Учительская газета, 16 марта 2018

16. märts 2018 - Учительская газета, 16 марта 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

КААРЕЛ ТАРАНД: ПРОИГРАННЫЕ ПАРТИЯМ ДЕТИ

Грохот вербальной канонады парадных пушек государства отгремел и словесная пыль осела. Наши будни – это наглядная демонстрация того, что политическим руководителям высшего звена всё труднее находить разумное обоснование своим решениям и поступкам, пишет в «Учительской газете» публицист Каарел Таранд.

О признании ими своих ошибок и речи нет, когда последствия очевидны, а неоспоримые факты свидетельствуют о том, что принятые решения были непродуманными и заранее не подкрепленными достоверными анализами и исследованиями.

Если бы всё происходило ненамеренно, то люди со стороны хоть как-то смогли бы помочь кабинету министров, однако правительство вышло на новый уровень целенаправленных действий, который канцлер права, известная скорее сдержанностью своих выражений, была на прошлой неделе вынуждена окрестить правовым нигилизмом.

На самом деле, все эти нынешние проблемы с качеством государственного управления начались непосредственно после того, когда четыре года назад Андрус Ансип сложил с себя полномочия государственника высшего уровня, а на смену ему в качестве символа смены поколения политиков пришел Таави Рыйвас. Всё, что последовало за этим, ни в малейшей степени не удивило старожил из числа политических обозревателей, поскольку жать стали то, что было посеяно 15-20 годами ранее.

Подросткам требуется защита

В 90-е годы в порыве единодушия более сильных политических объединений устанавливали правила, способствующие образованию массовых партий. Неизбежным и порочным побочным симптомом этого процесса стало зарождение молодежных партийных собраний. Чем это закончилось? Да тем, что сейчас государством и партиями управляют напоминающие политиков «изделия», которые окунулись в партийную жизнь еще в несовершеннолетнем возрасте, сумев одержать победу во внутривидовой борьбе. Теперь мы видим, к чему приводит политическое злоупотребление несовершеннолетними в виде идеологической промывки мозгов.

Общество оставило этих тогда ещё детей без надлежащей защиты, в чём косвенно виновны как родители, так и школа. Если мы хотим, чтобы через 20 лет в управлении государством принимали участие счастливые люди, не имеющие за плечами партийного детства и выбравшие своё мировоззрение, опираясь на зрелые знания, то следует немедленно встать на защиту нынешних подростков.

Решительные и быстрые действия нужно предпринимать по двум направлениям – правовому и воспитательному. Ныне действующая законодательная регуляция в сфере политических прав несовершеннолетних противоречива. Закон позволяет стать членом партии с 18 лет, пассивное же избирательное право – право быть избранным в парламент – у гражданина появляется лишь по достижении 21 года.

Согласно новому порядку молодёжь может принимать участие в местных выборах уже с 16-летнего возраста. Членом же молодёжного крыла политического объединения, являющегося самостоятельным лишь формально, в зависимости от партии подросток может стать с 14-15 лет.

В самом начале уставов молодёжных организаций Партии реформ, Центристской партии и КНПЭ (EKRE) есть пункт, который однозначно обязывает всех членов этих политических объединений следовать их уставу и программе. В этом смысле молодые соцдемы и приверженцы политики IRL более свободны. По крайней мере, на бумаге.

Как можно считать независимой организацию, которая обязывает своих членов следовать уставу другой организации, на содержание которой они не в состоянии оказать ни малейшего влияния? Представьте себе такую ситуацию – партия, например, Центристская, добавит в свой устав пункт, обязывающий каждого члена отстегнуть ей десятую часть своего имущества. Из этого автоматически следует, что подросткам из молодёжной организации пришлось бы за спинами своих родителей тащить в общак их столовое серебро. Возникает ситуация, при которой члены партии могут заставить несовершеннолетних делать то, за что те не понесут никакой ответственности. Другими словами, их просто используют в качестве бесплатной рабочей силы во время избирательных кампаний, а также в виде других форм партийного рабства.

Идеологически «угнанные»

До сих пор партий избегали называть молодёжные собрания своими смежными организациями, к чему Закон о партиях их, на самом деле, обязывает. По этой причине общественность и не знает, каким образом они финансируются и что на самом деле делают с несовершеннолетними партийцами – касается ли это их рабского труда или прополаскивания мозгов. В молодежных собраниях можно состоять до 30 лет, причём понятно ведь, что результативность труда партийных молодёжных руководителей и их будущие карьерные возможности в головной конторе оценивают по тому, скольким послушным новичкам тем удалось прополоскать мозги или даже скольких фанатиков тем удалось завербовать.

Подростки совершенно беззащитны перед ненадлежащим обращением, поскольку участие в партийно-политической жизни происходит вне стен дома или сферы влияния школы. Я просто никак не могу себе представить дом, в котором родители ради более насыщенного времяпрепровождения своих детей провожали бы их до дверей молодежных собраний партий, в то время как существуют художественные и музыкальные школы, кружки по естествознанию и кружки технические, певческие хоры, футбольные клубы и скаутские организации.

Ребенок может просочиться в партию и без ведома родителей, скрывая сей факт от домочадцев. Не исключено также, что некоторые родители по примеру конформистов времён оккупации могут посоветовать своим чадам ради лучшей жизни продать душу очередной КПСС.

К политической гигиене подрастающего поколения школы должны относиться столь же серьёзно, как и к своевременному сексуальному воспитанию. К сожалению, программа по обществоведению предусматривает лишь беглое ознакомление с партиями к концу основной школы, в гимназической же ступени предметная программа позволяет учителям объяснять суть той или ной политической партии в течение всего лишь пары уроков. Однако к окончанию школы тысячи подростков могут оказаться идеологически «угнанными».

В деле повышения политической грамотности детей школы могут играть столь же весомую роль, как и в половом воспитании учащихся, если их ради этого вооружить. Посему приступим же к политическому воспитанию ребят с предложения им учебной литературы, способствующей их становлению, а значит, и защите. Идеальным примером труда по половому воспитанию, с которого подростки могут даже частично писать свою жизнь, может служить учебник, написанный Мерике Кулль и Кай Парт. И, быть может, уже к 2040 году мы увидим на постах руководителей государства гармонично развитых и дееспособных политических личностей.

******

ПОЛНАЯ КАША: О СВОЕОБРАЗИИ, ОСОБЫХ ПОТРЕБНОСТЯХ, А ТАКЖЕ ФИЗИЧЕСКИХ И УМСТВЕННЫХ НЕДОСТАТКАХ

«Мир полон дураков, но как от них избавиться? – Останься наедине с самим собой и спрячь подальше зеркало…», – цитирует Вольтера психолог-консультант и преподаватель Тойво Нийберг и задается на страницах «Учительской газеты» вопросом, кому выгодна неразбериха при трактовании понятия «особая потребность»?

Нужен ли этот хаос ради экономии денег в системе образования или выкачивания оных из европроектов? Для издевательства и унижения реально больных людей? Для ущемления прав более или менее нормальных детей? Ради обнуления дара талантливых ребят? Для усиления градуса насилия и стресса в школе? Ради увеличения нагрузки и без того перегруженных учителей и повышения степени их ответственности?

Особой является потребность, дефинируемая как отклонение в поведении, физическом или умственном развитии человека. В случае его выявления для развития и реализации своих способностей человеку требуются особые условия, спецприспособления, а также особое обращение. Причины появления особых потребностей могут быть как биологические, так и социальные (умственные), иногда они даже смешиваются между собой. Понятие «ребенок с особыми потребностями» столь же широкое, как и «обычный ребенок».

Особая потребность – это не только хромая нога или заикание, диагностируемая умственная отсталость, задержка социального развития, лево- или праворукость, обусловленное темпераментом своеобразие, половые особенности и т.д. Зачастую проблемы скрыты внутри самого ребенка, внешне во всех смыслах нормального. Проблемы же, конкретные трудности, недостатки, недееспособность – это всё то, что требует специального подхода к его потребностям.

Как видно, мы имеем дело с чётким и понятным определением, которое каждая партия, состав кабинета министров, округ, министерство, а также каждый министр трактует по-разному, по своему усмотрению.

До десяти учеников

Появление особых образовательных потребностей обусловлено недоразвитостью или повреждением мозга, физическим, умственным или психическим недостатком, а также не подходящей для развития средой. Кроме помощи со стороны спецпедагогов, человек с особыми потребностями нуждается также в оказании ему медицинской, психологической, социальной и юридической помощи, а также в создании ему особых условиях труда. И поэтому рядовой учитель не может и не смеет быть в школе психологом, соцпедагогом, полицейским или медработником – у него просто нет для этого ни соответствующих знаний, ни полномочий.

Особые потребности есть и у каждого учителя, самую важную из которых признавали еще в античной школе. Еще даже не подозревая о том, что обычный человек может зараз следить (слушать, замечать и активно общаться) за семью плюс-минус двумя людьми, что и было доказано современной наукой, в античные времена в одной группе училось семь-девять учеников. Учитель сидел в центре, а ученики на скамейках вокруг него на расстоянии трех-четырех метров – таким образом преподавателю удавалось уследить за каждым, услышать и заметить всех, а также успешно управлять учебным процессом. И вряд ли кто-то мог заявиться на урок в надежде на то, что его сегодня не спросят, его не заметят или им не займутся…

Посему размер группы в детском саду или в классе начальной школы не должен превышать уровня загруженности при обычном общении, коим является не более десяти человек. При большем размере группы рядом с учениками должен находиться помощник учителя. Работая преподавателем в Маарьякюла, где у нас в группе как раз и учится максимально восемь ребят с умственными отклонениями, мне ассистирует помощник, являющийся чрезвычайно большим подспорьем – чего не замечаю я, замечает она, и наоборот.

Хватит просиживать штаны на уроках!

Давая в Маарьякюла восемь уроков подряд, я устаю меньше, чем после двух уроков в обычном классе. В гимназии разом до ста учеников могло бы присутствовать в аудитории, в которой преподавали бы специалисты своего дела. Учебный процесс мог бы по большей части происходить посредством Skype’а, компьютера и смартфона, не выходя из дома. Хватит просиживать задницы на уроках!

В гимназической ступени начислять зарплату учителям можно было бы по количеству предметных пунктов, а не исходя из проведенного на уроках времени, оставляя за самими педагогами право решать, сколько непосредственных аудиторных занятий им требуется, в каком объёме давать дополнительные задания одним или другим ученикам, а также беседовать на их основании с учащимися, контролируя усвоение материала.

Большую часть своего времени учитель будущего будет проводить дома, в музеях и библиотеках, в зоопарке и в лесу, будучи доступным школьникам в заранее обговоренное время. Гимназист должен уже понимать, что он учится ради себя, а не ради учителя. В противном случае он не дозрел до поступления в гимназию.

В обычных школьных условиях ребёнок с особыми потребностями не в состоянии освоить то, что в состоянии освоить большинство. Получив несколько высших образований в области психологии, пройдя спецкурс по клинической и школьной психологии, я запомнил чёткую классификацию особых потребностей – логичную и понятную для всех.

Одарённость – это тоже особая потребность

Больше всего меня как раз и беспокоит то, что чинуши, занимающиеся именно проблемой одарённости как особой потребности, слили её вместе с бюрократическими помоями в канализацию. Одарённый ребенок тоже не впишется в обычный класс, потому как он там попросту заскучает. Сначала у него появятся проблемы с поведением, потом проблемы эмоционального характера, его будут обзывать зубрилой, подлизой, маменькиным сынком, профессором, пришельцем и т.д. Потом у него появятся проблемы с общением, которые увенчаются проблемами с учёбой.

Печально, что денег во всех смыслах хватает прежде всего для бесталанных детей, одарённые же предоставлены родителям. Считать, что одному малому народу следовало бы инвестировать особенно в талантливых учеников, замечать их, признавать, вдохновлять и поддерживать… Или я чего-то не так понял?

Когда-то наряду с обычными классами были в моде т.н. классы для Тоотсов (озорной врун и пройдоха Йоозеп Тоотс, один из главных персонажей знаменитой повести Оскара Лутса «Весна» – Ред.), но, к сожалению, не было ни одного класса для таких, как Арно и Теэле (интеллигентные персонажи Арно Тали и Теэле из Райа – Ред.). Да, денег не хватает, но, может, не хватает как раз желания заниматься одарёнными учениками и особо одарёнными учителями? Профукаем таланты, исчезнет и народ, так как тупой пашет ради одних только бабок, причем неважно, в какой стране, при какой власти и при каком правительстве.

Диагностируемая особая потребность

Помимо образовательных особых потребностей существуют также диагностируемые особые потребности, дефинируемые как физические, умственные или поведенческие отклонения. При наличии оных ученику для развития и реализации его способностей требуются особые условия, особое обращение и специальные средства. Учителя утверждают, что один гиперактивный ученик в классе сравним с тремя обычными учениками. Ни один директор, классный руководитель, учитель или даже школьный психолог с соцпедагогом не знают диагнозов детей – им нужно самим выявлять их и ставить.

Если бы учителя знали, что ученик болен эпилепсией, то они по чисто человеческим соображениям не позволили бы ему защищать курсовой проект перед комиссией и в большой аудитории. К счастью, тогда всё обошлось, и школьник не упал, ударившись об острый угол стола. К счастью, я сам присутствовал на защите и смог оказать ему первую помощь, однако всё могло пойти и по другому сценарию.

Кому нужны такие тайны? Уверен, что дирекция школы и непременно классный руководитель, а также психолог и соцпедагог должны знать диагноз ученика.  Они определённо не должны распространяться об этом, не говоря уже об употреблении знания во зло. Это ведь можно было бы зафиксировать в законодательном порядке, гарантируя таким образом безопасность и защиту как ученику и его одноклассникам, так и учителям.

Пока всё будет продолжать оставаться под покровом тайны, ответственность за это нельзя будет возлагать ни на одного педагога, поскольку у того нет права самостоятельно ставить диагнозы. Тем не менее, многие учителя обучены заниматься с гиперактивными и шизоидными учениками, с теми, кто имеет нарушения аутистического спектра, страдает от эпилепсии или биполярного расстройства и пр. Почему нет взаимного доверия? Почему классный руководитель должен в последнюю очередь узнавать о диагностируемых у его учеников отклонениях в развитии? Кого покров тайны призван защитить? Ребёнку с диагностированными образовательными потребностями требуются специальные условия (сокращённый школьный день и продолжительность уроков, иная структура занятий), спецприспособления (инвалидная коляска, школьная парта, слуховой аппарат и т.д.), а также особое обращение.

Базовые потребности людей

У меня самого имеется несколько особых потребностей, худшая из которых – это пониженная способность вписываться в общество сангвиников из-за моего холерического характера. Я мужчина и потому не очень хорошо понимаю женщин (где в мужском мозгу впадина, там в женском бугорок, и наоборот, как утверждают известные психологи-сексологи). Я левша с рождения, однако в школе меня насильно превратили в правшу. По характеру я сова, мечтающая по утрам подрыхать подольше, с тем чтобы поработать допоздна, поскольку окончательно раскачиваюсь я лишь под вечер. Я в состоянии настолько уйти в себя, что перестаю замечать что-либо или кого-либо вокруг и т.д.

В последнее время понятие «особая потребность» толковалось менее или более профессиональными людьми приблизительно так: у нас ведь у всех особые потребности, небольшие такие своеобразные черты, которые делают нас либо особенными, либо людьми с дополнительными потребностями. Если особые потребности в этом контексте распространяются на т.н. обычных людей (ой как же тут тяжело подобрать правильное слово!), то это правило работает и в обратную сторону – у каждого ребенка с особыми потребностями имеются также самые что ни на есть обычные потребности: потребность в любви, нежности и заботе, понимании, дружбе, помощи, признании – т.е. во всём том, в чём нуждается и самый обычный ребёнок.

В понимании, помощи и признании нуждаются в том числе и рядовые учителя, работающие в  обычных классах, не говоря уже о педагогах, разгребающих проблемы детей с диагностированными особыми потребностями.

******

ДОКТОР НАУК: ЖИЗНЬ В ЭЛЕКТРОМАГНИТНОМ ПОЛЕ НЕБЕЗОПАСНА

Профессор-эмэритус Тартуского университета Яан Микк сетует на страницах «Учительской газеты» о том, что родители не отдают себе отчёта в степени вредности электромагнитного излучения для детей. Однако у школьников есть учителя, которые могли бы напомнить им об этом и заслужить их пожизненную благодарность, считает дважды доктор наук.

Шагаю я по своей улице, а навстречу мне – девчонка лет одиннадцати. Громко говорит что-то про себя. Чего это с ней? Поравнявшись со школьницей, замечаю поверх её шапки с помпоном наушники – она разговаривает по мобильному телефону, держа его в руке. Родители берегут мозг своей дочери от потенциально вредного электромагнитного излучения!

Может быть вредным для здоровья

Иногда дома нужно выяснить, находится электропровод под излучением или нет. Купил в магазине соответствующее устройство стоимостью 10 евро и настроил его на максимальную чувствительность. В самом деле, датчик начал пищать и мигать на расстоянии десяти сантиметров от провода настольной лампы.

Вокруг провода, находящегося под напряжением, возникает электромагнитное поле (ЭМП). Приблизил устройство непосредственно к монитору компьютера. Оно заалармировало уже на расстоянии 80 сантиметров от него. Это означает, что сидя за экраном, я постоянно подвергаюсь электромагнитному излучению.

Многие сидят, причем чувствуют себя здоровыми и жизнерадостными. Солнце подвергает нас электромагнитному излучению на протяжении всей жизни, и мы свыклись с этим, однако за последние десятилетия появилось огромное количество новых источников ЭМП повышенной мощности, работающих на новых частотах. Насколько хорошо мы в состоянии к ним адаптироваться?

В 2015 году Европейская академия городской окружающей среды констатировала появление всё новых хронических болезней, а также была найдена связь между пребыванием в ЭМП и возникновением проблем со здоровьем. Беспроводные технологии стали применяться без предварительного анализа их вреда для здоровья. Известно, что долговременное пребывание в ЭМП – это фактор риска развития некоторых видов рака, болезни Альцгеймера и бесплодия у мужчин.

Гиперчувствительность к электромагнитному излучению также встречается всё чаще. Её признаками являются головная боль, неспособность сконцентрироваться, проблемы со сном, депрессия, усталость и нехватка энергии. В Швеции ещё в 2009 году было выявлено 300 000 человек, особо чутко реагирующих на ЭМП.

В 2012-2013 гг. швейцарские учёные изучали связь между использованием молодыми людьми мобильных телефонов и способностью запоминать информацию. За год результаты тестов на память улучшились, но в меньшей степени у тех, кто пользовался мобильным телефоном чаще других. Учёные пришли к выводу, что электромагнитные поля радиочастот ухудшают память молодых людей.

Более основательно была изучена закономерность между использованием мобильного телефона и возникновением головной опухоли. Обобщение результатов 24 научных исследований выявило десятикратный риск возникновения опухоли головного мозга при использовании мобильного телефона. Среди тех, кто пользовался телефоном в общей сложности более 1600 часов, рак обнаруживался у каждого сорокового.

Аналогичные результаты были выявлены и в ходе других научных исследований. Использование мобильного телефона увеличивало риск возникновения глиомы – опухоли головного мозга нейроэктодермального происхождения.

Электромагнитные поля радиочастот приводят к возникновению в организме кислородосодержащих реактивных веществ. Примерами таковых являются, например, пероксиды и супероксиды, способные разрушить химические соединения в клетках.

В 2013 году эстоноязычное описание влияния ЭМП на человеческий организм в интернете опубликовала Эгле Коппел, эмоциональный текст которой начинался так: «Воздействие ЭМП является серьёзной проблемой современности, приводящей к стрессу от электромагнитного излучения, ослаблению иммунной системы, возникновению злокачественных опухолей, болезни Альцгеймера и Паркинсона, рассеянному склерозу, детской лейкемии, хронической усталости, выкидышам, проблемами с памятью, депрессии, тревожности и ещё многим другим проблемам со здоровьем. ЭМП приводит к изменению функций головного мозга и нервной системы, а также повреждает ДНК».

Вредного воздействия ЭМП не обнаружили

В 1996 году Всемирная организация здравоохранения составила обширный обзор научных исследований с целью определить, оказывает ли ЭМП влияние на состояние здоровья людей. Было выявлено, что низкочастотное ЭМП и вправду вызывает небольшое электрическое напряжение в организме человека, однако вреда здоровью не причиняет.

В 2015 году научный комитет Еврокомиссии не нашёл убедительного научного подтверждения тому, что ЭМП наносит вред здоровью. Комитет не нашёл никаких доказательств, чтобы с уверенностью утверждать – радиочастотное ЭМП приводит к возникновению опухоли головного мозга или снижению когнитивных функций организма. Неоднократно констатировали тот факт, что либо исследований было проведено недостаточно, либо они приводили к противоречивым выводам.

Также неоднократно исследовалось влияние домашних радиотелефонов на самочувствие их владельцев. Если авторы и объекты исследования знали его цель, то выяснялось, что радиотелефоны самочувствие ухудшали. Если не знали, то эффект ухудшения самочувствия не прослеживался. По мнению учёных, вредное воздействие ЭМП может быть обусловлено негативным самовнушением.

Снизим негативное воздействие ЭМП!

Вышеприведённые результаты исследований противоречивы, и на их основании сложно прийти к единому мнению. Тем не менее, это попытался сделать американский учёный Хенри Лэй. Он проанализировал результаты 326 исследований, в половине из которых утверждалось о биологическом воздействии ЭМП, а в половине – нет. Когда же он поделил все исследования на две группы в зависимости от источника их финансирования, то выяснилось, что воздействие ЭМП на человека было выявлено лишь в 30% исследований, профинансированных промышленниками. В независимых же исследованиях отрицательное влияние ЭМП было выявлено аж в 70% исследований.

Невозможно с уверенностью сказать, что ЭМП является вымыслом или реальной угрозой для нашего здоровья, однако многие учёные и организации здравоохранения верят в то, что ЭМП является причиной различных болезней и недомоганий. Этому не противоречат и наблюдения учителей, подметивших отрицательное влияние компьютеров на учебу (см. «Учительскую газету» за 02.02.2016). Карин Тяхт изучила результаты теста PISA 2015 и обнаружила, что если ученики пользовались в школе интернетом более получаса в день, то их успеваемость начинала падать. Я пообщался на эту тему со старшим научным сотрудником Тартуского университета Олевом Мустом, который констатировал: «Исследований, свидетельствующих о негативном влиянии мобилок на когнитивное развитие, предостаточно, не говоря уже о возникновении зависимости от них, а также появлению стресса».

 


Comments are closed.