Цифровая грамотность ида-вирумаасцев при изучении эстонского языка как неродного

2. nov. 2018 - Цифровая грамотность ида-вирумаасцев при изучении эстонского языка как неродного kommenteerimine on välja lülitatud

Почти половина учащихся школ с русским языком обучения ищет в интернете информацию на родном языке, а потом переводит её на эстонский. Это в ходе написания магистерской работы выяснила учительница эстонского языка Ингрид Преэс, пишет «Учительская газета».

Когда я в прошлом году приступила к написанию своей магистерской работы с целью изучения цифровой грамотности ида-вирумааских педагогов и школьников при изучении эстонского языка как неродного, то я думала, что ученикам знакомы соответствующие электронные среды и они используют их для совершенствования своего эстонского. Как известно, молодёжь разбирается в инфотехнологиях и с их помощью очень быстро изучает новые языки.

К сожалению, выяснилось, что это не совсем так. Когда я спросила у школьников и взрослых учеников, почему по прошествии столь долгих лет изучения эстонского языка они так и не овладели им в достаточной степени, то как правило, они отвечали, что у них отсутствует естественная языковая среда. Очень часто в качестве оправдания приводилось отсутствие общения на изучаемом языке. За этим следовал длинный перечень других причин, по которым в Ида-Вирумаа невозможно заговорить на эстонском. О неиспользовании же эстоноязычных электронных учебных материалов никто даже не упомянул.

Вывод прост – учащихся следует настойчивее направлять и лучше мотивировать, чтобы они практиковали свой эстонский в том числе и с помощью электронных ресурсов. Чтобы молодые люди были в будущем конкурентоспособными на рынке труда, их цифровые навыки нужно развивать постоянно, причём на всех уроках сразу.

Исследование, проведённое в трёх ида-вирумааских школах

Я организовала опрос в трёх общеобразовательных школах на северо-востоке Эстонии среди учащихся 4-12-х классов, чьим родным языком не является эстонский. Всего в анкетировании приняло участие 310 респондентов (163 мальчиков и 147 девочек). Темой исследования стали способы поиска учениками информации на эстонском языке, их (не)умение ссылаться на использованные источники, а также (не)использование интернета при выполнении домашних заданий.

Поиск информации. Выяснилось, что в русских школах учащиеся второй школьной ступени (классы с четвёртого по шестой – Ред) ищут информацию преимущественно на своём родном языке, после чего переводят её на эстонский. Умеющих вести поиск информации на эстонском языке, а затем излагать своими словами, совсем немного. Очень жаль, потому что существует много интересных вэб-сайтов (Miksike, Eesti Keel, Koolielu, Lastekas, Keeleklikk и др.), которые позволяют русским ребятам самостоятельно практиковать свой эстонский. Сознательно этими добротными ресурсами пользуется менее трети учеников.

Домашние задания. Почти половина учащихся второй школьной ступени утверждает, что их учителя эстонского языка не дают на дом заданий, предполагающих использование интернета. Ещё реже педагоги советуют ученикам пользоваться электронными ресурсами, с помощью которых можно изучать и совершенствовать свой эстонский. На уроках гаджеты всё же используются, однако в основном только для участия в интерактивных викторинах. Несмотря на то, что смарт-устройства с целью изучения языка используются достаточно редко, учащиеся второй школьной ступени оценили своё умение читать на эстонском языке как хорошее.

Как ищут информацию гимназисты?

Поиск информации. Как известно, каждый последующий навык в едином комплексе цифровых компетенций ученика предполагает наличие у него навыков предыдущего уровня в этой сфере. Значительного развития учащихся по этой теме, к сожалению, не наблюдается. Более половины гимназистов хоть и умеет искать информацию на эстонском по поисковым словам, но их уровень владения государственным языком не настолько высок, чтобы делать это преимущественно на эстонском. Почти половина русских гимназистов по аналогии с учащимися второй школьной ступени ищет информацию на родном русском языке при наличии такой возможности, а затем переводит её на эстонский.

Несмотря на то, что перевод русских школ на эстонский язык обучения начался уже давно и были созданы государственные гимназии, некоторые гимназисты до сих пор не владеют эстонским языком на должном уровне. Другими словами, в общем плане уровень гимназической ступени в Ида-Вирумаа мало чем отличается от уровня основной ступени – на уроках используются преимущественно электронные словари, а педагогов, рекомендующих своим ученикам электронные языковые среды ради совершенствования эстонского языка с помощью гаджетов, мало. И это несмотря на то, что использование смарт-устройств содействует развитию умения читать, и это является общеизвестным фактом.

Ссылки на использованные источники. Хотя в современной системе образования речь о борьбе с плагиатом ведётся часто, не все учащиеся правильно ссылаются на авторов публикаций. Из 114 учащихся 7-9-х классов лишь 40% отметили, что ссылаются на оригинальные источники в интернете.

Домашние задания. Более половины учащихся третьей школьной ступени (классы с седьмого по девятый – Ред.) утверждают, что их учителя эстонского языка не дают на дом заданий, предполагающих использование интернета и технологий или поиск материалов на эстонском языке. Домашние работы, как правило, выполняются по учебнику и в рабочей тетради. Компьютер обычно используется для составления рефератов и презентаций, а также для написания творческих работ. На уроках эстонского языка ученики пользуются электронными словарями в мобильных телефонах, смотрят эстоноязычные видео и художественные фильмы. По мнению многих учащихся, смарт-устройства помогают им оттачивать умение читать на эстонском языке.

Разве учителя не отличаются цифровой компетентностью?

Утверждать этого нельзя. Учителя в Ида-Вирумаа знают о существовании программы «Цифровой переворот 2017-2020» и модели оценивания цифровой компетентности учителей и учащихся, бегло ознакомившись с ними. 31 респондент из числа учителей как один утверждали, что в своей ежедневной работе пользуются достижениями в сфере инфотехнологий ради поиска нужной информации. Они также пользуются электронными материалами своих коллег по цеху. По их мнению, создание собственных электронных материалов затратно по времени и предполагает наличие основательных знаний в сфере ИТ. Такие учителя есть, но, к сожалению, их очень мало. Таким образом, в трёх участвовавших в исследовании ида-вирумааских школах современные инфотехнологии на уроках эстонского языка как неродного используются учителями довольно редко.

Предлагает ли государство электронные материалы учителям эстонского языка как неродного? Результаты исследований, проведённых Центром политических исследований Praxis, свидетельствуют о том, что в общеобразовательных учреждениях по всей Эстонии непросто соблюдать требования по части цифровой компетентности. В школах основным препятствием считается как раз таки отсутствие цифровых учебных материалов. В 2016 году целевой фонд Innove представил описание всех учебных материалов, составленных для школьных учителей эстонского языка как неродного. Из этого явствует, что подходящие материалы всё-таки имеются, однако нет единой электронной среды, в которой их можно было бы с лёгкостью отыскать.

Да, эстонцев в Ида-Вирумаа лишь 19% от общего населения региона, и возможностей общаться на эстонском языке действительно не хватает. Но теперь это задача нас, учителей эстонского языка как неродного, открыть ученикам глаза на наличие в интернете и гаджетах электронных обучающих сред на эстонском языке. Учителя, не скрывайте от своих коллег и учеников ценные обучающие материалы на эстонском языке, которые вам удалось найти на бескрайних просторах интернета! Пользуйтесь ими сами, делитесь ими с коллегами, посещайте курсы повышения квалификации, а также учитесь сами составлять новые и ещё более качественные электронные материалы!

Технологии стремительно развиваются, и нам, дорогие коллеги, надо идти в ногу со временем. Так будемте же открыты всему новому, служа примером как своим ученикам, так и коллегам!

Перевёл Жан Прокошин


Comments are closed.