Чиновник людям науки: вовлекающее образование выгодно всем

3. mai 2019 - Чиновник людям науки: вовлекающее образование выгодно всем kommenteerimine on välja lülitatud

Nele Labi.

Необдуманное направление детей с особыми потребностями в спецшколы и классы коррекции, а также ограничение права принятия родителями самостоятельных решений, является опасным путём, на который нам нельзя ступать. Это в ответ на предложение сотрудниц института образовательных наук Таллиннского университета Рийн Сеэма и Ынне Уус не превращать постепенно обычные школы по сути в спецшколы, а также обычных учителей в спецпедагогов, заявила руководитель агентства по опорным услугам в сфере образования целевого фонда Innove Неле Лаби.

12 апреля в «Учительской газете» вышла статья под названием «С кем «вовлечёшься», от того и наберёшься?». С одной стороны, она заставила сопереживать учителям, роль которых в обществе не только увеличилась, но и усложнилась. С другой стороны, статья вызвала испуг, потому как в ней прозвучал призыв справляться с вызовами в сфере образования путём разрушения почти уже выстроенной системы вовлекающего (инклюзивного) образования.

Среди нынешних детсадовцев и школьников в постоянной или временной помощи со стороны опорных специалистов нуждается 20-30% из них. В статье, вынудившей меня написать встречное мнение, было предложено ради обеспечения прав учителей и оставшихся 70-80% детей предоставить школам право взвесить возможность направления их в спецшколы и классы коррекции, причём без согласия родителей.

Да, иногда необходимость в спецшколах и классах коррекции, в конце концов, действительно возникает, однако при принятии столь кардинально меняющего дальнейшую судьбу ребёнка решения мы должны убедиться в неизбежности подобного выбора, а также в неэффективности любых других методов оказания ему помощи. Возможность избавиться от детей гораздо более простым способом, чем раньше, может спровоцировать моду на всё более частое избавление от них. Не случится ли так, что заодно с нуждающимися в опорных услугах детьми мы начнём избавляться и от неудобных нам ребят?

Инклюзивное образование – это не залетевшая в чью-то голову случайная мысль, а ценностная оценка, появившаяся с развитием нашего общества. Начало вовлекающему образованию положило понимание того, что дети с особыми потребностями повзрослеют и станут важной частью общества. Если мы сегодня «закапсулируем» четвёртую часть детей от страха перед тем, что их вовлечение может негативно сказаться на благополучии оставшихся 75% ребят, то достигнув совершеннолетия, на рынке труда, в семьях или даже просто в магазинных очередях они все не сумеют найти общий язык друг с другом. Перспективнее расти вместе, учиться чему-то у других, а также учиться сосуществовать друг с другом, на протяжении всех школьных лет.

Ребёнок – это член семьи, а не собственность общества

Опасным ходом мыслей является также желание ограничить право родителей принимать самостоятельные решения. Согласно конституции Эстонской Республики при выборе образования для ребёнка решающее слово имеют родители. Родитель является тем лицом, которое несёт ответственность за своего отпрыска, – не какая-нибудь комиссия. Отбирание у родителей права самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность предполагает изменение ценностей в обществе в том направлении, что ребёнок – это больше не член семьи, а собственность общества. Мы не сможем отобрать у родителей их законное право принимать решения за ребёнка до тех пор, пока общественные ценности в этой области не изменятся.

Ни одному ребёнку не будет пользы от того, если заденут честь его семьи и дома или если его сочтут недостаточно сведущим для того, чтобы самому вершить свою собственную судьбу. Печально видеть ребёнка и его родственников, которые чувствуют себя нежеланными. С какой мотивацией учиться этот школьник придёт на занятия? Наилучшее решение для ребёнка рождается в результате равноправного сотрудничества между всеми сторонами, отстаивающими его интересы. Достигнуть подобного сотрудничества не всегда просто, но должна быть цель. Если мы хотим, чтобы наши дети научились сотрудничать друг с другом, то нам нужно обучить их этому навыку на собственном примере.

Механизм вовлечения работает, но требуется ещё немного времени

Определение «инклюзивное образование» не нуждается в переформулировании, потому как и сейчас оно в принципе означает посильную учёбу для всех учащихся, гибкость и поиск индивидуального подхода к каждому из них. Помните ли вы со времён учёбы в школе сидящих за последними партами парней, которые мешали вести урок? Правда, что в старших классах к их компании примыкала пара весьма смышлёных девушек? Почему так происходило? Да потому, что учёба их не увлекала. Одним учиться было слишком сложно, другим слишком легко или скучно. Это и есть плоды неинклюзивного образования. От вовлекающего образования выиграют не только нуждающиеся в опорных услугах дети, но и одарённые школьники и вообще большинство ребят, потому что в определённый момент каждому из них может понадобиться чуть больше внимания и понимания.

Вы заметили, что современная молодёжь гораздо терпимее поколения людей среднего возраста? Это и есть один из первых плодов вовлекающего образования, т.е. процесса совместного взросления! Мы крайне редко слышим от коллег из сетевой программы карьерного консультирования „Rajaleidja“ («Первопроходец») о том, что нуждающийся в опорных услугах ученик мешал своим одноклассникам настолько, что они стали на него жаловаться. Эмпатия является основной составляющей сразу нескольких описанных в государственной учебной программе общих компетенций – при написании стратегий в сфере образования мы ведь понимаем, что это важно. И незаметно это качество усиливается именно у наших детей.

Многие предложенные Рийн Сеэма и Ынне Ууси решения уже применяются и нуждаются для укоренения лишь в дополнительном времени и раскрутке. При даче оценок и рекомендаций можно и нужно учитывать все возможности и связи ребёнка с другими людьми. У школ есть право самим определять количество учеников в классах, но не открывать классы коррекции без согласия родителей и проведения должных исследований. Поправки к Закону об основной школе и гимназии от 2018 года создали гораздо более гибкие условия. Даже рекомендации по вопросам образования можно давать в качестве альтернатив, с описанием различных возможностей.

Последствия изменений в сфере образования становятся видны только спустя долгое время. Эстонское образование качественное, направление выбрано верное, нам нужно лишь время для его внедрения.

Использование технологий выгодно умеющим увлечь учителям

Разумеется, что привыкание к ожиданиям, возможностям и потребностям различных учеников потребует от учителей дополнительного внимания – времени, терпения, новых знаний и умений. Отказ же от вовлечения в учёбу некоторых детей – это не решение проблемы, а капитуляция. В свете возникшей дискуссии одним из решений могло бы стать обсуждение в последующих публикациях именно методов оказания более эффективной поддержки учителям. К примеру, сейчас пока ещё недостаточно задействован потенциал помощников учителей (эст. abiõpetaja – специалист с педагогическим образованием) и ассистентов учителей (эст. õpetaja abi – технический персонал, от которого не требуется наличие педагогического образования; например, нянечка, отвечающая за уборку помещений, организацию питания, заправление кроватей и пр.).

По какой-то причине в статье за 12 апреля речь зашла о развитии технологий, препятствующих развитию инклюзивного образования. Именно развитие технологий является одним из важнейших нынешних и будущих помощников учителей при организации вовлекающего образования. Использование цифровых технологий даёт учителям больше возможностей дифференцировать учебный процесс. Расстройств, при которых противопоказано смотреть на определённые типы экранов, очень мало. При наличии отдельных особых потребностей искусственный интеллект может вообще творить чудеса, поскольку при обучении людей терпение у искусственного интеллекта неиссякаемое, а его багаж методов, повторяемость заданий и время для проведения занятий безграничны. Технологии должны также увеличить шансы на выявление у детей талантов и оказание им поддержки.

Что учителям точно не поможет, так это фокусирование внимания на диагнозе. Зачастую диагноз ничего не говорит ни об особенностях ребёнка, ни о подходящих ему методах обучения. Диагноз – это обобщение, и из-за преувеличения его значимости конкретного ребёнка может перестать быть видно за навешенным на него ярлыком.

Подытоживая, пожелаю нам всем меньше противопоставлять одних другим (учеников с особыми образовательными потребностями ученикам без оных, школу родителям, учеников родителям), меньше разделять и яснее понимать, что мы все являемся частью единого целого.

Надеюсь, что у нас найдётся время и желание писать чаще об историях успеха инклюзивного образования – о спецшколах, классах коррекции, гибкой организации учёбы или опыте замечательных учителей.

Нам всем будет выгодно делиться друг с другом полезным опытом.


Comments are closed.