Учительская газета, 23 ноября 2018

23. nov. 2018 - Учительская газета, 23 ноября 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК ПРЕДПОЧИТАЕТ БЫТЬ СКОРЕЕ ХЛЕБОРОБОМ, НЕЖЕЛИ УЧИТЕЛЕМ

Выпускники гимназий, идущие учиться в вузы на педагогические специальности, имеют средний балл аттестата, годный скорее для поступления на одну из сельскохозяйственных специальностей. С находящимися на вершине рейтинга будущими медиками они даже рядом не стояли, пишет в «Учительской газете» журналист Прийт Пярнапуу.

«В большинстве европейских стран профессия учителя более не привлекает лучших кандидатов, и лишь в нескольких странах – в Ирландии, Финляндии и Шотландии – профессия педагога не теряет ценности в глазах лучших абитуриентов», – было написано в 2014 году в отчёте о привлекательности профессии учителя в странах ЕС, заказанном Европейской Комиссией.

«По всем исследованным навыкам (функциональное чтение, математическая грамотность, умение решать проблемы в среде, изобилующей технологиями) результаты выпускников эстонских вузов, получивших квалификацию педагога, оказались одними из самых худших как в международном сравнении, так и в сравнении с другими областями высшего образования, – написала три года назад тогдашняя руководительница аналитического отдела Министерства образования и науки Ауне Валк совместно с тогдашним докторантом Тартуского университета Герли Сильм в отчёте под названием «Образование и навыки: тематический отчёт №6 по итогам исследования PIAAC. – Выпускники естественнонаучных и точных факультетов превзошли по умениям получивших квалификацию педагога на 50 пунктов, и этот контраст столь же разителен, как и разница между среднестатистическим выпускником основной школы и среднестатистическим выпускником университета».

«Несмотря на то, что средний балл собирающихся получать квалификацию педагога выше общего среднего балла, результаты их госэкзаменов всё-таки ниже среднего показателя», – написали аналитики Минобрнауки Рена Селлиов и Кристель Вахер в своём свежем отчёте под названием «Получившие квалификацию педагога и начинающие учителя согласно данным EHIS (инфосистема образования Эстонии – Ред.)».

Картина ещё неприглядней

Несмотря на то, что все процитированные выше исследования свидетельствуют о недостаточной привлекательности педагогических специальностей, самое свежее исследование как будто бы заканчивается на позитивной ноте – средний балл у студентов педагогических специальностей выше общего среднего балла.

Тем не менее, от этой позитивности не остаётся и следа, если взять в расчёт ещё и гендерные различия. Оценки и выборы студенток и студентов значительно разнятся. Педагогические специальности являются прерогативой именно студенток, поскольку их выбирают более 90% девушек, причём их средний балл выше средней отметки студентов мужского пола.

В моём распоряжении оказались данные EHIS относительно выпускников гимназий за 2016 и 2017 годы. С одной стороны, это данные о средней оценке по обязательным предметам в гимназической ступени, а с другой – данные о том, на какую специальность поступил (если вообще поступил) выпускник гимназии. Результаты исследования по юношам и девушкам привожу отдельно.

Специальности, связанные с медициной, привлекательны для большинства отличников. Инфотехнологические специальности хоть и не находятся на самой вершине рейтинга, однако их популярность определённо выше средней. Привлекательность технических специальностей, напротив, чуть ниже средней. Гимназисты, которые предпочли одну из педагогических специальностей, находятся по своему среднему баллу ближе к концу рейтинга, сильно отставая от специальностей-фаворитов. В сводном рейтинге учебных областей, в котором ветеринария составляет одно целое с сельским хозяйством, лесничеством и рыбным хозяйством, сфера образования занимает самую нижнюю строчку.

К примеру, средний балл 80% выпускниц гимназий, выбравших одну из медицинских специальностей, был 4,6 или даже выше, в то время как среди выбравших одну из педагогических специальностей таковых было лишь 20%.

В 2016 и 2017 годы с золотой или серебряной медалью гимназию закончили 1455 человек, из которых только 24 пошли учиться на учителей. Для сравнения – на медицинские специальности пошли учиться 132 медалиста. Эта разница в пять раз возникла не из-за большего количества студентов, которые в бытность свою предпочли изучать медицину. Как раз наоборот – больший наплыв абитуриентов наблюдался как раз на педагогические специальности.

В области искусства оценки не ценятся

«Вольные души художников никогда особо не пеклись об оценках, их средний балл был достаточно низким, однако это не мешало им создавать гениальные произведения», – пояснил одну из возможных причин равнодушия к оценкам бывший педагог со стажем и нынешний член Рийгикогу от партии СДПЭ Тоомас Юргенстейн. По его словам, подобная логика не работает применительно к профессии учителя. «Для государство важно, чтобы о душевном и физическом здоровье его граждан заботились  самые умные его сыновья и дочери», – считает он.

«Сильных педагогических кадров не появится, пока в обществе не повысится престижность профессии учителя, которая была бы привлекательной для лучших из лучших, – написала в 2016 году Ауне Валк в исследовании под названием «Привлекательность профессии учителя». – Крайне необходима любая политика, способная повысить престиж профессии педагога и поднять уровень подготовки учителей».

Непрестижность профессии учителя усиливают СМИ

Руководитель клуба по интересам для начинающих учителей Маргит Кягу объяснила непопулярность педагогических специальностей общей картиной, которую создают средства массовой информации. «Зачем становиться педагогом, если постоянно муссируется тема, будто современные дети ведут себя как сумасшедшие, а их учителя – неподобающим образом, – риторически спрашивает она. – Не прекращается нытьё по поводу слишком большой нагрузки и низкой оплаты труда педагогов, пишут и говорят о том, что учительский труд чрезвычайно неблагодарен и жалок. Разве такой имидж привлекателен?».

Более подробно с рейтингами различных специальностей можно ознакомиться в оригинальной версии статьи на эстонском языке.

*****

НАСКОЛЬКО ДОРОГИ НАМ НАШИ ДЕТИ?

При организации учебных поездок учителя торгуются с автобусными фирмами ради получения максимально качественной услуги за минимальную цену. Главный редактор «Учительской газеты» Хейки Раудла предлагает задуматься над тем, будет ли стоить недосып водителя и скудная оплата его труда здоровья или даже жизни детей?

Нынешней осенью Департамент шоссейных дорог в сотрудничестве с Налогово-таможенным департаментом разослал по всем учебным учреждениям рекомендательное письмо, в котором даны советы по предварительному планированию экскурсий, а также заказыванию автобусов с целью сделать поездки более безопасными. Помимо прочего в нём также приведены инструкции по выбору автобусного перевозчика и перечислены требования, предъявляемые к транспортному средству и водителю.

Всё, что связано с автобусным транспортом, в последнее время находится под пристальным вниманием общественности. В первую очередь, благодаря лозунгам и популистским решениям, которые зачастую затмевают реальность и проблемы. Бесплатный общественный транспорт, а также безответственные и игнорирующие правила дорожного движения водители автобусов – это лишь некоторые ключевые маркеры.

Популяризация бесплатного общественного транспорта обернулась обнажением его неприглядных изнаночных сторон: нехваткой водителей, низкой оплаты их труда, допотопностью сети автобусных маршрутов, непрозрачностью рынка перевозок и беспощадностью ценовой конкуренции. Это напрямую затронуло людские жизни, в т.ч. и детей, которые ежедневно ездят на автобусе в школу, на кружки, экскурсии и соревнования.

Автобусные фирмы постоянно сталкиваются с ситуацией, когда заказывая экскурсии, классные руководители сбивают цену на услугу перевозки до предельного минимума. Однако зачастую им не приходит на ум, за счёт чего достигается подобный компромисс. Заказчики либо забывают спросить у себя, всегда ли дешёвый автобус безопасен, либо предпочитают закрывать на это глаза.

Уставшие водители

Все находящиеся в автобусе люди являются участниками дорожного движения, и то, доберутся ли они до места назначения, зависит от технического состояния транспортного средства, возникающих на дороге ситуаций и качества работы водителя.

Транспортники прогнозируют, что уже через каких-то два-три года у нас возникнет острый дефицит водителей автобусов, потому что те, кто крутит баранку сейчас, выйдут на заслуженную пенсию или уедут за границу. Новое поколение на смену им не приходит, а престижность профессии – ниже всякой критики. Очевидно, что водители автобусов, работающие за зарплату ниже средней, – явление вымирающее. Молодые люди уже давным-давно потеряли интерес к этой специальности. Азартное тестирование беспилотных автобусов и водителей-роботов хоть и идёт сейчас полным ходом, однако вряд ли в ближайшие годы бездушные роботы смогут покрыть дефицит состоящих из плоти и крови водителей.

Если бы вы спросили у нынешних вступающих в жизнь 18-летних молодых людей, рассматривают ли они возможность овладеть профессией водителя автобуса, то вопрошающего в буквальном смысле слова высмеют в лицо. Если какой-нибудь мальчуган или девчушка ещё и мечтает стать в будущем водителем автобуса, то по мере взросления их, скорее всего, будут привлекать новые, увлекательные и высокооплачиваемые вызовы. Данные Статистического департамента по средней заработной плате свидетельствуют о том, что размер брутто-зарплаты в Эстонии стремится к отметке в 1320-1500 евро. В Харьюмаа водители автобусов получают в среднем 1000-1200 евро «грязными», в других же регионах и того меньше. Даже не буду напоминать об уровне зарплат в соседних государствах, чтобы не нагнать ещё большую тоску, которая не позволит двигаться дальше.

Я не пытаюсь излишне драматизировать ситуацию, однако само собой напрашивается вопрос: мы и дальше будем спокойно наблюдать со стороны и ждать, пока не встанут колом все автобусы и вместо экскурсионных поездок придётся ограничиться пешими походами куда-нибудь или же вовсе виртуальными турами?

Водитель автобуса это рукоВОДИТЕЛЬ высшего звена

Это так и это не шутка. Предъявляемые к водителям требования сопоставимы с критериями, которым должен соответствовать управленец топ-уровня: высокая степень ответственности (за чужие жизни), готовность принимать быстрые решения и реагировать на происходящее за доли секунды, очень высокая стрессоустойчивость, обязательность, точность, умение общаться и наличие ответственного отношения к делу. Единственное отличие водителя автобуса от руководителя высшего звена – это размер заработной платы. Если же ещё более серьёзно углубиться в тему, то на водителе лежит гораздо более серьёзная ответственность, чем на управленце. Водитель отвечает ежедневно за сотни, если не за тысячи жизней. Наши дети, бабушки и дедушки, а также близкие люди – это те, чьи судьбы мы доверяем в руки водителей общественного транспорта. Это грандиозная степень ответственности, которую мы даже не осознаём, поскольку автобус – он ведь едет и кто-то же им управляет. Пока не случится тяжкое ДТП, мы даже не задумаемся об этом.

Какую цену мы готовы заплатить?

Все мы заинтересованы в максимально хороших товарах и услугах за минимальные деньги. По дешёвке удаётся другой раз приобрести товары первой необходимости. Говоря же, например, о школьных экскурсиях, когда мы выторговываем скидку в пару десятков евро, задумываемся ли мы о цене компромисса? Умеем и хотим ли мы думать, что именно мы уцениваем?

Если проанализировать школьные и детсадовские экскурсии, а также ценовую войну при заказе автобусов, то картина станет совсем удручающей. Как родители и учителя осознаём ли мы всё же, за счёт чего мы готовы идти на уступки, когда добиваемся скидки в размере одного-двух евро в расчёте на одного ребёнка? Хоть нам и удаётся собрать 80 евро наличными, чтобы передать их предлагающему услугу перевозчику, тем не менее, мы не учитываем, что получим за них взамен. Если платить наличными, тогда и впрямь можно получить скидку в 20% за счёт неуплаты налога с оборота. Если же заплатить ещё меньше, и всё теми же наличными, то можно будет сэкономить на налогах на рабочую силу, однако услугами какой такой автобусной фирмы можно будет воспользоваться за такие деньги? Очевидно той, которая не соблюдает законы и не платит налоги в казну государства. Так почему же такой автобусный перевозчик должен печься о детях и радеть об исправности и безопасности транспортного средства?

Подчас мы не задумываемся о безопасности услуги. Нередки случаи, когда стоимость однодневной поездки из Таллинна в Тарту может разниться на 200 евро и больше, хотя с виду сервис вроде одинаковый. В случае с экскурсионными поездками в Ригу или Вильнюс, где по закону требуется наличие двух водителей, разница в цене может оказаться ещё больше.

Эти и некоторые другие примеры иллюстрируют ситуацию, при которой разница в цене компенсируется в большинстве случаев за счёт заработной платы водителей автобусов. Таким вот образом и достигается искажённое конкурентное преимущество.

*****

ЧТО ДЕЛАТЬ С ТОКСИЧНОЙ УЧИТЕЛЬНИЦЕЙ АНГЛИЙСКОГО?

Как вести себя директору школы в ситуации, при которой родители жалуются на несправедливо оценивающего учащихся педагога? В рубрике «Дилемма» «Учительской газеты» советами на эту тему делится публицист и редактор центра этики Тартуского университета Тийа Кыннуссаар.

В электронный почтовый ящик директора плюхается совместное заявление родителей седьмого класса. Некоторые из них заметили, что их дети возненавидели английский язык, да и оценки по этому предмету ухудшились. Обратились к детям. Те сказали, что учительница на уроках иронична и саркастична – «ядовита», говорят они, к тому же, несправедливо оценивает письменные работы. У неё есть любимчики, а также все остальные, которых она на дух не переносит. Когда некоторые ученики изъявили желание исправить свои оценки, учительница их якобы высмеяла и сказала, что учиться надо не ради оценок, а, конечно же, ради знаний. «Тяжело в учении, легко в бою! – будто бы сказала она. – Если я буду вас строго оценивать, то потом вам будет гораздо легче поступить в гимназию».

Тётя одной из учениц тоже преподаёт английский. Она углубилась в контрольные работы племянницы и обнаружила, что учительница, о которой идёт речь, ошиблась сразу по нескольким пунктам, сложила их не в пользу ученика, причём более одного раза.

Родители и раньше обращались по одному к завучу, однако школа явно не горела желанием решать проблему учеников и родителей. Теперь родители пообещали обратиться напрямую в Министерство образования и науки, если руководство школы не предпримет никаких действий. Не может же быть так, что ученики начнут ненавидеть предмет из-за несправедливого учителя!

Варианты выбора для директора

Нижеследующие рассуждения не претендуют на совершенство или истину в последней инстанции, а предлагают несколько возможных или вероятных человечных подходов к решению проблемы. Рассмотрим три наиболее распространённых из них.

Я считаю, что ситуация слишком драматизирована. Поговорю с завучем и учительницей английского, пояснив им смысл жалобы со стороны родителей. Выслушаю версию преподавателя и посоветую ей быть менее строгой при оценивании учеников хотя бы до тех пор, пока накал страстей не сойдёт на нет. Родителям сообщу, что беседа с педагогом была проведена, однако призову их самих тоже питать больше интереса к успеваемости своих детей, поскольку односторонних конфликтов ведь не бывает.

Меня беспокоит эта ситуация: кажется, это затянувшийся конфликт. Несправедливое оценивание довело до того, что доверие родителей к школе уменьшилось, они сплотились и составили коллективное обращение. Я созову круглый стол, в котором примут участие авторы обращения, учительница английского языка, психолог и завуч. Дам всем присутствующим высказаться и выслушаю их ожидания. Время от времени буду гасить то и дело вспыхивающие эмоции. Мы договоримся встретиться через месяц. Руководство школы пообещает следить за ситуацией. Педагогу будет дано задание улучшить атмосферу на уроках.

Я не считаю правильным позволять родителям вмешиваться в учебный процесс: преподавание – это прерогатива школы. Поговорю с родителями и объясню им, что наша школа как раз и является заведением с учебным уклоном, и кто в ней не справляется, может подыскать своему ребёнку другую школу, в которой требуют меньше. Дома надо всячески поддерживать обучение детей и присматривать за ними. Обвинения в адрес учителя могут оставить у учеников впечатление, будто вместо учёбы можно заняться терроризированием учителя. Я не отнесусь серьёзно к оценке со стороны другой учительницы английского языка, поскольку она не может оставаться непредвзятой.

Какие же ценности выходят на передний план при применении этих трёх подходов? Рассмотрим тему поближе.

Ситуация слишком драматизирована

В первом случае директор пытается обуздать конфликт, оповестив учительницу о поступивших на неё жалобах и предоставив ей возможность изменить своё поведение и успокоив при этом родителей. Опасность заключается в том, что если кризис доверия уже возник, то встревоженные родители не обязательно смирятся со столь мягким вмешательством. К тому же, в защитную стойку может встать и учительница. В сложившейся ситуации подобное поведение может служить лишь лейкопластырем для раны, которое не в состоянии уладить глубинный конфликт и загасить чувство несправедливости, появившееся у учащихся и их родителей.

Для директора школы приоритетами являются: спокойная рабочая обстановка, успокаивание родителей и сохранение лояльности по отношению к учительнице.

Без внимания остаются явные возможности улучшения ситуации и повышение успеваемости учеников по английскому языку.

Учителю стоит исправиться

Во втором случае руководитель школы активно вмешивается в ситуацию. Он созывает круглый стол и предоставляет всем возможность высказаться. Родителям может показаться, что поиском решения их проблемы занимаются, однако атмосфера может накалиться, поскольку на подобных собраниях учительница вероятнее всего не признает свои ошибки, а вместо этого бросится защищать себя и обвинять учеников, не выполняющих домашние задания.

Для директора школы приоритетами являются: ответственность перед учащимися и их родителями, хорошая успеваемость учеников и сохранение чувства справедливости.

Без внимания остаётся степень сложности конфликтной ситуации: в достаточной ли безопасности будет находиться учительница, чтобы признать свои ошибки? Подходит ли ей вообще профессия учителя?

Учительница не виновата

В третьем случае директор явно защищает учительницу. В некоторых случаях твёрдое выражение руководителем школы своей точки зрения при разрешении конфликта приносит пользу, да вот только столь же ли просто будет улучшить успеваемость учащихся по английскому языку?

Для директора школы приоритетами являются: сохранение лояльности по отношению к учителям/работникам школы и личная ответственность учащихся.

Без внимания остаются: успеваемость учащихся по английскому языку, ухудшившееся отношение к предмету и плохие взаимоотношения между школой и учащимися/родителями.

*****

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ НАРВСКОГО КОЛЛЕДЖА: КОГО И КУДА ВЫ ИНТЕГРИРУЕТЕ?

Этот вопрос возник у преподавателя Нарвского колледжа ТУ Елены Роотамм-Вальтер во время ежегодной конференции, организуемой Фондом интеграции. Она задала его своим старым и новым знакомым – практикующим и исследующим «взаимное переплетение» (lõimumine) –, а затем прислала свою статью-мнение на эту тему в «Учительскую газету».

Хоть мы и говорим о «переплетении», однако в обиходе всё равно используем термин «интеграция», насколько бы красивее не звучало слово «лыймумине». Потому я и задала вопрос: «Кого и куда вы интегрируете?». Какие же ответы я на него получила?

Юрист и правозащитник Мерле Харуоя сказала, что её головной болью является интегрирование людей с недостатками в рынок труда. По её мнению, проводимая в этой сфере реформа не обеспечила этот контингент достаточным количеством рабочих мест. Каким образом люди с особыми потребностями могли бы найти достойное применение своим умениям и талантам? Трудоустройство не только повысило бы их уровень жизни, а внесло бы также существенный вклад в благополучие всей Эстонии. Однако неравенство начинается уже со школьных лет, продолжается во время переобучения и доходит до своего пика при выходе на рынок труда.

Политик Александр Аполински хочет интегрировать людей, разговаривающих дома по-русски, в эстонскую систему образования. Былые затянувшиеся попытки адаптации не удовлетворили ни эстонскую, ни русскую диаспору. Особо остро неравенство в школьном образовании проявляется тогда, когда молодой человек изъявляет желание продолжить учёбу в университете – никому ведь не нравится осознавать наличие у себя способностей, которые невозможно реализовать, не говоря уже о том, что общество в целом тоже остаётся обездоленным.

Виктория Престон из Королевского колледжа Лондона пришла на основании статистических данных к выводу, что Эстония ежегодно теряет от трети до половины своего ВВП, поскольку наши люди не умеют выгодно применять свои способности. К сожалению, шокирующие цифры от г-жи Престон полностью соответствуют действительности. Наши же учёные, а также их коллеги из других стран, придерживаются схожей точки зрения, хоть они и не сумели аргументировать свои выводы столь же ярко.

Чиновника высокого ранга от образования, приехавшего на конференцию из Кыргызстана, интересовала организация обучения эстонскому языку в нашей стране. В его стране проблемой стало недостаточное владение родным языком самими же киргизами. Он хочет интегрировать образование на киргизском языке в русскоязычное образование, потому что в его стране лучшее образование даётся сейчас в русских школах. От неравенства в сфере образования у них страдают именно «аборигены».

Недавно начавшая свою учёбу в эстонском вузе молодая дама захотела интегрироваться в эстонское общество. Она надеялась, что познакомится на конференции с кем-то, кто поможет ей после занятий выучить эстонский язык, чтобы чувствовать себя со всеми наравне. Она до сих пор чувствует себя абсолютным изгоем и ей так и не удалось подыскать себе подходящие курсы интеграции и эстонского языка. Всё так оно и есть…

Перечень можно было бы продолжить. Ключевыми словами-маркерами на конференции стали неравноправие и, как всегда, образование. Было выражено удивление в связи с тем, насколько же глубоко неравноправию удалось пустить свои корни именно в области образования. Cui bono? Кому это было выгодно? Политикам? Несомненно! Других бенефициаров пока что не видно.

Теперь о решениях этой проблемы. Уменьшением неравенства – а по словам некоторых, работой с группами риска, – и улучшением организации образования занимались ведь постоянно. Чиновники, учителя, учёные, гражданские объединения – все вносили свой вклад. Были отремонтированы старые школы и детские сады, а также построены новые. Школы были снабжены компьютерами и программным обеспечением. У нас есть интернет и eKool. Учитывая то, насколько маленькая наша страна, количество учебников и методических материалов в Эстонии просто зашкаливает. Зарплаты учителей перестали быть позорными. От чего мы всё-таки не можем избавиться, так это от неравноправия в области образования. Разделительной линией при этом является язык обучения и преподавания.

В бытность свою жёсткой критике подверглась система обучения 60/40 в гимназической ступени, однако она привела к стремительному улучшению результатов русских школьников по тестам PISA. Тем не менее, за своими эстонскими сверстниками им было всё-таки не угнаться. Разрыв, хоть и небольшой, остался. Учёные подтверждают, что неравенство в сфере образования «переехало» и во взрослую жизнь, отражаясь на показателях уровня жизни, а также, к сожалению, отразится и на последующих поколениях.

Наши составы кабинета министров проделали большую работу, выполняя обещания политиков, однако найти приемлемого для всех решения им не удалось. Тем не менее, существуют ещё и внеполитические решения. Примером для подражания для нас могла бы стать Финляндия, в которой сфера образования считается свободной от политики, а все составы правительства следуют стратегии равенства возможностей в системе образования. Причём уже на протяжении 60 лет. О её результативности мы узнаём как от живущих в Финляндии родственников и знакомых, так и по тестам PISA. Канаде тоже удалось найти внеполитическое и устойчивое равновесие в сфере образования, несмотря на непростой и противоречивый франко-английский симбиоз в стране. Есть и другие положительные примеры. Почему бы не взять их за образец и не отделить образование от политики?

*****

САПОЖНИК БЕЗ САПОГ, ИЛИ УЧИТЕЛЬ БЕЗ ХОРОШИХ ОТМЕТОК

«Учителя, в чьём аттестате полно троек, можно сравнить с заядлым курильщиком, который в перерывах между пусканием колечек дыма рассказывает другим о вреде курения», – пишет в «Учительской газете» журналист Прийт Пярнапуу.

Всем знакома старая пословица «Портной без порток, сапожник без сапог». Если следовать этой же логике, то учителя совсем не могут похвастаться своими оценками, полученными в школьные годы.

Разумеется, я не настолько наивен, чтобы считать, будто высокий средний балл свидетельствует о чьей-то хорошести, а низкий средний балл – о нехорошести. Знаю, что гимназическая среда – это одно, а университетская – совсем другое. На мой вкус, погоне за высоким средним баллом можно было бы предпочесть особо выдающиеся достижения в какой-нибудь узкой области.

Знаю, что работодатели не спрашивают: «И что за оценка у тебя по математике в школе-то была?» или «Сколько пунктов ты набрал 15 лет назад на госэкзамене по английскому?». Их не интересует даже оценка за бакалаврскую или магистерскую работу.

Несмотря на то, что средний балл аттестата, быть может, и не является каким-то очень уж важным показателем, с профессией учителя дела обстоят совсем по-другому. В школе хорошие отметки являются ценностью. Именно за них по окончании гимназии дают серебряную или золотую медаль. Учителя являются теми людьми, которые создают в школе атмосферу, в которой ценятся хорошая учёба и высокие оценки. Именно педагоги мотивируют учащихся получать хорошие отметки.

Учитель, аттестат которого кишит тройками, похож на заядлого курильщика, который в перерывах между пусканием колечек дыма рассказывает другим о вреде курения. Это всё равно что позволить бывшему зэку толкнуть речь о разумности законопослушания. Столь же нелепо выглядят бывшие наркоманы, призывающие других избегать дури. «Соблюдайте законы и не ширяйтесь, а иначе ждёт вас судьба подобная нашей!», – могут они гаркнуть хоть всем хором.

Попытайтесь представить в роли зэка или наркомана учителя с низким средним баллом аттестата. «Учитесь лучше, а иначе ждёт вас судьба подобная моей – вы станете учителем!». Тот, кто трындит о важности учёбы и образования, должен был когда-то и сам считать их чем-то важным.

Перевёл Жан Прокошин