Учительская газета, 9 ноября 2018

9. nov. 2018 - Учительская газета, 9 ноября 2018 kommenteerimine on välja lülitatud

ПРОРАБОТАВШЕМУ СО ШКОЛЬНИКАМИ 33 ГОДА ДИРЕКТОРУ БОЛЬШЕ НЕ МЕСТО В КЛАССЕ

В течение последних двух учебных лет выяснилось, что у многих учителей отсутствует требуемая по закону квалификация педагога, и по этой причине директора школ не имеют права заключать с ними бессрочные трудовые договоры. Главный редактор «Учительской газеты» Хейки Райдла пишет о том, что по этой причине многие школьные учителя работают сейчас на птичьих правах.

Директор Кейлаской школы Майт Тыйтоя намерен сам заново приобрести квалификацию педагога, несмотря на то, что он проработал в школе более 33 лет, 20 из которых в статусе директора. Он также преподавал физкультуру и руководил несколькими учебными заведениями. Тем не менее, с точки зрения закона ему больше не место перед учениками в классе, поскольку 1 сентября 2013 года он работал не учителем, а директором.

История Майта Тыйтоя – лишь надводная часть айсберга, потому что по оценке директора, на самом деле отсутствие квалификации педагога может стать проблемой приблизительно для тысячи учителей по всей Эстонии. «Коротко подытоживая, судьбу учителей – особенно учителей постарше – решило 1 сентября 2013 года, – поясняет Тыйтоя. – Именно тогда вступило в силу постановление Министерства образования и науки, которое было принято тремя днями ранее. Оно касалось приведения квалификационных требований, предъявляемым к работающим в основных школах и гимназиях директорам, завучам, учителям и опорным специалистам, в соответствие с нормами современности. Другими словами, те, кто в тот судьбоносный день не работали в школе в качестве учителей, исполняя, например, обязанности директора/завуча или трудясь совсем в другом месте, в одночасье потеряли квалификацию педагога и должны теперь снова доказать, что они могут стоять перед классом в соответствии с профессиональным стандартом, утверждённым государством».

Когда пять лет назад в «Учительской газете» пояснялся смысл принятого проекта постановления (оно было принято 28 августа 2013 и вступило в силу через три дня, т.е. 1 сентября 2013), то подчёркивалось, что изменения в законодательстве коснутся не работающих в основных школах и гимназиях директоров, завучей, учителей и опорных специалистов, которые соответствовали квалификационным требованиям, действовавшим до 1 сентября 2013 года, а только тех, кто приступит к работе начиная с этой даты. Таким образом, учителя постарше могли не волноваться за своё будущее, поскольку постановление, по их собственному мнению, их не затрагивало.

Загвоздка же заключалась в том, что эти самые учителя постарше, имеющие педагогическую квалификацию, вмиг потеряли её, если работали в тот волшебный день, например, по контракту завучем и не давали при этом уроков. Ещё они могли податься в другую стезю или намеревались вернуться в систему школьного образования когда-то позднее.

Истинное же значение постановления стало известно лишь в этом году, после того как в позапрошлом году в ставшую вновь муниципальной Кейласкую школу пришли с плановой проверкой чиновники Министерства образования и науки. Они обнаружили, что у нескольких учителей отсутствует требуемая квалификация педагога, потому как по несчастливому совпадению обстоятельств они работали 1 сентября 2013 года либо на основании другого договора, не давая при этом уроков, либо были заняты другой работой вне школьной системы.

Учителя жалуются на несправедливость со стороны государства

По словам Майта Тыйтоя, для учителей это был большой шок, потому что никто из них и думать не думал, что принятием постановления можно лишить квалификации только потому, что в один из дней они работали на основании не того договора. «Многие учителя, которых теперь коснулась эта проблема, имеют трудовой стаж от десяти до двадцати лет, высшее образование, у некоторых даже несколько степеней магистра, плюс они все постоянно повышают квалификацию на курсах, – объясняет директор Кейлаской школы причину возмущения учителей. – Они считают, что необходимость повторного получения квалификации педагога является явной несправедливостью, и я их понимаю. Печалит то, что некоторые хорошие и опытные педагоги готовы скорее уйти из школы, нежели в очередной раз доказывать свою состоятельность, потому что они считают, что государство их унизило. В бытность свою они захотели стать именно учителями, и им пришлось приложить немало усилий, чтобы этого добиться. Я говорю не о советском образовании, а о тех педагогах, которые получили диплом в Эстонской Республике».

Тыйтоя добавил, что эта проблема касается всей Эстонии, а не одних только учителей Кейлаской школы. «В 2013 году, когда происходила реорганизация школьной системы, подобной неопределённости и критики было предостаточно, – вспоминает директор. – Как тогда школам сервировали нюансы перемен и делали ли это вообще, неясно, поскольку постановление вступило в силу только через три дня после его принятия. В любом случае, по состоянию на сегодняшний день ясно, что многие школы поняли постановление по-разному».

«Пять лет назад тогдашний министр образования Аавиксоо, комментируя проект постановления, объяснил намерение Минобрнауки осовременить предъявляемые к учителям квалификационные требования необходимостью сделать эстонскую школьную систему более открытой, – продолжает Майт Тыйтоя. – Подразумевалось, что помимо педагогической компетентности одной из составляющих этой системы станет также разнообразный жизненный и рабочий опыт учителей – таким образом школьные знания можно было бы объединить с житейской мудростью. Однако сегодня мы все видим, что эти слова оказались пустым звуком, потому что опытные педагоги, обогащавшие 1 сентября 2013 года свой жизненный и трудовой опыт в какой-нибудь другой должности, и вовсе остались без своей квалификации. Очень многие педагоги возмущены таким ходом событий и чувствуют, что государство поступило с ними несправедливо».

Школа всё-таки может взять на работу учителя без квалификации, но лишь на основании срочного договора, да и то только после провалившегося обязательного конкурса. Однако это не гарантирует учителям чувства стабильности, уверен Тыйтоя. «Эти учителя овладели своим ремеслом так же, как и представители других профессий, у них богатый опыт работы и они посещали курсы повышения квалификации, – описывает Тыйтоя эмоции учителей. – Они отдали школе несколько десятков лет своей жизни и внесли свой вклад в развитие детского образования, но теперь могут работать только по срочному договору, словно у них пожизненный испытательный срок. Само собой разумеется, это вызывает чувство досады».

«У нас имеются учителя, которые блестяще владеют своим предметом, великолепно работают с классами и имеют высокое реноме среди своих коллег и учеников, однако для подготовки материалов, требуемых для повторного получения квалификации педагога, у них, к примеру, не хватает навыков компьютерной грамотности, – продолжает руководитель Кейлаской школы. – Некоторые же учителя принципиально не будут этого делать, потому что когда-то они вложили в получение квалификации уже достаточно много сил, и если государство не ценит этого по достоинству, то они скорее займутся чем-то другим, уйдя из профессии. Это, в свою очередь, означает, что дети, школы и государство останутся без хороших учителей, которые могли бы ещё много чему научить. И кто в итоге останется в дураках?».

По словам Тыйтоя, скоро директора школ столкнутся со сложной проблемой – каким образом мотивировать хороших учителей повторно ходатайствовать о получении квалификации или так и придётся объявлять каждый год новый конкурс по поиску учителей? «Поскольку у нас очень большая школа, в которой работает 180 преподавателей, то и неудивительно, что текучка кадров больше, чем где бы то ни было, потому и приходится ежегодно искать сразу несколько специалистов, – поясняет директор. – Поиски хороших учителей являются сейчас головной болью для каждого руководителя школы. Людей, у которых от работы горят глаза, которые полны энергии, идей и воли для работы в школе и попутного развития вместе с ней, мало. Многие уходят уже через несколько лет, потому что профессия учителя не из лёгких».

Предложение со стороны учителей: постановление можно было бы пересмотреть

По словам Майта Тыйтоя, педагоги предлагают Министерству образования и науки внести изменения в постановление и привести его в соответствие с реальным опытом и уровнем образования учителей.

По мнению педагогов, квалифицированными следует признать всех преподавателей, имевших квалификацию до 1 сентября 2013 года, но работавших по состоянию на тот день на другой должности. Учесть следует и то, какой работой они на этом посту занимались и насколько она их как учителей скорее обогатила.

Например, если преподаватель какого-нибудь языка работал по состоянию на 1 сентября 2013 года в языковой школе, то это уменьшило или скорее увеличило его профессиональную компетентность? Или же математик, закончивший весной учебный год в должности учителя математики и приступивший с 1 сентября 2013 года к работе завуча школы – он что, за полгода потерял свою квалификацию преподавателя этой дисциплины?

По оценке учителей, также следует восстановить былые квалификационные категории, которые способствовали постоянному профессиональному росту педагогов. Например, раньше в зависимости от опыта работы и трудового стажа можно было стать старшим учителем или учителем-методистом и получать повышенную зарплату. Сейчас же как начинающий педагог, так и преподаватель с двадцатилетним стажем равны по статусу и получают одинаковую зарплату.

*****

РАБОТАЮЩИЕ В БОЛЬНИЦАХ УЧИТЕЛЯ СПОСОБСТВУЮТ ВЫЗДОРОВЛЕНИЮ ДЕТЕЙ

«Привет! Я работающая в больнице учительница. Пришла посмотреть, как у тебя дела и могу ли я помочь тебе с учёбой, чтобы у тебя не появилось задолженностей и чтобы тебе было проще вернуться потом в школу». Именно такое приветствие слышит в первый день своего пребывания в больнице ребёнок, который вынужден задержаться в ней на короткое или долгое время.

Журналист «Учительской газеты» Сирье Пярисмаа пишет, что в Тартуской, Таллиннской, Вильяндиской и Пярнуской больнице, а также в Хаапсалуском реабилитационном центре работают 20 учителей, через руки которых за год проходит в общей сложности почти полторы тысячи детей.

Процесс учёбы в больницах координируют три государственных учебных учреждения: Эмайыэский учебный центр при Маарьямааской образовательной коллегии, школа под открытым небом им. Константина Пятса и Хаапсалуская школа Вийги. В Клиникуме Тартуского университета работающие в больницах учителя обслуживают ребят из детской клиники, клиники психиатрии, а также клиники гематологии и онкологии.

Поскольку дети и болезни очень разные, то характер работы варьируется в зависимости от больничного отделения.

«Мы приступаем к занятиям в 10 часов после завершения утренних процедур и преподаём до часу дня, – описывает Мерике Мяндла свою работу в психиатрической клинике для детей и молодёжи при Центре психического здоровья. – У кого есть силы и желание, тот может заниматься и после обеда, но в основном мало кто хочет учиться самостоятельно, потому мы и пытаемся использовать по максимуму отведённое для учёбы время».

Пациентами этой больницы являются очень разные дети. Очень много талантливых ребят, но есть и такие, которые не способны учиться. Гимназисты, как правило, сами следят по eKool или Studium, что делают их одноклассники, и пытаются сами справиться с заданиями. При необходимости они могут обратиться за помощью к учителю. Есть дети, которые хотят учиться в палате одни. Они договариваются с учителями, по каким предметам нужно заниматься и какие задания выполнять. В больнице лечатся и такие учащиеся, которые не пропустили без уважительной причины ни одного школьного дня. Больше всё-таки тех, кто не был в школе уже очень давно. С ними нужно заниматься больше всех, помогая им подтягивать знания по предметам и мотивируя к учёбе. Также много детей из разбитых семей, что очень печалит их преподавателей.

Учитель занимается с каждым ребёнком индивидуально. Иногда он преподаёт сразу двум-трём ученикам, но это не означает, что все они учат одно и то же. Перемен нет, учатся до тех пор, пока хватает сил. Две учительницы работают в паре. Одна преподаёт гуманитарные дисциплины, вторая – точные. Для русских ребят есть отдельная учительница. По утрам все преподаватели договариваются между собой, кто каких детей берёт, когда они ими поменяются, кого позовут учиться в класс, а с кем будут заниматься в палате.

«Приходится быть гибкими», – говорит Мерике Мяндла. Если в обычной школе учитель подготавливает свои уроки заранее и, как правило, всё идёт по плану, то в больнице всё не совсем так. Приходя утром на работу, учитель узнаёт по компьютеру, как у пациентов прошёл предыдущий вечер и ночь, кто из новеньких прибыл в больницу, а кто выписался. Он также выясняет, запланированы ли у медперсонала какие-либо процедуры, беседы и пр.

В планировании занятий принимают участие и сам ребёнок. «Вместе смотрим, с чего начать, – поясняет Мяндла. – Дети, которые находятся в нашей больнице, не успевают ежедневно проходить все темы по семи-восьми предметам, хотя школы ожидают от них именно этого. Они забывают, что дети болеют и им требуется лечение. Бывают дни, когда они даже с постели подняться не могут. Ребятам требуется общение с учителем, который иногда выступает в роли доверенного лица – ему рассказывают больше, чем родителям дома».

Иногда работающим в больницах учителям приходится выступать в роли карьерных консультантов и беседовать с молодыми людьми о том, какой они представляют свою жизнь через пару лет и кем хотят стать.

«Весной, к концу девятого класса у многих нет ещё никаких планов, – отмечает Мяндла. – Мы вместе пытаемся найти путь к осуществлению мечты подростка. Часть из них хочет жить самостоятельно, но для этого надо предпринять ряд шагов. Нам приходится прилагать много усилий, чтобы дать им понять, что значит жить отдельно от родителей, а также чтобы пошагово распланировать с ними ближайшие планы на будущее».

Учителям приходится учитывать ещё десятки различных мелочей. Например, на занятиях нельзя пользоваться учебными принадлежностями, с помощью которых ребёнок может себя травмировать. Ящики стола должны быть заперты и в классе не должно быть лишних вещей.

Вместо выставления оценок в больницах используют формирующее оценивание – учитель даёт обратную связь относительно того, что удалось усвоить, а что стоило бы подучить. Он пытается источать вокруг себя настолько много позитива, насколько это вообще возможно, потому как именно его ребятам и не хватает и именно поэтому им так тяжело учиться.

По возвращении в школу ученик берёт с собой выполненные в больнице работы. Учебные заведения сами решают, учитывать или не учитывать то, что было выучено им в больнице.

*****

УЧИТЕЛЕЙ ПРИЗЫВАЮТ ЧАЩЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ В СВОЕЙ РАБОТЕ РАЗЛИЧНЫЕ МЕДИАФОРМАТЫ

10 и 11 января в Таллиннском университете и Эстонском музее кино пройдёт конференция для учителей под названием «Кино и масс-медиа в учебной работе – выйди за рамки!», цель которой – научить педагогов использовать в своей работе средства массовой информации и содействовать таким образом повышению медиаграмотности их учеников.

Руководитель проектов Таллиннского университета Эле Ардер пишет в «Учительской газете», что в современном мире, в котором СМИ играют очень важную роль, уже недостаточно одной только демонстрации ученикам кнопки, при помощи которой можно получить доступ к тем самым средствам массовой информации. «Медиа – впрочем, как и другими жизненно важными вещами, – необходимо научиться пользоваться», – уверена она.

В ходе недавно проведённого в Латвии исследования выяснилось, что почти 75% школьников в возрасте от 9 до 16 лет практически живёт в Ютубе. Таким образом, считает Ардер, играть надо на их же поле, поскольку в Ютубе можно преподать что угодно – от музыки до истории. По сути своей этот ресурс является универсальным, надпредметным. Именно его учителя и будут использовать в своей работе.

Эле Ардер сообщает, что педагог Кристо Сийг продемонстрирует на конференции несколько весёлых видеоклипов на исторические темы, популярность которых на Ютубе только растёт. Музыкант и преподаватель Аво Ульвик расскажет о том, как комбинировать изображения с музыкой. Кинорежиссёр и журналист Ильмар Рааг приглашает учителей заглянуть в его мастерскую по распознаванию фактов. Педагоги попробуют также создать учебные материалы при помощи мобильного телефона, сделать мультфильм или заглянуть в мастерскую виртуальной реальности.

Прежде всего, учителям хотят предложить возможность научиться чему-то очень практичному и портативному – тому, что можно будет взять с собой хоть на завтрашний урок. Материалы сподручные и легкодоступные, трансформируемые под уклон школы или рабочую обстановку. Методы подходят любой возрастной группе, а польза от них будет учителям любых предметов.

Второй акцент сделан на том, чтобы дать учителям нечто большее, чем просто материалы. Это, в первую очередь, отношение, готовность применять в процессе обучения такие современные навыки, как критическое мышление, рефлексия, креативность, командная работа и интердисциплинарная грамотность. Всему этому проще всего научить с помощью движущихся картинок.

Следующая важная тема – это умение использовать уже имеющийся багаж знаний. В архивах имеются аудиовизуальные материалы за последние сто лет. К тому же, их становится с каждым днём всё больше. Кадры кинохроники, фильмы и видеозаписи – всё это должно сделать интереснее как процесс обучения, так и учёбы.

Создатель базы данных эстонских фильмов Хаги Шейн пригласит учителей в свою мастерскую для совместной подготовки учебного материала под названием «150 лет празднику песни». Несколько мастерских будет посвящено фильмам, а именно совместному их обсуждению и поиску идей для использования кинополотен при изучении этики. Вниманию участников конференции будут предложены в т.ч. учебные материалы, составленные во время съёмок художественного фильма «Правда и справедливость».

*****

УНИВЕРСИТЕТ И УЧИЛИЩА ПРИОТКРЫВАЮТ ЕДИНОЕ ОКНО МОБИЛЬНОСТИ

Тартуский университет приступил к сотрудничеству с Тартуским центром профессионального образования ради создания в учебных программах «окна мобильности», целью которого является содействие академической активности студентов и приобретению ими опыта учёбы за рубежом.

Создание «окон мобильности» в учебных планах, привлечение к участию в программах по обмену студентов и прохождению учебной практики за рубежом – это ключевые современные проблемы как для училищ, так и вузов. Кармен Трасберг, отвечающая в Тартуском университете за учебную программу по подготовке будущих преподавателей профессиональных училищ, пишет в «Учительской газете» о том, что, к сожалению, к получению опыта работы за рубежом не стремятся именно преподаватели.

«За этим стоит ряд объективных причин – например, невозможность бросить семью и работу, – утверждает Трасберг. – Зачастую же причиной является страх и чувство неуверенности от перспективы окунуться в незнакомую среду обучения или иностранный коллектив: не помешает ли мне языковой барьер, не слишком ли скромны мои профессиональные навыки, справлюсь ли я с учёбой или работой в чужой стране?».

Именно это стало поводом для сотрудничества Тартуского центра профессионального образования с пятью европейскими партнёрами над проектом MOBVET (Mobility For Vocational and Training), который финансируется по программе стратегического сотрудничества Erasmus+.

«В ходе проекта мы планируем выяснить, каковы те барьеры и камни преткновения, которые препятствуют учёбе за рубежом, – поясняет кармен Трасберг. – Опираясь на это знание, мы создадим интерактивную платформу для оказания практической помощи до, во время и после поездки на учёбу за рубеж».

На первом заседании в рамках проекта, состоявшемся в городе Палермо, в ходе дискуссий удалось выявить четыре основные темы: выгоды от мобильности (что я как студент, школьный учитель или преподаватель училища выиграю от этого?); межкультурное общение и адаптация в чужой культурной среде; образ мышления и вера в себя; способствование самоанализу во время учёбы за рубежом.

По вышеназванным темам будут составлены электронные учебные материалы, в которых наряду с текстами будут представлены также практические задания, тесты на самоконтроль, истории успеха тех, кто уже приобрёл опыт учёбы за рубежом, а также истории о том, чему их научили провалы и неудачи.

«Несмотря на то, что нашей основной целевой аудиторией являются студенты и преподаватели профессиональных училищ, наша команда предлагает поменять свой образ мышления и стать более открытыми в том числе и тем, кто хочет стать учителем», – уточняет Кармен Трасберг.

Подробности на сайте https://mobvet.ut.ee/

Перевёл Жан Прокошин