Учительская газета, 4 мая 2018

4. mai 2018 - Учительская газета, 4 мая 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

ВОТ, ПОЧЕМУ ЧИНОВНИКИ – ЛЮДИ МАКСИМУМ СПОСОБНЫЕ

«О приходе гения в мир узнаешь по тому, как тузы одной с ним масти дружно объединяются против него», – предваряет консультант-психолог Тойво Нийберг свою статью в «Учительской газете» высказыванием знаменитого англо-ирландского писателя-сатирика, эссеиста и англиканского священника Джонатана Свифта.

Одарённость – это понятие, которое невозможно описать ни одним, ни даже десятью предложениями. Она определённо связана с наследственностью и способностями. Если доставшиеся по наследству способности вовремя не раскрыть и не развить, то они закапсулируются, причём навсегда – в 30 лет ведь не имеет смысла начинать заниматься балетом, чтобы стать прима-балериной или танцовщицей высшего класса.

По мнению изучающих одарённых детей, последние являются скорее проблемными, нежели «простыми» ребятами, поскольку их психическая и эмоциональная зрелость отстаёт от умственного развития. Это, в свою очередь, может стать причиной невроза или подавленности, которые вызовут проблемы в школе.

О количестве разновидностей одарённости спорят даже специалисты – по мнению некоторых теоретиков, их может быть десятки. При таком подходе одарённым можно считать каждого человека, причем более чем в одной области. Другими словами, если вам пока не удалось обнаружить какой-либо талант в своём ребёнке, то это не значит, у него его нет.

По словам профессора Таллиннского университета Марики Вейссон, одарённый ребёнок – это тот, у кого имеются предпосылки, отлично развитый мозг, а также благоприятная среда для развития как дома, так и в детсаду и школе. Если раньше, утверждает Вейссон, акцент делался скорее на передаваемых по наследству задатках, то теперь исследования всё чаще подтверждают влияние окружающей среды на развитие ребёнка.

Одарённый – это кто?

В среде работников просвещения наиболее распространено определение одарённости, данное когда-то Франсуа Ганье: «Одарёнными являются те дети, у которых имеется потенциал достигнуть отличных результатов сразу в нескольких (преимущественно когнитивных) областях». Способными же, по его мнению, можно назвать тех детей, у которых есть потенциал добиться выдающихся результатов в одной конкретной (не обязательно когнитивной) сфере деятельности.

Ключевым вопросом является не то, как измерять умственное развитие, а то, как оценивать степень успешности. Одарённость может проявляться в различных областях: в науке, спорте, музыке, искусстве, а также в эмоциональной и социальной сферах. Нужно только знать, что одного только наличия дара или таланта недостаточно для того, чтобы ребёнок вошёл в будущем в мир великих достижений, полной отдачи, глубочайшей заинтересованности и профессионализма.

Вместе с тем не стоит забывать и о псевдоодарённости, когда единственного ребёнка, самого младшенького в клане, а также ещё и наследника фирмы, заставляют учиться на одни пятёрки и только пятёрки. Бывший ректор Таллиннского университета Рейн Рауд удивился однажды в каком-то радиоинтервью тому факту, что многие золотые и серебряные медалисты из числа выпускников гимназий не доучиваются до последнего курса и не слишком-то успешны в дальнейшей карьере – они просто перегорают… По-настоящему одарённый ребёнок может получить по какому-либо предмету твёрдую тройку, а его ретивые родители на это и бровью не поведут. Чрезвычайно одарённых людей часто считают странными, своеобразными, физически более слабыми, социально менее адаптирующимися, а также менее уверенными в своих чувствах.

Тем не менее, исследования свидетельствуют о наличии у одарённых детей позитивного представления о себе и мотивации действовать. Они социально более зрелые и у них много увлечений. Талантливым детям нравится читать, они любят игры на сообразительность, причём даже компьютерные.

Врождённая одарённость подразумевает напряжённую работу, к которой, как правило, не готовы ни родители, ни наша политика в области образования, постоянно маневрирующая из одной канавы в другую. Зачастую одарённый ребёнок является особенным не только из-за своих интеллектуальных возможностей, но и по причине наличия у него личностных качеств, являющихся потенциальным источником душевных терзаний и проблем при общении с другими людьми.

Риск остаться незамеченным

Одарённые дети особенно ценны для общества, и их дар не может пропасть зря или быть испорчен. В детском саду и школе учителя часто не распознают талантливых ребят, отправляя их часто к психологам или психиатрам с подозрением о наличии у них гиперактивности и/или проблем с концентрацией внимания.

Однако и вышеназванных специалистов явно не хватает, и потому очереди на консультации растягиваются всё больше и больше. О необходимости наличия в школах опорных специалистов говорилось чересчур много, но до сих пор не очень результативно. Считаю, что психолог и социальный педагог должны работать в школе, а не за её пределами. Подмечать особые образовательные потребности нужно в постоянном сотрудничестве и при участии детей-учеников, а не в ходе часовых консультации на другом краю города или уезда.

Грань между одарённостью, проблемами с поведением и особенностями характера, к сожалению, весьма размыта. Совершенно очевидно, что одарённость нельзя путать с ускоренным развитием. Например, если ребёнок начинает разговаривать и ходить раньше остальных, то это ещё не является предвестником гениальности. Одарённость очень важно диагностировать как можно раньше, чтобы понять поведение такого ребёнка и применить к нему индивидуальный подход. При воспитании детей нельзя ни на секунду забывать о том, что любой ребёнок самобытен и неповторим. Особенно же уникальным является его талант. Именно поэтому подход к любому ребёнку должен быть индивидуальным.

Чем безразмернее детсадовские группы и школьные классы, тем чаще педагоги вынуждены заниматься бездарями. Одарённым же ничего другого не остаётся, как скучать или выискивать альтернативные способы привлечения к себе внимания… Тут уместно процитировать доктора социологических наук Вийре Сепп: «Одарённых детей сравнивают с имеющими особые образовательные потребности детьми, из обучения которых в обычной школе может ничего не получиться. Разница в том, что если помощь оказывается проблемному ребёнку, то на выходе получится посредственный гражданин, а если одарённому, то вплоть до гения».

Если т.н. обычному ребёнку непосильна учёба в школе, то его родители и учителя начинают беспокоиться. В случае с одарённым ребёнком никто сначала и не замечает, что он способен на большее. По-настоящему талантливый ребёнок может прокатиться по школе как по катку, по сути не учась в ней. Таким вот образом определённое количество одарённых детей и растворено среди продвинутых и с виду посредственных детей, среди детей с проблемами с учёбой и поведением, а также среди выбывших из школы.

По опыту, приобретённому мною во время работы в Каагвереской спецшколе, осмелюсь утверждать, что каждая пятая-шестая ученица, имевшая отклонения в поведении, была особо одарённой. Мне попадались очень толковые родители, которые побаивались своих талантливых отпрысков и с облегчением вздыхали, когда спецшкола принимала их в свои объятия.

Внимание, вопрос! Достаточно ли мы богатые, чтобы заниматься поставками на рынок труда талантливых хулиганов, будущих мафиози, главарей шаек, киллеров, наркобаронов, политиков-фарисеев и прочих?

Как обращаться с одарёнными детьми?

  • Ищите уникальный «ключ», т.е. применяйте индивидуальный подход.
  • Хвалите за конкретные достижения, но будьте предельно осторожны при превознесении личностных качеств, если они напрямую не связаны с какой-либо деятельностью.
  • По мнению педагогов, помимо обычных занятий одарённым детям требуются также дополнительные индивидуальные занятия.
  • Давайте им задания посложнее, ставьте более высокие цели.
  • Привлекайте их к сотрудничеству в роли помощников учителей (особенно в гимназиях и училищах), предлагая им в качестве задания подготовить материалы по определённым темам или подтемам.
  • Предоставляйте им свободные от учёбы дни или позволяйте отсутствовать на определённых занятиях.
  • При наличии возможности поместите одарённых детей в одну группу и давайте им задания, которые с точки зрения обучения были бы самыми продуктивным в зависимости от той или иной ситуации.
  • Увеличивайте продолжительность школьных каникул для одарённых.
  • Просите их прийти на помощь более слабым одноклассникам/одногруппникам.
  • Привлекайте их к организации внутришкольных викторин, мнемовикторин или предметных олимпиад.

Специфические особенности одарённых детей

  • Им тяжело выполнять требования, которые предъявляются без пояснений.
  • Они просто отказываются делать определённые вещи (например, выполнять рутинную или монотонную работу, постоянное же повторение одного и того же воспринимается ими как мука).
  • Их одарённость может проявляться не обязательно по всем предметам.
  • Их утомляют ритуальные системы, не требующие творческого осмысления.
  • В школе и дома они зачастую придумывают альтернативные виды деятельности, из-за чего их принимают за разрушителей системы.
  • Если они не находятся в подходящей для них среде, то может показаться, что они не умеют общаться. При отсутствии единомышленников они зачастую замыкаются – им кажется, что другие их не понимают. Как правило, школа для них – суровое испытание.
  • Они не подчиняются методу воспитания под названием «внуши чувство вины и накажи».
  • Они не стесняются озвучивать свои потребности.
  • У них очень сильная воля, они не забывают о своём вопросе или желании.
  • Одарённые общаются со взрослыми на равных.
  • Они гиперчувствительны – верят только тому, во что верит сам говорящий, слова которого не расходятся с его делами. Обнаружив у взрослых их слабые места, они начинают ими манипулировать.
  • Они очень чётко осознают цель своей жизни и в состоянии уже с ранних лет решать, что им нужно, а что нет.
  • В социальном смысле ведут себя по-новому, не мирясь с предписанными правилами. Стремятся сами выбирать или устанавливать правила игры.
  • Сниженная способность к анализу, но повышенная к синтезу. Хорошо схватывая общую картину происходящего, они слабо различают детали.
  • Из-за своих личностных качеств одарённые дети легко идут на конфликт с учителями, вследствие чего и оказываются в одной компании с проблемными учениками ещё до того, как их дар успевают обнаружить.
  • Одарённые выражают протест против поступков учителей сразу, как только сталкиваются с малейшей несправедливостью или нелогичностью; стремятся высказать всё, что у них на уме.
  • Испытывая скуку, они склонны не слушать учителя. Ненавидят рутину и во всём сомневаются.
  • К этому приплюсовываются также плохие отношения с одноклассниками – одарённый чувствует своё умственное превосходство.
  • Слишком талантливых не хотят видеть в качестве лидеров, однако одарённые не выносят руководителей, глупее, чем они сами.
  • Особенности одарённых могут раздражать других, а их достижения – зеленеть от зависти.

*****

ИЗ-ЗА КОГО ДЕТИ НЕНАВИДЯТ ЧИТАТЬ?

Бывшая учительница младших классов и нынешний член правления Союза родителей Эстонии Кристийне Вахтрамяэ пишет на страницах «Учительской газеты» о том, как подчас до неё доносятся жалобы родителей и даже учителей на появившееся у детей отвращение к чтению. В самом авторе статьи подобные разговоры всегда вызывают недоумение, поскольку в книжных магазинах и библиотеках она частенько видит малышей, увлечённо разглядывающих книжки.

В тех домах, куда вхожа я, полки, как правило, заставлены книгами, среди которых очень много детских. Для кого же они тогда, если дети якобы испытывают отвращение к чтению?

Детей от книг отваживаем именно мы, взрослые, и происходит это… в школе. Как мы это делаем? А вот как!

В общеобразовательных учреждениях уже годами не составляют списка обязательной литературы. Вместо этого ученикам предлагают перечень рекомендуемых к прочтению книг. К сожалению, я снова и снова вижу, как меняются названия, но не смысл. Родителям дают списки вместе со сроком прочтения той или иной книги, и ретивые мамы-папы заставляют своих чад всех их прочитать. Отбор книг осуществляется не исходя из предпочтений самих детей, а по принципу «что скажем, то и прочитаете».

Ежегодно – обычно зимой или ранней весной – в Союз родителей Эстонии обращается обеспокоенная(-ый) мама или папа, которая(-ый) жалуется на то, что их ребёнка стало воротить от чтения. Обычно отвращение возникает уже во втором классе. Если же углубиться в причины его возникновения, то на свет божий всплывает неприглядная правда – отторжение у детей вызывает данное учителем распоряжение читать. Не сама книга, не чтение как одна из форм досуга, а именно наставления о том, как нужно читать.

Во втором классе дети ещё не теряют ни навыка чтения, ни интереса к книгам, да и не хотят они его терять. Однако благодаря указаниям со стороны взрослых, не позднее чем к седьмому классу желание читать пропадает напрочь. До седьмого класса ребёнок ещё надеется на то, что хоть кому-то будет интересно его мнение о прочитанном, или что хоть с кем-нибудь можно будет обсудить понравившуюся книгу и поделиться мыслями. Тем не менее, школа – это не то место, где это позволяют делать слишком уж часто.

Так что же происходит? Учитель называет конкретную книгу, которая должна быть прочитана к конкретной дате. В Эстонии мальчишки и девчонки, а также их родители, весьма усердны. Вот дети и читают, испытывая гордость за выполненное задание. В заранее обговоренное число происходит проверка прочитанного. Ребёнок по-прежнему воодушевлён, поскольку уверен, что хорошо справится с задачей – он ведь прочитал книгу, плюс она пришлась ему по душе.

А потом начинается… «А у пёсика ушки были на макушке или отвислые?», «А какого цвета были носочки на детишечках?». Ба! По какой-то необъяснимой причине ребёнок совершенно случайно не может этого вспомнить! Учительница же делает вывод, что ребёнок книжку не прочитал или прочитал невнимательно. Тут-то у школьника и начинает возникать рвотный рефлекс – если за чтение хорошей отметки всё равно не получить, то зачем тогда вообще читать? Чтобы выкрутиться, всегда проще соврать, что да, прочитал, мол, всё от корки до корки, и попытаться при этом ответить на вопросы учительницы наугад.

Ребёнку-то хочется поговорить о том, счастлив пёсик или смурной, или даже о том, чем один ребёнок отличался от другого и что из этого получилось. Но нет, это неважно, потому что учительнице надо гнать по программе.

Проверку чтения делают для того, чтобы выяснить, прочитали дети книжку или нет. В ходе проверки педагог сознательно концентрируется на подлавливании детей, предполагая, что они её не прочитали и хотят теперь убедить учительницу в обратном. Недавно одна моя коллега с гордостью заявила, что её задача как раз в том и состоит, чтобы поймать учеников на лжи. По этой причине её тесты и полны каверзных вопросов, на основании которых она сразу понимает, прочитана ли книга или ученик ограничился одним лишь просмотром фильмов и ознакомлением с кратким содержанием произведения в интернете.

Если дети не хотят читать, то учителям стоило бы спросить у себя, ради чего они преподают и какова конечная цель? Для меня самой главной целью всегда было то, что чтение призвано радовать детей, развивать их фантазию и эмпатию. Я разработала для младших классов программу по чтению, которая базируется именно на этих принципах, и эта программа работает.

Другими словами, испытывать отвращение к чтению дети начинают благодаря нам, взрослым. К возникновению у них зависимости от смарт-устройств подталкиваем их мы же, совершеннолетние дяди и тёти.

******

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ДОМАШНИЕ ЗАДАНИЯ ПЕРЕЖИТКОМ ПРОШЛОГО?

Часть школьников и их родителей объявила домашние задания пережитком прошлого века. Многие же учителя полагают, повторение дома пройденного материала помогает его закрепить, развивая также чувство долга. Сирье Пярисмаа из «Учительской газеты» узнала у представителей трёх школ, какова истинная цель и разумный объём домашних заданий.

Журналист пишет, что в трех школах нашей страны – Тартуской частной школе, Пылваской школе и Таллиннском Ыйсмяэском русском лицее – было принято решение не отказываться полностью от домашних заданий, а взять под контроль их объём и сфокусировать цель их выполнения.

В Тартуской частной школе после введения в общей сложности месяца, свободного от домашних работ, а также взятия на вооружение планшетников, было проведено два опроса – один до введения новшеств, другой после. Выяснилось, что заметные изменения произошли в сознании именно самих педагогов. Если в 2016 году треть учителей полагала, что отказ от домашних работ стала причиной падения успеваемости, то теперь большинство преподавателей так больше не считает.

Если два года назад более 60% учителей отметило, что какой-то из результатов учебной работы не был достигнут, то в нынешнем году почти 90% педагогов дало на этот вопрос отрицательный ответ.

В опроснике этого года учителей попросили также прописать цели, ради которых они задают ученикам на дом. По мнению 90% учителей, домашние задания существуют для закрепления материала, пройденного на уроках, для упражнения, повторения, а также для завершения начатой в классе работы или выучивания чего-то наизусть. 25% ответивших воспринимали домашние задания как творческие работы или введение в следующий урок.

В 2018 году 75% учителей призналось, что домашние задания нужно задавать время от времени, 10 же процентов были уверены в их необходимости.

В Пылваской школе педагоги и ученики пришли к единодушному мнению, что домашние задания задавать не надо, а если их и делать, то с какой-то целью и в разумных количествах.

Ученики Таллиннского Ыйсмяэского русского лицея однажды учинили дебош, просто не явившись всем классом на урок математики из-за коллективно невыполненного домашнего задания. После этого администрация поняла, что надо что-то менять. Было принято решение задавать на дом только те задания, которые развивают умение работать в команде, а также решать проблемы.

******

УЧИТЕЛЬ И УЧЕНИК НА ОСИ ДОБРА

На встрече с президентом США Керсти Кальюлайд заявила, что Америка и Эстония находятся вместе на оси добра и чем больше на ней будет других стран, тем безопаснее будет жизнь во всём мире. Ось добра открыта для всех и не направлена против кого бы то ни было. Она не делит мир на своих и чужих, пишет на страницах «Учительской газеты» бывшая учительница Маре Россманн.

В школе всё то же самое. Чем больше учителей и учеников встречается на оси добра, тем лучше все себя чувствуют. Но рыночная экономика чувствам не доверяет, с дураками не спорит и требует бабки вперёд, как сказал однажды менеджер одной поп-группы. По мнению Ингвара Виллидо (эстонского коучера и предпринимателя – Ред.), счастливая жизнь – это жизнь без эмоций. Я же считаю, что человек без эмоций – вообще не человек, потому как именно с чувств жизнь начинается и ими же и заканчивается.

Чувства стары как мир. Они приводят нас в движение, однако на них неразумно строить нечто, что должно просуществовать несколько десятилетий. Чувствам нельзя позволять «угонять» рациональное мышление. Наилучшим решением был бы союз разума и чувств, но я не уверена в его реалистичности при жизни.

Исполнительница главной роли в фильме «Товарищ ребёнок» Хелена-Мария Рейснер сказала после премьерного показа картины, что в зале ревели все – публика, президент и она сама. В чувствах нет ничего постыдного, причем нет чувств правильных или неправильных.

Та сторона меня, что посветлее

Умение сдерживать свои чувства и не заводиться от каждой мелочи – это одна из составляющих профессионализма педагога. У меня была учительница, у которой всё зависело от настроения. Когда она была в духе, то работа ладилась. На переменах мы спрашивали у учеников, которым она только что дала урок, к чему стоит быть готовым.

Однажды я спросила у всегда радостно выглядящей коллеги, как ей это удаётся. Выяснилось, что всегда и не удаётся. Ответила, что пытается демонстрировать коллегам и ученикам свою более светлую сторону.

Доброта – важная составляющая ДНК педагога, но это тот тип доброты, который не исключает строгости. Эта та самая строгость, за которую ученики бывают в дальнейшем благодарны.

В течение долгих лет я коллекционировала воспоминания учеников. Могу сказать, что им нравятся очень разные типы учителей. Иногда даже об одном и том же учителе существуют полярные точки зрения. Моя учительница по литературе была слишком эмоциональной, переигрывала, была фальшивой. Мне она не нравилась, но у неё была мощная харизма, которая оказывала воздействие. Я тогда поняла, что харизматичность заключается не столько в том, что тебе есть, что сказать, сколько в том, что тобою заслушиваются. Хороший учитель не обязательно должен быть хорошим человеком. По крайней мере, на работе точно нет.

Учитель физики оттарабанивал свой текст, однако как человек был равнодушным и вялым, как крупяная колбаса. Мне был по душе учитель, похожий на грозу. Грома я боюсь, но молний прекрасны, если не попадают в тебя. Понравиться всем невозможно, и я не считаю, что учитель должен участвовать в бизнесе под названием «как бы понравится всем». Тревожным звонком является неспособность понравиться хоть кому-нибудь.

Шанс для учителя

Тюремный психолог Мари-Лийз Мяги написала на моём сайте, что не все люди добры и красивы. Некоторые люди – они просто люди. Но и это нормально. Вахур Лайапеа, загремевший в тюрьму на чужбине, верил до последнего, что даже за самым злым лицом может скрываться хотя бы совсем немного, но доброты. Ему удалось наладить контакт с заточившими его в тюрьму при помощи детских фотографий, что и спасло ему жизнь.

Один учитель йоги из Индии сказал, что у нас всё больше бабла и прибамбасов, партнёров и хавчика, но всё меньше блеска в глазах. У учителя есть шанс стать одной из слагаемых счастья ученика. Не так уж это и мало.


Comments are closed.