OPL MANG

Учительская газета, 6 октября 2017

6. okt. 2017 - Учительская газета, 6 октября 2017 kommenteerimine on välja lülitatud

Типы учителей: от Мамочки до Чёрной Смерти

Давно ли это было, когда в «Учительской газете» можно было почитать о различных типах директоров?! На этот раз руководитель Пылваской государственной гимназии Ало Сави опубликовал по случаю Дня учителя в том же издании несерьёзную «обратку» – классификатор педагогов, которые независимо от своего типа работают с полной отдачей ради воспитания достойных и образованных потомков.

Чёрная Смерть

Даже в самой маленькой школе есть та, приближаясь к которой, позёрствующий в коридоре директор шустро разворачивается и дует в свой кабинет или, того хуже, вон из здания. Хотя Чёрная Смерть – не её настоящее имя, среди большинства учеников в ходу именно это «погоняло», а некоторые выпускники постарше вообще удивляются, когда узнают, что на самом деле эту «звезду» звали Марет или Аннели. Её авторитет среди школьников непререкаем. Когда она входит в класс, повисает гнетущая тишина. Когда она идёт по коридору, то сорванцы всех мастей убираются прочь с дороги. Свои мысли и требования она излагает чётко и прямолинейно, ничего и знать не желая о «политкорректности» или «эмпатическом слушании». 50 оттенков серого для неё не существует – всё либо подчёркнуто чёрное или, в крайнем случае, наполовину серое. Как правило, у неё куча «хейтеров» и лишь несколько ярых фанатов, готовых за один только не-слишком-строгий-взгляд вызубрить за вечер 48 страниц какого-нибудь текста. В самом заманчивом смысле этого слова мы имеем дело с очень эффективной учительницей, поскольку усвоенные именно на её уроках истины вспоминаются бывшими учениками добрым словом и именно стол Чёрной Смерти заваливают цветами и подарками на общешкольных встречах выпускников.

Как её распознать? Да очень просто – как правило, она однотонна. Предпочитает быть в чёрном, однако Чёрную Смерть можно встретить также в красном и зелёном, а в особо жёстких случаях даже в ярко-жёлтом. Нейтральные оттенки и полутона – не её стиль. Когда она говорит, то в каждом её предложении есть не менее двух слов, запрещённых на уроках искусства общения: всегда, никогда, все, всё, совершенно, однозначно и пр.

Что с ней как коллегой делать? Да что ты с ней поделаешь, если она полностью созрела и напрочь отказывается действовать как-то по-другому. На самом деле, это хорошо, что она есть, ибо на её фоне каждая вторая коллега кажется милашкой – если не доброй мамой, то плюшевым медвежонком уж так точно. Если в коллективе есть Чёрная Смерть, то ни на одного другого учителя больше не жалуются, и время от времени это позволяет выражаться рельефнее обычного без риска нарваться на скандал или созыв внеочередного родительского собрания. Итак, не путайтесь у Чёрной Смерти под ногами и всеми правдами и неправдами попытайтесь удержать её в школе.

Фанатик

Это маньяк, который всю свою жизнь посвятил преподаваемому предмету. Он может преподавать всё что угодно, но проще всего его отыскать среди преподавателей точных и естественных наук. Чем человечнее предмет, требующий от учителя максимальной эмпатии, тем меньше вероятность повстречаться с Фанатиком.

К примеру, среди обществоведов и религиоведов днём с огнём не сыщешь ни одного фанатика своего предмета, в то время как среди химиков и математиков их просто ногой мешать. Рабочее время таких учителей уходит на отыскание среди десятков бездарей тех единственно достойных, из которых могли бы получиться очередные Фанатики. Той же цели служит жизнь Фанатика и за пределами школы. Личной жизни у него нет – есть работа в школе и работа дома. В идеальном мире Фанатика уроки в школе чередуются с его собственными уроками.

Как его распознать? По двум темам для бесед, на которые он всегда ведётся. Первая – это, конечно же, его предмет (хотя, какой учитель не любит говорить о своём предмете?). Вторая – это следование расписанию. Обычно Фанатик не согласен ни с какими переменами в школьной жизни: спортивный день является для него катастрофой общегосударственного масштаба, выступление приглашённого со стороны лектора на тему «О строении мозга молодого человека и его потребности во сне» доводит его до белого каления, лишает молодёжь какого-либо образования вообще, а рождественские каникулы существуют исключительно для выполнения 72 заданий к очередной олимпиаде. Также довольно привычно слышать из его уст, что в школьной учебной программе на его курс/предмет выделено позорно мало часов и что на приобретение одних только элементарных знаний/навыков часов нужно, как минимум, в два раза больше, да и вообще преподаванию его предмета должен предшествовать подготовительный курс в детском саду, а завершаться всё должно основательными курсами повышения квалификации летом, прямо перед поступлением в вуз.

Что с ним таким делать? С Фанатиком ой как непросто. В случае с ним (да и вообще в жизни) пригодится совет от Карлсона: «Спокойствие, только спокойствие!». Прийти с ним к компромиссу невозможно. Есть два способа справиться с ним – брутальная сила или принцип Роберта Дауни-младшего. Брутальная сила срабатывает при голосовании на педсовете, когда большинством голосов «динамится» попытка организовать обязательный летний лагерь для 3-х, 6-х и/или 11-х классов по изучению предмета Фанатика. Принцип же Дауни-младшего ещё эффективнее: «Выслушай, улыбнись, согласись с ним и сделай всё-таки то, что считаешь нужным!».

Гуру

Это учитель, который сверхпопулярен среди учеников, но зачастую незаметен среди коллег. Причина проста – Гуру плевать на школу как органичную, растущую и развивающуюся организацию, плюс он не подчиняется принципам корпоративной этики. Гуру просто ЕСТЬ. Его не интересует, какое решение педсовет примет по изменению формулировки статьи 45, пункта 5, части 3, впрочем как и то, отсутствовали ли Мадли с Калле по семейным обстоятельствам, представляли ли они школу на каком-либо мероприятии и знает ли вообще классная руководительница об их отсутствии. Гуру не интересуется в том числе и государственной программой по его предмету, ожиданиями учеников или другой подобной хренью. Гуру – это тот, кто ЕСТЬ. Он ЕСТЬ на уроке. Его уроки ЕСТЬ интересные (и расплывчатые). Он оценивает учеников так, как считает нужным.

Гуру – это самый настоящий даосистский дзэн-буддист, которого совершенно не интересует максимальное и посильное развитие его учеников по предмету. Максимальное и посильное развитие каждое ученика по его предмету является его абсолютной целью и вершиной развития! Звучит противоречиво? Только не для Гуру! Он хочет чего-то, что его вообще не интересует – чтобы каждый ученик достиг по его предмету и вообще в жизни всего того, на что он только способен, несмотря ни на этого ученика, ни на его жизнь, ни даже на свой собственный предмет.

Чем он бросается в глаза? По сути, Гуру очень смахивает на Фанатика, но он гораздо глубже погружён в свой предмет, имея о нём намного более содержательное, контекстуальное и широкое представление. А ещё его отличает любовь к сути предмета и презрение к техническим деталям. Гуру может забыть заполнить э-школу, составить учебную программу и написать предметные планы, подписать рабочий договор и должностную инструкцию. Он также имеет смутное представление, как зовут директора и по какому адресу находится школа. Гуру не совсем уверен, преподаёт ли он сейчас восьмому «а/б/в/г», одиннадцатому «б/в/г», обоим классам одновременно или вообще никому.

В то же время он очень точно помнит, кто посещает его уроки. Если он и разговаривает, то обычно о смысле жизни, философском аспекте своего предмета, Рабиндранате Тагоре или на любую другую по-настоящему интересную тему. Если в случае с Новичком или Случайным Гостем возникает чувство, что они не принадлежат школе, то, общаясь с Гуру, сразу понимаешь, что он выше неё – школа является его органической составляющей, и никак не наоборот.

Что с него взять? Гуру – отличный товарищ, поскольку слушать он умеет лучше, нежели говорить. Он также на удивление настолько сведущ во всех сферах жизни, что сможет привести школьный коллектив к победе в весьма неожиданной ситуации. Поскольку у него не горят фанатично глаза и не верещат уста от преподаваемого им же предмета, то с ним приятно пообщаться. Подчас возникает ощущение, будто разговариваешь с человеком со стороны, который знает что-то и о жизни за пределами своего предмета или школы. Гуру – это ценный коллега, добавочная ценность для школы которого заключается в жизнеутверждающем подходе, столь значимом для педагогического коллектива.

Новичок

В школе есть два типа Новичков. Для одних этот статус – лишь фаза развития. С таким учителем ничего страшного не происходит, потому что новобранец быстро свыкается со школьными буднями, через какое-то время заставляет себя ценить, постигает правила и нащупывает границы, внутри которых действовать, и довольно скоро мутирует в какой-то другой тип учителя. Известны также случаи, когда преподавателю вообще удаётся миновать начальную фазу.

Второй тип Новичка гораздо страшнее, потому что в его лице мы имеем дело с пожизненным хроническим диагнозом и неимоверно запутанной и сложной ситуацией, когда человека на годы заносит в совершенно неподходящее для него место – в школу. Такой тип Новичка находится в полном тупике, если не сказать в беде. У него даже могут быть все теоретические, практические и методические знания относительно того, как выстроить свой курс и давать уроки, но напрочь отсутствовать навыки и/или личностные качества для их применения. В школе он может оказаться по двум причинам: он либо хочет преподавать лишь до мозга костей мотивированным, принципиальным и непустым молодым людям, либо он когда-то забрёл в школу и до сих пор не может найти из неё выхода.

Чем выделяется Новичок? Обнаружить его можно двумя способами. Во-первых, по стенанию, поскольку он постоянно жалобно ноет, насколько несправедлив мир, а в особенности его ученики, в отношении его потуг изменить его/их к лучшему. В то же время, это весьма ненадёжный способ вычислить Новичка, поскольку время от времени на несправедливость окружающего мира сетуют все учителя. Гораздо надёжнее отыскать Новичка, идя по тропе его страданий. Обычно в его рабочих листах и контрольных работах полно серьёзных и даже забавных опечаток. Когда он проводит контрольную работу, то его ученики соревнуются скорее в том, кто найдёт самый нахальный способ всё списать. Часть сданных контрольных работ он проверит вовремя, часть к весне, ну а часть вообще потеряет. Дисциплина на уроке – это нечто, о чём Новичок слышал, но найти так и не смог. В любом случае, если хотите отыскать в здании школы Новичка, то идите на самый громкий шум-гам прямо в эпицентр хаоса – там он, несчастный, и находится.

Что с ним, таким, делать? Тут надо различать начинающего учителя и Вечного Новичка. С первым всё просто – вооружите его практическими приёмами, выслушайте его проблемы, доброжелательно кивая в ответ, и скоро напротив вас будет сидеть самостоятельно справляющийся со всеми проблемами коллега.

Для того же, чтобы справиться со вторым типом Новичков, придётся побороть самые глубокие инстинкты, которые будут вспыхивать глядя на них, и действовать от противного. Новичок будет напоминать каждому взрослому учителю крохотного щенка, милого ребёночка или мокрого котёнка. Другими словами, появится очень сильный позыв оказать помощь этому беспомощному мимимишному созданию. Это ошибка, поскольку как только вы поможете Новичку, он будет после каждого эксцесса прибегать прямо к вам, а ваша доселе спокойная жизнь наполнится разгребанием ситуаций, возникновение которых вам не могло привидеться даже в самом страшном сне. Самое правильное было бы позволить такому Новичку «покинуть площадку», причём быстро. Тогда убытки будут меньше.

Выживающий

Для любого коллеги Выживающий – это самый классный чувак. Во-первых, он знает значение слова «классный». Выживший является тем типом учителя, который очень хорошо чувствует, как и в какой-то ситуации повести себя так, чтобы у него никогда не появилось никакой дополнительной нагрузки, кроме ведения уроков. Он чует и умело использует главный постулат выживающего эстонца: «Никогда не будь первым! Никогда не будь последним! Никогда не будь добровольцем!». И это работает.

Выживающий никогда не принципиален и никогда не геройствует. Детей с его урока можно всегда забрать на ознакомление с инновационной программой или Психоавтобусом. Спортивный день – его самый любимый, но его собственные ноги туда не доходят. Он обладает сказочным умением в любом месте и в любое время раздобыть себе за пять минут словно по волшебству бутерброд с селёдкой и немного эээ… ммм… виноградного сока. Для учеников Выживающий учитель является обычно эдаким средненьким типом, в котором тяжело выделить нечто особенное. «Человечный» – это то слово, каким его обычно характеризуют.

Как его узнать в коллективе? «Ах, его знают все!» – говорят учителя и ученики, но почему, сказать затрудняются. У него нет своих собственных идей, которые можно было бы отстаивать. Необычного хобби, по которому его сразу бы узнавали, у него тоже нет. По правде говоря, даже трудно вспомнить, что он преподаёт. Тем не менее, он знаком каждому и, как правило, с положительной стороны, а не из-за какого-то скандала.

Если взять в руки список учителей и посмотреть, кто из них реже всего входит в состав различных предметных секций, рабочих групп и организаторов проектов, то это и есть они – всем известные, но незаметные, неизвестные и неуловимые.

Что с таким типом делать? Вообще-то, Выживающий и есть самый полезный коллега. Если в коллективе есть хоть один такой, то у каждого учителя имеется тыл. Когда возникнет проблема, он выслушает. Если надо, решит её. Что бы ни случилось, он придёт на помощь.

Начинающему учителю, переступившему порог школы, крупно повезёт, окажись он под крылом Выживающего. С его помощью он быстро выучит, как без лишней нервотрёпки добраться из одного крыла школы в другое и дожить от начала четверти до конца триместра. Рядом с Выживающим Новичок (т.е. начинающий учитель) всегда найдёт островок безопасности во время собраний (останется каким-то образом незамеченным докладчиком), самые большие и крупные порции в школьной столовой (будет подальше от битв за еду), лучшие места на весеннем концерте (окажется подальше от проказников, да и звук там лучше), плюс научится использовать с пользой для себя скучнейшие тренинги, одобренные начальством. Выживающий – он самый человечный из людей, и быть его другом или знакомым не обязанность, а привилегия.

Революционер

Он против. Принципиально. Всегда. «Продлим уроки?» – Я против. «Сократим уроки?» – Нет, я против. «Вообще не будем менять длительность уроков?» – Я против. На самом деле, полное название этого типа – Подпольный Революционер, поскольку его противодействие является секретом. Пуcть и секретом полишинеля, но всё-таки секретом.

Совсем явное сопротивление он обычно не оказывает. В местах, где надо бы высказаться – например, на собраниях и педсоветах перед руководством школы – он молчит как партизан или, как всамделишный революционер, распространяет дезинформацию. Когда он возвращается в своё подполье, то есть в самый дальний кабинет или к другим таким же конспираторам за самый дальний столик в тени, то он долго и нудно может рассказывать о том, кто, где, что и к чёрту не годится да как это всё можно исправить. Настоящий революционер – он и перед классом революционер, ибо знает, что успех революции зависит от привлечения народных масс, а также от интенсивности притока молодых революционеров. Это означает, что половина его урока уходит на преподавание предмета, а половина – на революционную агитацию.

Как распознать Революционера? Характерных опознавательных признаков у него нет, поскольку именно этим и должен заниматься Революционер – растворяться в народных массах. Однако его достаточно легко вычислить по его речам. Если в коллективе есть учитель, который перед педсоветом полон куража, что мол, теперь-то я покажу, а потом он голосует на педсовете за всё предложенное начальством, после же за чашечкой кофе чертыхается, что опять мелких людишек «сделали», то перед вами и есть Революционер.

На что он сгодился бы? Тяжкий случай. От Революционера было бы много пользы, если бы он своевременно открывал рот и высказывал при всех своё мнение. У него дивный талант находить в любом хорошем или неплохом намерении слабые места. Если бы они были найдены и исправлены до претворения плана в жизнь, то всё было бы чудесно. Но Революционер помалкивает, поскольку своих не сдают, а властям не помогают – пущай гниют.

Мамочка

Это тип, который узурпировал образ учителя в публичном пространстве. Мамочка является именно той, которую человек с улицы и отождествляет с образом усреднённой училки. Она среднего роста, как правило, женщина, с завитыми волосами, с внешностью человека необъяснимо неточно определяемых средних лет, совершенно определённо не худенькая. Одежда на Мамочке столь же чиста и опрятна, как при покупке в магазине, т.е. ей по крайней мере лет 20. Глядя со стороны, одновременно поразительно и смешно, что когда рядом сидят Мамочки 26 и 62 лет, а между ними ещё такая же годков эдак под 44, то выглядят они как тройняшки. Одежда и лица настолько одинаковы, что различить их тяжеловато. Обычно Мамочки близки к природе – в их классе, как правило, растёт несколько растений, дома у них сразу несколько кошек, у таких как они также внушительная библиотека и опыт путешествий, намного богаче, чем у какого-нибудь айтишника-стартапера. На учеников Мамочка особого впечатления не производит – училка как училка. Тем не менее, она профессионал, способный выжать из каждого учащегося максимум.

Как запеленговать Мамочку? Да очень быстро и просто – по внешности. Это настолько определённый типаж, что ошибиться невозможно.

Какой от неё толк? Мамочки очень важны в школе. По сути, она настоящий профи. Её одежда, которая кажется отставшей от жизни, это подогнанная под тело спецодежда – удобная и функциональная одновременно. Она не делает лишних несуразных движений и не хватается за всё новое, что появляется. Однако при необходимости она в состоянии сравнить между собой Макаренко, Кяйса и Фуллана, а также научить новую коллегу делать презентации в Prezi и достучаться до учеников в Инстаграмме. Мамочка – хребет школы, здравый смысл и жизненная сила. Держись за неё!

Чикса

Она в школе по принципиальным соображениям, не из-за зарплаты. Деньги для неё не вопрос, поскольку денег её бойфренда хватило бы на содержание небольшой школы. Несмотря на то, что Чикса, как правило, женского пола, существуют также и Чиксы пола мужского. Чаще всего Чиксы работают воспитательницами в детских садах, а также учительницами начальных классов и преподавателями языков, однако время от времени встречаются и экзотичные Чиксы. Например, физички. Поскольку они не обременены мыслями о размере заработной платы и совершенно точно хотят работать в школе, то преподают качественно и с любовью.

У них бывают проблемы с понедельниками (в эти дни они обычно более уставшие) и старшеклассниками противоположного пола по самой элементарной причине – Чиксы приятно пахнут и ухоженно выглядят, а мозговая активность подростков в силу возрастных особенностей подвержена гормональным всплескам.

Распознать Чикс можно по аксессуарам. Найти её машину на школьной парковке можно безошибочно – это или громоздкий джип, или двухместная спортивная тачка. Фирменный логотип на её сумке больше, чем сама сумка. Одежда на ней – это шмотки не предыдущего, а следующего сезона, которые ещё не дошли до наших прилавков. Все волосы закрашены до самых корней и, в зависимости от пола Чиксы, макияж/линия бороды смотрится безупречно.

Что от неё поиметь? Ну, если ты окажешься «на вентиле», то и тебе, конечно же, будет перепадать. Если в коллективе есть Чикса, то время от времени у учителей появится шанс отправиться на яхте в Балтийское море или провести один «тренинг-уикэнд» в спа или на хуторе, достойном нескольких звёзд и совладельцем(-ицей) которого муж/жена Чиксы и является. О всевозможных вкусных вкусностях (шести килограммах свежайшего мраморного мяса, приготовленного на гриле лучшим поваром вместе с гарниром из бразильского батата) и речи нет. Иногда они и вправду делают наши дни лучше.

Случайный Гость

Как правило, он в школе прямо как привидение – приходит так же незаметно, как и уходит. В каждодневной жизни школы он участия не принимает, собрания не посещает, планами по развитию организации свою голову не напрягает и в занятия по интересам сил и времени не вкладывает. В большинстве случаев это преподаватель какого-нибудь курса по выбору в гимназической ступени или же преподаватель основной школы или гимназии с неполной нагрузкой, когда невозможно было найти учителя с подходящим образованием. Иногда Случайным Гостем становится человек, который приходит на работу в школу на полгода или два из совершенно другой сферы деятельности с одной единственной целью – вскоре уйти и двигаться по карьерной лестнице дальше. Может случиться, что Случайный Гость настолько свыкнется со школой, что довольно быстро превратится в другой тип преподавателя, осядет в ней, и станет тогда в компашке на одного славного малого больше. Ученикам Случайные Гости нравятся – они вносят какое-то разнообразие.

Тяжело определить чёткий критерий выявления этого типа учителя, однако некоторые характерные признаки у Случайного Гостя всё-таки есть. Например, его стиль одежды как-то не очень сочетается со школой. Обычно учителей видно уже издалека. Случайному же гостю, приходящему со стороны, учительский дресс-код незнаком. Его стиль одежды нельзя назвать недостойным или неприемлемым, но он точно выделяется на фоне общепринятого.

Случайному Гостю свойственно также задавать неуместные вопросы типа «Что такое предметная программа?», «Я им что, ещё и оценки какие-то ставить должен?» или «Как ты запоминаешь все эти имена и лица?». Его отличительной особенностью является также то, что с улицы в класс он идёт, минуя гардероб и учительскую. Где находится столовая, он тоже не знает, и если ему приходится весь день торчать в школе, то на большой перемене он сгоняет на машине в магазин и вернётся с коробкой салата с макаронами.

Польза от Случайного Гостя бесценна. Если он найдёт хоть чуточку времени, и вам повезёт оказаться с ним за чашечкой кофе в учительской, то вы услышите о той жизни, что протекает за окнами школы. Истории из его уст подчас невероятны и захватывающи как сказки. Некоторые Случайные Гости умеют рассказать о ведении фермерского хозяйства по разведению крупного рогатого скота, другие о ведении документации в больших корпорациях, а третьи – о самых интересных случаях в ежедневной работе парамедиков из Скорой помощи. Это безумно интересно, плюс расширяет представление о мире.

Эрудит

«Индюк надутый!», – говорят про таких некоторые, но это не вина Эрудитов, что из-за глубоких и обширных знаний у них высокая самооценка и внутренняя потребность постоянно и публично поправлять чужую речь и исправлять фактологические ошибки. Эрудит владеет своим предметом как минимум на уровне докторанта вуза, а иногда и ещё глубже, причём знания его бесконечно пополняются.

Ему нравится делиться с другими своими знаниями (неважно, с учениками или учителями), а ещё больше ему нравится то, как он это делает. Это означает, что наивысшее наслаждение для него – слушать самого себя. Это, в свою очередь, формирует его основной метод преподавания – ведение фронтальной лекции с интенсивным конспектированием со стороны слушателей. Конспектировать не нужно, если он наизусть пересказывает свой же учебник. Но тогда он предполагает, что все присутствующие в классе будут следить за написанным в такт его речи. Ученикам он не особо нравится. Кому вообще нравится человек, который при первой возможности любым способом подчёркивает своё духовное превосходство?! Однако его знания ценят, а писать с ним контрольные просто – они каждый год одинаковые и, по словам самого Эрудита, предполагают дословное конспектирование.

Как его распознать? Если вы именно сейчас общаетесь с коллегой на простом языке, и кто-то рядом с вами поправляет, что не «апосля», а «после», то это Эрудит. Если вы говорит коллеге, что настала осень и надо бы выкопать картошку, а откуда-то сбоку начинается лекция об истории картофеля, а также о том, что изначально его сажали в Эстонии рядом с мызами в качестве декоративных растений, то это снова Эрудит. Если вы чувствуете, что кто-то из ваших коллег достал вас настолько, что возникает сильное желание дать ему по башке или, по крайней мере, ляпнуть ему что-нибудь желчно-саркастичное, однако вы не можете, поскольку то, о чём он говорит, на самом деле верно, и вас раздражает не столько сам рассказ, сколько высокомерный тон подачи информации, то это снова Эрудит.

На что он сгодится? Замечательно, если в школе имеются образованные до занудства люди, нашпигованные фактами по самое «горлышко». Это заставляет время от времени брать книгу в руки и открывать для себя новые области и знания. Если вам удастся, стоя рядом с Эрудитом, выключиться из роли ученика и принять его таковым, каков он есть, то он окажется чудесным человеком, чьими зёрнами мудрости можно будет поделиться с домочадцами за юбилейным столом.

Активист

Если спросить у слоняющихся по коридору во время урока восьмиклассников, не должны ли они быть на занятии, то услышите в ответ, что да, должны, но учителя нет, поскольку он уехал по проекту в Молванию, а оставленная им самостоятельная работа уже написана, и на самом деле учителя не будет и на следующей неделе, потому что во вторник он будет на проектном семинаре KÄK в Пярну, а в пятницу – организовывать День донора в молодёжном центре…

Активист – интересный учитель. Он энергичный энтузиаст, хватающийся за любую возможность. Если таковых на горизонте нет, он сам их придумает. Он знает в школе всех и все знают его. У него есть «лояльные клиенты» среди учеников и учителей, которые с завидным постоянством участвуют во всех его инициативах, проектах, кружках по интересам и уроках свободного полёта на планере. Активист – это поставщик славы для школы, получающий один приз за другим. Это был бы тип почти идеального учителя, если бы наряду с получением признания он и уроки успевал давать.

Вычислить Активиста легко. Он сам подходит к другим и, как правило, с вопросом: «Ты бы хотел поехать в (дальше следует иностранная аббревиатура или название малознакомой страны)? Познакомишься там с классными людьми. Да и вообще это будет очень продвинутое и развивающее мероприятие!». Будучи вовлечённым хоть раз, ты будешь вовлекаем всегда. Если попытаешься отмазаться, то приглашение повторится. Активист – он как политик перед выборами. Ты его в окно, а он в дверь. Ты его за дверь, а он в окно. Тип его одежды, как правило, кэжуал или смарт-кэжуал, причём даже на праздничном вечере или гала-концерте с вручением призов. Распознать его поможет также быстрый анализ данных – в школьных новостях он вне конкуренции, а в местных СМИ его имя упоминается чаще всего.

Насколько Активист мог бы быть полезен для вас? Всё зависит от того, кто вы сами такой. Если хотите спокойно работать и не реагировать на вызовы за пределами уроков, то просто держитесь от него подальше. Это просто, поскольку Активиста слышно издалека по его громкому, всё время что-то организовывающему голосу, и видно по его неряшливой манере одеваться. Если же вам нравится бесплатно (т.е. по проектам) путешествовать, вы не против замутить с молодыми людьми нечто весёлое, не особо напрягаясь, или хотите помочь своей школе, не надрывая пупка и не доводя свои волосы до седин, то дождитесь от Активиста предложения и следуйте за ним.

И да, никогда не соглашайтесь давать за него уроки, если впереди у него какое-то важное мероприятие. «Один раз» очень быстро превратится в «каждый раз»!

*****

Каарел Таранд: в зеркале Каталонии

Последние события в Каталонии, а незадолго до этого и в Курдистане, наконец-то поставили зеркало перед самой Эстонией, и отразившаяся в нём картина оказалась красноречивой, но довольно печальной. В отражении виден всё увеличивающийся разрыв между считающимся глупым народом и умными, информированными, взвешенными государственными мужами. Пропасть уже настолько велика, что так и подмывает спросить, за что столь дальновидных вождей и правителей наказали таким непонятливым и тупорылым плебсом, пишет в «Учительской газете» публицист Каарел Таранд.

Великодержавные амбиции

В сознании правительственных чиновников и политиков всё глубже укореняется представление об Эстонии как о всевластной стране – инициаторе перемен, опоре современного мирового порядка и, как ни как, председателя Совета ЕС с грандиозной электронной повесткой дня! Однако не секрет, что у карликов имеются ценности, а у великанов – интересы. У Эстонии, конечно же, интересы, потому что мы сидим за одним столом с подобными себе гигантами и общаемся с ними на равных. Чувство это могло резко усилиться на минувшей неделе, когда главы государств – членов Евросоюза решили покемарить на одной конференции в Таллинне, предварительно пропев принимающей стороне подобающие их статусу дифирамбы. Отношение к Каталонии и Испании однозначно подтверждает, что внешняя политика Эстонии исходит сугубо из интересов политтехнологов, знакомым лишь узкому кругу лиц. Она не зиждется на ценностях, ставших краеугольными камнями нашей собственной независимости. Честнее было бы всё-таки признаться, что у нас нет даже интересов, реализуемых хотя бы по какому-либо плану. Есть лишь продиктованная страхом и неизвестностью неспособность принимать решения, нежелание покидать зону комфорта и бесстрашно отстаивать свои собственные ценности. Зато, конечно же, хватает храбрости игнорировать различные мнения местных аборигенов, потому как чего они вообще стоят по сравнению с шёпотом, доносящимся от посольского работника какого-нибудь союзного государства.

Иногда великодержавные амбиции ставят внешнюю политику Эстонии в приличный шпагат. К примеру, Эстония страстно желает стать сменяемым членом Совета Безопасности ООН. Голосов западноевропейских стран и США для этого недостаточно – нужно ещё заручиться поддержкой со стороны азиатских и африканских стран, во имя чего работа и ведётся. Однако было бы наивно полагать, что какая-то из исламских стран, вне зависимости от отношений внутри их собственного мира, не припомнила бы Эстонии её многолетнее, непонятное и упорное нежелание признавать Палестинскую автономию. Утверждение, будто признание Государства Палестина лишило бы нас защиты со стороны НАТО, безосновательно, поскольку без неё не остались ни Польша с Чехией, ни Словакия с Румынией. Разве Соединённые Штаты ввели экономическую блокаду Исландии или Швеции? И в мыслях не было!

Поборники независимости и имперцы

Тем не менее, какие-то политиканы, которых занимает вопрос независимости Каталонии, пустили слух, будто испанские истребители незамедлительно покинули бы аэродром в Ямари, если эстонские власти посмели бы только пикнуть по поводу Каталонии что-то не то. Кто распространил эту откровенную ложь? Совершенно определённо не местные фейсбучные хомячки или анонимные комментаторы, а причастные к теме компетентные лица. Но что оказалось хуже любой вынужденной лжи, так это наглядная демонстрация в понедельник утром того, как Министерство иностранных дел при желании способно обеспечить себе в передовице крупнейшего в Эстонии издания угодные ему мнения. К счастью, в целом эстонская журналистика не приклеилась к государственной липучке от мух, однако небольшой урон по репутации СМИ был всё-таки нанесён. Теперь власти полностью уверились в том, что при ведении и освещении государственных дел стоит и впредь прилагать усилия для более тесной «интеграции» отдельных журналистов или даже целых редакций с ценностями политических кругов.

Свою небольшую ложку дёгтя в процесс отчуждения властей от народа добавила и наша президентша. Озвученную ею мысль о том, что вина и ответственность в равной степени лежит на Мадриде и Барселоне, подмывает истолковать и сравнить, например, с темой насилия в семье. Согласно распространённому мнению адвокатов рукоприкладствующих мужей жертвы домашнего насилия сами ведь тоже виновны в «эскалации конфликта»?!

Не исключено, что гуру внешней политики Эстонии и сами не в состоянии чётко сформулировать конечную цель своей деятельности, однако на основании их прежнего поведения напрашивается один единственный вывод: в противоречивом международном праве Эстония всегда предпочтёт праву на самоопределение неприкосновенность нынешних границ, а возможному образованию новых государств – «право определения другими», то есть амбицию сидеть с великими державами за одним столом и решать, у кого, когда и на каких условиях есть или нет права на суверенитет, кто достаточно развит, а кто нет.

Что ещё в эстонской политике осталось от базировавшейся на ценностях твёрдости предыдущего поколения, выяснится совсем уже скоро, когда в Рийгикогу начнётся обсуждение инициированного 27 парламентариями заявления «По случаю референдума о независимости Иракского Курдистана». Это, по сути нежнейшим из возможных способов сформулированное заявление, заставит всех народных избранников сделать свой выбор, не забывая при этом, что у каждого решения будут последствия, которые окажут влияние и на дальнейшие решения.

Было бы замечательно, если следящим за деятельностью парламентариев избирателям, как и 26 лет назад в случае с Верховным Советом, не пришлось бы снова делить народных избранников на два лагеря – поборников независимости и имперцев. Ну и совсем чудесно было бы, если Йону Балдвину Ханнибалссону никогда более не пришлось бы адресовать на имя мэрии Таллинна письмо с ходатайством о переименовании площади Исландии, что перед зданием МИД Эстонии, в Площадь Единства Испании с характерным для южной страны памятником быку и тореадору.

 


Comments are closed.