Образование и авторское право: какие изменения привнесёт очередная евродиректива?

2. nov. 2018 - Образование и авторское право: какие изменения привнесёт очередная евродиректива? kommenteerimine on välja lülitatud

Активист Википедии Рауль Веэде отмечает, что в последнее время в связи с подготовкой к принятию директивы Европейского Союза эстонские СМИ чрезвычайно часто писали об авторском праве. Неравнодушный общественник призывает на страницах «Учительской газеты» задуматься о том, каково будет её возможное влияние на качество нашего образования.

Образование является частью культурного столпа нашего общества. Благодаря нему культура передаётся от одного поколения другому и сохраняется преемственность. Жизненно важно, чтобы причастные к системе образования люди смогли использовать в своей работе как культурное наследие, так и современную культуру – тексты, изображения, музыку, фильмы, – поскольку иначе её будет невозможно преподавать. Именно поэтому в законодательстве на тему защиты авторских прав и сделано исключение ради работников сферы образования, которое было в 2001 году облачено в форму директивы Европарламента и Совета ЕС о гармонизации отдельных аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе.

Однако директива не устанавливает чётких правил, а лишь предоставляет государствам право принимать решения по собственному усмотрению. Жители Эстонии, в общем-то, не в курсе, что имеющееся в нашем Законе об авторском праве исключение для работников образования является одним из проявлений максимальной свободы в Европе, нередко приводимой в качестве примера для подражания. Свобода использования культурного наследия гарантирует учителям и ученикам доступ к культуре и заодно избавляет систему образования от необходимости ежегодно протаскивать через свой бюджет огромные суммы, которые были бы потрачены на приобретение лицензий на авторское право.

Эстонская реликвия

В эстонском Законе об авторском праве исключения для сферы образования прописаны в пунктах 2 и 3 статьи 19: «Без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени, произведение которого используется, если оно обозначено на произведении, и названия произведения, а также источника заимствования, допускается: … 2) использование правомерно опубликованного произведения в качестве иллюстративного материала в мотивированном объеме в учебных и научных целях и при условии, что такое использование осуществляется в некоммерческих целях; 3) воспроизведение правомерно опубликованного произведения в мотивированном объеме в учебных и научных целях в учреждениях образования и науки, деятельность которых не преследует коммерческие цели…».

Лаконичное и относительно ясное объяснение. Таким образом, свобода ограничивается некоммерческими учебными учреждениями (за исключением некоторых частных школ, тренинговых агентств и большей части неформального образования, в т.ч. ведение разного рода учебной деятельности за пределами учебного учреждения); нельзя также использовать незаконно опубликованные произведения (добытые, например, пиратским путём); используемый объём должен быть оправданным (например, если на уроке анализируют одно стихотворение, то для учеников нельзя копировать весь сборник стихов); выбранные произведения должны быть уместными (можно поспорить, является ли мимолётно сказанное «Посмотрите, как красиво!» достаточным обоснованием для демонстрации картины, о которой не будет подробно вестись речь) и – мысль последняя по порядку, но не по важности – ни от автора, ни от источника нельзя отступаться. По этому пункту у всего эстонского общества есть ещё много пространства для развития.

Понятие свободы в сугубо образовательной сфере расширяют также другие законодательные пункты более общего плана – такие, которые касаются, например свободы цитирования и использования правомерно опубликованного произведения в карикатуре, пародии и шарже. Они действуют по всей Эстонии, в том числе и в школах. Свободы выше крыши! По этой части у нас есть повод гордиться нашим законом.

В остальной Европе

Приведу для сравнения несколько примеров того, что законодательство в разных странах не позволяет в школах делать с произведениями, защищёнными авторским правом (когда с момента смерти их авторов прошло 70 лет или когда произведения были официально выложены в открытый доступ).

Во Франции, Германии, Дании и Финляндии считается незаконным сканировать страницы учебника. Во Франции, Португалии и Испании ученикам запрещено прослушивание в классе музыкальных произведений. Демонстрировать в классе фильмы на DVD запрещено в Северных странах, во Франции, Испании и Португалии. Публичное проигрывание в классном помещении видеороликов, находящихся в открытом доступе в сети, незаконно в Северных странах, во Франции, Италии, Португалии, Испании и Голландии. Электронная рассылка ученикам защищённых авторским правом материалов не разрешена в Дании, Финляндии, Италии, Голландии и Великобритании. В некоторых странах законодательство может потребовать от работников просвещения слать материалы индивидуально каждому ученику.

В закрытой школьной сети (интранете – Ред.) делиться материалами запрещено в Дании, Финляндии, Франции, Италии, Португалии и Великобритании. В учебных материалах тексты в полном объёме нельзя цитировать во Франции, Италии и Румынии. Переводить материалы не разрешено в Дании, Финляндии, Италии и Испании. И так далее, и тому подобное. Всё вышесказанное касается школ, с неформальным же обучением дела обстоят ещё более сложно. Поэтому не особо и удивительно, что эксперты в области авторского права советуют не урезать свободу в Эстонии, а начать её экспортировать.

Таковы законы. Наверняка можно усомниться в том, соблюдают ли их всегда и везде, однако в случае их нарушения никто не защитит школу от судебных разбирательств. К тому же, у большинства школ нет ни страховки, ни средств на покрытие судебных расходов в случае нарушения ими законодательства. Как вы сами видите, с этой точки зрения жизнь учителей (и директоров школ) в Эстонии комфортна и безопасна как у Христа за пазухой. Как уже было сказано выше, продлиться эта свобода может недолго.

Ещё в 2016 году, когда предшественник Андруса Ансипа на посту европейского комиссара по цифровой экономике Гюнтер Эттингер предложил проект первой директивы, то европейская организация Communia, объединяющая экспертов в области защиты авторского права, проанализировала на примере Польши влияние этого проекта на систему образования. В результате проведённого анализа выяснилось, что если бы каждая школа в Польше приобрела лицензии на защищенные авторским правом произведения, то на это ушла бы половина суммы, которую всё государство тратит на оказание помощи детям из малообеспеченных семей.

Теперь Европарламент уже одобрил проект директивы, и начались переговоры между Еврокомиссией и Советом Европейского союза. У каждой из сторон есть своя версия текста, и в Совете Европейского союза Эстония тоже может высказаться по этому поводу.

По сравнению с первоначальной версией, проект директивы существенно изменился, и хотя вопрос о финальной версии ещё открыт, границы возможностей прояснились и они гораздо уже по сравнению с тем, что было обещано предыдущей директивой.

Что прописано в директиве?

В новой директиве использование защищённых авторским правом произведений в системе образования прописано в статье 4. По сравнению с тем, что было до сих пор, самым существенным отличием является появившееся для учебных заведений обязательство приобретать «легкодоступные» лицензии ради использования произведений в школах (статья 2, пункт 1). Цены на лицензии должны быть «разумными», но поскольку вопрос о том, кто будет определять разумность или неразумность цен, всё ещё открыт, а ненасытности продавцов нет никакого противовеса, то право голоса остаётся за теми, кто выдаёт лицензии (статья 4, пункт 2). Государства же обязывают оповестить школы о необходимости покупки лицензий (т.е. гарантировать их «легкодоступность», статья 2, пункт 2).

К тому же, директива устанавливает требование, согласно которому защищённые авторским правом произведения можно использовать для придания урокам наглядности только: 1) в стране, где находится учебное учреждение (исключается их использование, например, учителями и учениками во время экскурсий или отдыха за рубежом, под вопросом оказываются также выступления учеников в других странах, в которых законодательство не совпадает полностью с нашим); 2) в безопасной электронной среде или сети (статья 3). Это исключает возможность публикации защищённых авторским правом произведений в открытом доступе на вэб-сайтах. Например, если сейчас на домашних страничках многих школ можно найти и свободно почитать исследовательские работы учащихся, то в случае введения запрета под замок придётся поставить те из них, в которых содержатся тексты, фотографии и прочие материалы чужого авторства.

Ограничение делает ещё более жёстким пункт А статьи 1, который делает возможным доступ только для учащихся школ, студентов, педагогов и технических работников. Если школа не будет пользоваться интранетом с ограничениями или предоставит к нему доступ родителям, то этот беспорядок придётся прекратить.

Статья 4 позволяет странам-членам ЕС выплачивать компенсацию авторам, которые понесли убытки из-за бесплатного использования их произведений в системе образования. Как будут выявляться случаи нанесения ущерба и его размер, неизвестно. Выплата компенсации предусмотрена не вместо оплаты лицензии, а вдобавок к ней. В Эстонии этот гигантский ущерб до сих пор никак не компенсирован, и совершенно неизвестно, сколько авторов умерло от голода по той причине, что на школьных уроках будущим покупателям их произведений учителя представляли их же книги, картины или фильмы.

В статье 4А Европарламент предлагает запретить какие-либо исключения для сферы образования в единичных договорах. Эта оговорка может повлиять на бесплатность использования вэб-контента, находящегося в открытом доступе. Если подобного запрета нет, то владелец в общем-то бесплатного сайта может по умолчанию вписать в правила его пользования, что в школах содержание домашней странички можно демонстрировать только за плату. В версиях Еврокомиссии и Совета Европейского союза такого ограничения нет.

Статья 2 пункт 1 даёт странам-членам ЕС право вводить ещё более жёсткие ограничения в отношении делания исключения для сферы образования, убрав из него определённые категории произведений – например, ноты и учебные материалы. В Эстонии копирование нот без разрешения автора запрещено и сейчас. В принципе не исключено увеличение количества в том числе и новых подобных категорий.

Непонятно, где конкретно можно воспользоваться исключением для работников образования (статья 1 пункт А). Из трёх версий текста только проект директивы Еврокомиссии ограничивает сферу физического применения своего исключения территорией учебных заведений. В двух остальных версиях эта сфера расширяется при помощи фразы, которую можно перевести как «…или в других местах».

Границы свободы резко сужаются, становясь более размытыми, чем раньше. По всей вероятности, после вступления директивы в силу и внедрения её в Эстонии – на это может уйти около двух лет – школам придётся инвестировать в проведение соответствующих тренингов, Министерство же образования и науки должно будет придумать способы пропагандирования приобретения лицензий и ведения учёта частоты использования произведений, защищённых авторским правом, выделить из бюджета средства на покупку лицензий, а может и начать заранее организовывать государственные тендеры на поставку школам безопасного программного обеспечения.

Напоследок об Эстонии

Стоит ли эстонскому государству целенаправленно навлекать на свою собственную систему образования новые проблемы с авторскими правами? Сейчас мы ещё можем сопротивляться попыткам ограничить свободу в сфере образования и защищать интересы школ в Эстонии. Если же это делать непублично, без обсуждения в СМИ, парламенте и правительстве, то потом ответственность на себя не возьмёт ни один политик или эксперт. Если же спросят, кто это сделал, то виновной окажется плохая Европа. На самом деле, ответ тот же, что и в сказке: «Сами-то вы и сделали».

Перевёл Жан Прокошин