из поколения в поколение передаётся стереотип о том, что зажиточность имеет весьма сомнительную репутацию.


Comments are closed.