Знает ли педагогическая общественность, что такое антропоцен?

29. märts 2019 - Знает ли педагогическая общественность, что такое антропоцен? kommenteerimine on välja lülitatud

Тийу Куурме

Доцент педагогических наук ТЛУ Тийу Куурме пишет о том, как финские учёные-педагоги обратились через крупнейшее в стране издание Helsingin Sanomat к общественности с целью объяснить, что проводимые в вузах страны реформы скорее приближают экологическую катастрофу, нежели отдаляют её. Речь идёт о недавнем уличном протесте молодёжи почти в 70 странах против изменения климата во всём мире.

Образование и реальная жизнь никак не связаны друг с другом?

Должны ли мы беспокоиться о том, что под предлогом защиты климата молодёжь сачкует с уроков? Иногда для этого даже имеются некоторые основания. Волноваться стоит не потому, что так поступают молодые люди. Беспокоиться имеет смысл о нас, людях взрослых, которые собрались продолжать жить в том же духе, как и раньше. Подавленность молодёжи и её желание протестовать из-за бедственной экологической обстановки – это не причина какой-то болезни, а её симптом. Причиной является наш бесперспективный образ жизни. Мы потребляем в два раза больше ресурсов, чем наша планета в состоянии воспроизвести, однако надежда на спасение всё-таки есть. Повод же для оптимизма появится только тогда, когда мы заранее признаем неоспоримые факты. После этого можно будет изменить направление.

Образование – это один из ключей для осуществления перемен. Школам и учителям надо предоставить гораздо более действенные средства для развития образования в сфере экологии, однако по состоянию на сегодняшний день ситуация такова, что при подготовке учителей включён задний ход. Всё меньше обращают внимание на то, что процесс получения молодыми людьми образования всегда происходит в определённых исторических и идеологических условиях. Образование – это никогда не нейтральное изучение определённых вещей или оттачивание навыков, а самое что ни на есть ведение политической и общественной деятельности.

Одной из самых опасных современных идеологий является слепая вера в технологии и рост экономики. Отделение педагогического образования от общественных связей (т.е. лишение его контекста) уже сейчас заметно бросается в глаза именно в нынешних учебных программах по подготовке учителей. Однако гораздо более глубинные перемены происходят подспудно. Теневое обучение выражается в том числе и в изменении сфер ответственности профессур. В сфере педагогики открываемыми профессорскими должностями незаметно управляют таким образом, чтобы из-за акцентирования особого статуса индивидуальной психологии с арены исчезали бы философские и общественные точки зрения. Это потому так, что на основании нынешней шкалы индексации науки психология кажется более продуктивной, чем социология и философия, которые вбирают в себя объёмные целостные картины и образы мышления.

Адекватный ответ на экологический кризис предполагает, что подготовка педагогических кадров станет площадкой для воспитания общественного, философского и экологического типа мышления. Этот форум призван признать наличие исторических и идеологических аспектов воспитания. В деле подготовки педагогов примером для подражания могла бы служить сачкующая с уроков протестующая молодёжь. Экологической просвещённости придают вес реальные действия, а не слова.

Обращение подписали: Ханну Хейккинен из Университета Йювяскюля, Катарийна Холма из Оулуского университета, Ристо Ринне из Университета Турку, Ханну Симола из Хельсинкского университета и Вели-Матти Вярри из Тампереского университета.

Философская вербальная эквилибристика

Беглое знакомство с продукцией наших издательств, выпускающих педагогическую литературу, и беглое же общение с некоторыми из них убедило меня в том, что они занимаются изданием сборников педагогических рецептов. Предоставьте нам методы! Методы! Методы! Поставьте перед нами те самые простые и понятные цели, пускай они даже будут выстланной благими намерениями дорогой в ад. И давайте будем избегать этого «бла-бла-бла» на тему философии, а также тех опасных прецедентов, когда некоторые студенты или действующие учителя начинают глубже задумываться над тем, чему они учат, чему у них учатся и почему преподаются именно эти вещи, а не другие.

Долго царившая и у нас в Эстонии монополия на интерпретацию того, что есть обучение, а также её постоянное возвеличивание хоть в сколько-нибудь теоретических трудах, оставила в какой-то тени те самые вопросы «что?» и «зачем?». Если уровень нашей профессиональной литературы на тему педагогики скатился до публикации одних лишь книжонок, описывающих приёмы и уловки, то это намёк на низведение наших учителей до уровня ремесленников, которым их большая занятость не оставляет времени на погружение в глубинные темы. Даже в советские времена заботились о широте мышления  учителей и их умением делать обобщения. В нынешние же времена повсеместное обожествление рыночной экономики отобрало у человека его вертикальное измерение и направило запасы его энергии на «адаптацию к быстро изменяющимся обстоятельствам». Однако почему обстоятельства меняются, почему они меняются так быстро и какими в итоге становятся? Только ли ветер знает ответы на эти вопросы?

Что в современной школе должно преподаваться по-другому, чтобы из неё не выпускались люди, для которых нет ничего святого и которые готовы выставить на продажу всё? Так вот наши пашни и продаются безразличным иностранным инвесторам. А что имеем в итоге? Отравленную и истощённую землю!